Новости

26.07.2020 19:21
Рубрика: Экономика

Для тех, кто в сговоре

Зачем нужно ужесточать борьбу с картелями
Текст: Андрей Тенишев (начальник управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы)
В декабре 2019 года калининградские власти расторгли контракт с московской компанией на строительство онкоцентра из-за отставания графика, счета подрядчика были арестованы. А позже выяснилось, что ее руководители пытались вывести со счета 107 млн рублей бюджетных средств, задолжали субподрядчикам и не выплатили сотрудникам зарплату. В марте ФАС обнаружила признаки сговора при строительстве фельдшерско-акушерских пунктов в Хакасии: по нашим данным, госзаказчик в сговоре с подрядчиком завысил цену контракта. Аналогичные схемы были выявлены и при поставке ФАПов в Тверской и Псковской областях.

Сегодня такие договорные торги и контракты стали массовыми и считаются одной из угроз экономической безопасности России. Ежегодно ФАС России выносит сотни решений по делам об антиконкурентных соглашениях. Привлеченных к административной ответственности юрлиц - около 1,5 тысячи, сумма штрафов - более 3 млрд рублей.

Только за 2019 год антимонопольная служба выявила 944 таких соглашения, почти половину из которых составили картели - сговоры конкурентов между собой (88% из которых сговоры на торгах), а еще треть - сговоры с органами власти и заказчиками торгов, за большинством из которых стоят должностные или коррупционные преступления. А ведь через систему госзакупок сегодня распределяется почти четверть ВВП страны. Но в итоге бюджетные деньги расхищены, а контракты сорваны.

Договорные торги и контракты стали массовыми. За многими из них стоят представители власти 

Вовремя выявить и пресечь деятельность картелей - этому посвящен целый пакет антикартельных законопроектов, рассмотрение которых продолжится в Госдуме осенью. Многие из предлагаемых изменений вызывают обеспокоенность бизнес-сообщества. Поэтому хотелось бы прояснить принципиальные моменты.

Так, некоторые опасаются, что расширение полномочий антимонопольной службы приведет к усилению давления на бизнес. Например, в законе о защите конкуренции предлагается прописать норму, которая позволит ФАС изымать документы во время проверки. Это предлагается делать в исключительных случаях, если компания отказывается выдать документы, а у ФАС есть основания полагать, что подлинники будут сокрыты или уничтожены.

Во-первых, в 2019 году ФАС провела около 200 внеплановых выездных проверок или рейдов на рассвете. Это ничтожно мало в сравнении с миллионами проверок других контролирующих органов. Во-вторых, в практике ФАС много примеров, когда в ходе проверок обнаруживались предметы и документы, явно ненужные в обычном бизнесе - соглашения о повышении цен, графики раздела аукционов, карты памяти с электронно-цифровыми подписями конкурентов или представителей органов власти - заказчиков торгов и прочее. По нашему мнению, такие предметы и документы следует изымать, чтобы сразу пресечь противоправную деятельность.

Картели тяжело доказать. Сейчас у ФАС есть право изымать документы, но уже тогда, когда административное дело возбуждено. Но ФАС сначала проводит проверку, затем возбуждает и рассматривает дело и только в случае признания нарушения возбуждает административное дело. К этому моменту (если и были обнаружены какие-то доказательства) изымать уже нечего.

Есть сомнения по поводу разрешения предоставлять ФАС материалы оперативно-розыскной деятельности. Доводы оппонентов - такие материалы могут содержать личную переписку, сообщения и содержание телефонных разговоров, а их передача означает ограничение гарантированного Конституцией права на неприкосновенность частной жизни. Однако такая практика по факту есть давно, и правомочность ее подтверждена решениями Верховного суда. Просто сейчас получать такие материалы приходится длинным и запутанным путем. А законопроект этот путь сокращает.

Другое важное предложение - исключить из списка признаков преступления по созданию картелей ограничение конкуренции. По факту картель неизбежно приводит к ограничению конкуренции. Даже с учетом поправок в уголовный закон, состав преступления останется материальным, а значит, для привлечения к уголовной ответственности за картель по-прежнему придется доказывать наступление двух видов последствий - тех, что предусмотрены законом о защите конкуренции, а также причинение крупного ущерба или извлечение дохода в крупном размере.

По той же причине недовольство вызывает возможность ФАС получать персональные данные и сведения об абонентах услуг связи. Дело в том, что если участник закупок - юрлицо выходит на электронную торговую площадку со стационарного компьютера, то интернет-провайдер обязан представить в ФАС всю информацию об абоненте. Но если на электронные торговые площадки выходят с мобильных устройств, то операторы мобильной связи не обязаны предоставлять в ФАС такие данные. Это может привести к полной потере ФАС контроля над распределением порядка 30 триллионов рублей ежегодно.

ФАС имеет право изымать у компаний сомнительные документы. Но сейчас это делать долго и сложно 

Взвало дискуссии также предложение об увеличении срока давности по расследованию антимонопольных дел о картелях - когда ФАС нашла признаки уголовно наказуемого картеля. По административным делам о картелях срок давности составляет три года, а по уголовным - от 6 до 10 лет. Такой разрыв сроков заводит работу правоохранительных органов в тупик: у них срок давности для возбуждения уголовного дела не истек, но вынесение решения антимонопольного органа уже невозможно из-за истечения 3-летнего срока. Кроме того, трехлетнего срока явно мало, если речь идет о трансграничных и международных картелях.

Безусловно, антикартельный пакет нуждается в корректировке с учетом всех обоснованных предложений. Однако считаю, что градус обсуждения спорных моментов завышен, а статистическим данным и целесообразным предложениям зачастую противопоставляются надуманные опасения и мифы.

Экономика Недвижимость Инфраструктура