Новости

26.07.2020 21:36
Рубрика: Культура

Битва за историю

Сегодня идет битва за историю. Возможно, это происходит потому, что в ситуации "конца истории", когда вершить новую историю после кровопролитных революций, гражданских, мировых войн уже как-то не хочется, когда маленькая невидимая бацилла способна остановить жизнь на планете на целый год, и не то что пойти на баррикады, а из дома-то выходить страшно, - нам все-таки неуютно жить вне истории. И вот мы начинаем исторические битвы не вперед, а как бы вспять. Глянешь в Сеть: все, повально все стали "историками"! Все всё знают и о Сталине, и об Иване Грозном, и о "красных", и о "белых"... И бьются, бьются в виртуальной крови...

Еще совсем недавно казалось, что это только Россия такая неумная и отсталая. Что весь "цивилизованный мир" со своей историей давно разобрался и успокоился, принял ее такой, какая она есть, а вернее, была, и регулярно моет шампунем свои исторические памятники. Но нет, мы видим, что нынче происходит в "цивилизованном мире", где сносятся памятники Колумбу и оскверняется памятник Черчиллю.

У нас другое... У нас расплодилась целая армия квазиисторических публицистов, которые переписывают историю, доказывая нам, что "все было не так". Профессиональные историки словно куда-то исчезли, их не слышно и не видно. Такое впечатление, что они в ужасе от происходящего и ушли в подполье.

Но мы хотя бы памятники уже не сносим. Наоборот, новых наделали - царям, Колчаку, и даже памятную табличку Маннергейму пытались в Петербурге "прописать".

В Петербурге живет прекрасный писатель, сценарист Михаил Кураев. Он не профессиональный историк, но он - настоящий историк

Именно в Петербурге живет прекрасный писатель, сценарист Михаил Кураев. Мы с ним познакомились давно в Ясной Поляне,. Слушать его - наслаждение. Он не профессиональный историк, но он - настоящий историк. Настоящий историк - тот, кто видит в истории не то, что ему хотелось бы, а то, что в ней есть, вернее, было. Это очень важное уточнение - было, а не есть. Потому что история - это, как ни крути, все-таки прошлое. Можно извлекать из нее уроки, но превращать ее в арену общественных битв не только нельзя, но и опасно. Как писал Александр Блок, "зуб истории гораздо ядовитее, чем вы думаете".

Михаил Кураев год назад подарил мне свою книгу, изданную тиражом всего 500 экз. "Это книга о моем отце", - скромно сказал он. Услышав это, я грешным делом поблагодарил, но чтение книги отложил до более подходящего свободного времени, которое, как известно, не наступает никогда.

Но когда я наконец открыл книгу Михаила Кураева "Отец и другие, плюс электрификация", то ахнул! Об отце-то об отце... Но и не только об отце.

Отец Кураева был инженером-энергетиком. В 29 лет начальник Главгидроэнергостроя, легендарный строитель ДнепроГЭСа А.В. Винтер назначил его главным механиком первой в стране подземной электростанции. Сдавал отец ее Правительственной комиссии, как начальник строительства. Затем семья моталась по стройкам, жила стройками.

Но эта книга - живой памятник не только отцу, а и всем тем людям, благодаря которым мы вообще-то сегодня живем. И дело не в том, что по утрам мы включаем компьютер и электрический чайник, не думая, откуда что берется. Дело в том, что без "электрификации всей страны" страны под названием Россия сегодня просто не было бы. Не было бы победы в войне. Космоса. Ядерного сдерживания. Ничего бы не было.

Михаил Кураев горько пишет в своей книге: почему этим людям нет памятников? Почему мы поставили памятник Колчаку, который свою войну проиграл, а вот тем, благодаря которым мы живем и являемся самостоятельной державой, - нет?

Важно многолюдство книги. Здесь и патриарх гидроэнергетики Графтио, и корифеи Александров, Видинеев, нарком Жимерин, министры Непорожний и Логинов, начальники огромных строек Наймушин, Бочкин, Медведев. Более сотни имен. В книге детально, с фактами и документами, рассказывается, как возводились электростанции от центральной России до Заполярья и Туркестана. Что это вообще было такое, когда стройки не останавливались даже во время гражданской войны. Какие потрясающие люди это делали, с какими невероятными судьбами!

Вот только один факт. Отечественная энергетика, потеряв треть (!) мощностей в 1941-1942 годах, в 1946 году превзошла довоенный уровень на 1 млн кВт.

"Жить, не помня своего родства, как минимум, свинство", - пишет Михаил Кураев со своей неподражаемой иронией. Но наше родство - это не только наши прямые предки, благодаря которым мы появились на свет, но и эти герои-труженики, благодаря которым мы живем. Не помнить их - это свинство.

История - это не вопрос веры, а вопрос знания. Из книги Михаила Кураева я получил знание о том, почему существует Россия

Это страстная книга о том, как нельзя бездарно обращаться со своей историей. О том, что всякое "переписывание" истории - это всегда обоснование самозванства. "Битва за историю" (так называется первая глава) - это не просто так. Это - желание выстроить новую систему ценностей, дать легитимность новой власти, новым историческим фигурам на плечах предыдущих, но искаженных до неузнаваемости.

Что же нам делать? Кому верить? Если даже Лев Толстой, прочитав историю почтенного С.М. Соловьева, написал: "Читаешь эту историю и невольно приходишь к заключению, что рядом безобразий совершилась история России. Но как же так ряд безобразий произвели великое единое государство?"

Просто история - это не вопрос веры, а вопрос знания. Вот из книги Михаила Кураева я получил твердое знание о том, почему до сих пор существует Россия. И никакая вера тут ни при чем.

Культура Литература Общество История Литература с Павлом Басинским