Новости

30.07.2020 16:50
Рубрика: Общество

Что на ум пошло

Профессор Георгий Костюк: Что поможет избежать депрессии во время карантина
Медленно, но все-таки пандемия отступает. В некоторых городах, как, например, в Москве, - быстрее, в других регионах, например в Нижнем Новгороде, Новосибирске, - медленнее. Выходим из самоизоляции, возвращаемся к нормальной жизни. Нормальной? Судя по всему, не всегда и не везде. Почему? Об этом обозреватель "РГ" беседует с главным психиатром Москвы, доктором медицинских наук, профессором Георгием Костюком.
Есть очень много уязвимых групп людей, которые больше всего страдают от изоляции. Фото: Сергей Куксин/РГ Есть очень много уязвимых групп людей, которые больше всего страдают от изоляции. Фото: Сергей Куксин/РГ
Есть очень много уязвимых групп людей, которые больше всего страдают от изоляции. Фото: Сергей Куксин/РГ

У нынешней пандемии есть один очевидный побочный эффект: мы все стали образованнее в смысле медицины и здоровья. Мы знаем: есть covid, он чреват тяжелыми пневмониями, тромбозами. И, как выяснилось, не обходится без нарушений психического здоровья.

Георгий Костюк: У каждой пандемии свое лицо, точнее, много лиц. Да, пневмонии, да тромбозы и, к великому сожалению, да, очень серьезные стрессы. Особенность данной пандемии в том, что ее информационная составляющая по силе воздействия ничуть не уступает инфекционной, а может быть, даже более серьезно сказалась на нашем психическом здоровье. Мне не надо далеко ходить. Возьму для примера одну из крупнейших психиатрических больниц страны - Алексеевскую больницу. Пациенты чуть ли не поголовно сейчас находят у себя вирусы, обвиняют себя в распространении этой заразы. Одни становятся агрессивными, другие, напротив, уходят в себя. И нам, специалистам, очень непросто выводить их из таких состояний.

Но мы сегодня говорим не столько о них, сколько о тех, кто по всем показателям психически здоров. Оглянитесь вокруг, и вы непременно заметите: кто-то жалуется на страхи, кто-то на плохое настроение, кто-то на бессонницу, кто-то на головные боли, на онемение рук и ног, пропажу аппетита. А у кого-то вдруг изменилось восприятие запахов и вкуса. Да, последнее понятно. Все же уже знают, что одно из проявлений covid - потеря вкуса и обоняния. И сейчас все эти симптомы ощущаются и при отсутствии этого вируса.

Тут в нашу беседу неожиданно врывается телефонный звонок: Георгию Петровичу сообщают, что к воротам Алексеевской больницы с сиренами приехало пять пожарных экипажей. В чем дело? У кого-то из пациентов не выдержали нервы, и его сообщение: "Пожар, горим!" было настолько убедительным, что приехали пожарные. Увы, почти обычная ситуация наших дней выхода из самоизоляции.

Моя приятельница пожарных не вызывает. Ей чуть за семьдесят, и она постоянно жалуется, что покрывается потом, что у нее кружится голова, что она перестала спать. Она без конца горстями глотает транквилизаторы. Обращения к разным специалистам - от кардиологов и неврологов до психиатров не помогают.

Георгий Костюк: Вы знаете, ей еще везет. Каким-то образом она умудряется попадать ко всем специалистам. Между тем надо учесть, что сейчас все медицинские учреждения, даже в Москве, работают с необыкновенным напряжением. Некоторые пациенты на время лишились возможности попадать к узким специалистам. Но должен сразу сказать, жалобы вашей приятельницы - не редкость. Действительно, долгая самоизоляция в условиях противоречивой информации, которую мы слышим из телевизора, когда нам одни говорят, что самоизоляция бесполезна, другие - что это единственный шанс защитить себя... Куда бедному человеку податься? Сейчас ВОЗ заявляет об ускоренном приходе второй волны. Как не сойти с ума?

Нередко выслушать все переживания пациента и их понять бывает более эффективно, чем самая лучшая таблетка

Так как?

Георгий Костюк: Уверен, что если сейчас все пойдет благополучно и все условия самоизоляции будут сниматься, если не будет никакой второй волны, если будут работать фитнес-клубы и парки, если возобновят работу театры, то все накопившееся за эти месяцы напряжение постепенно отступит, и мы обо всем вскоре забудем как о страшном сне.

Вас послушать, так все пройдет настолько бесследно? И так все просто?

Георгий Костюк: К сожалению, нет. Есть очень много уязвимых групп людей, которые больше всего страдают от изоляции. Это люди с повышенной тревожностью, переживающие параллельно другие стрессовые ситуации, связанные с потерей близких, кардинальным изменением жизненных условий. Для них самоизоляция может быть чревата депрессивным расстройством, которое само по себе не пройдет.

Такая помощь - и это вам известно - не повсеместна. Она может оказываться дистанционно, с помощью телемедицинских технологий?

Георгий Костюк: Телемедицинские технологии входят и в повседневную психиатрическую практику. И не надо к этому относиться иронично. Это действительно для многих выход из ситуации. И главное, в чем помогают телемедицинские технологии в нашей специальности, - это преодоление психологического барьера при обращении за психиатрической помощью, а вовсе не территориального. Потому что именно страх обращения к психиатру - основное препятствие получения самой помощи. Никто не хочет прослыть сумасшедшим. А то что в психиатрической помощи очень часто нуждаются совершенно нормальные люди, - факт. Кстати, если все же вторая волна covid нагрянет и мы вынуждены будем вернуться к самоизоляции, то так называемые психиатрические последствия могут быть куда масштабнее.

Так может быть, надо заранее к этому готовиться?

Георгий Костюк: А мы и готовимся. Как? Создаем целый комплекс телемедицинских форм оказания психолого-психиатрической помощи. Здесь и работа с людьми 65+, а это одна из самых уязвимых категорий.

Четыре года назад вы создали в Москве Клинику памяти.

Георгий Костюк: Число желающих стать участниками ее реабилитационной программы изначально превысило ее возможности, и потому мы постоянно расширяли сферу охвата пациентов. А вот теперь оказалось, что эта клиника очень ко двору, что по ее программам вполне возможно работать онлайн. И теперь Клиника памяти не привязана к Москве, она вышла в регионы. И сразу стало очевидным: главная трудность - кадры, которые помогут тем, у кого депрессия и стресс.

А кроме Клиники памяти? Вот у человека стресс. Куда обратиться, к кому? Кто назначит препараты? Нужны ли эти препараты?

Георгий Костюк: В вашем вопросе главное - куда и к кому обратиться. Повторюсь, не надо опасаться самого обращения. В идеале следует обратиться к специалистам психоневрологического диспансера. Именно в этих учреждения работают медицинские психологи, психотерапевты, психиатры. Как правило, никаких предварительных анализов, медицинских заключений не требуется. Замечу, что кроме государственных учреждений есть и частнопрактикующие специалисты. Но тут внимание! У них обязательно должна быть лицензия на оказание психиатрической помощи. Говорю об этом не случайно, потому что множатся случаи, когда вместо специалиста пациент попадает, мягко говоря, к шарлатану. Очень важно терпение - и специалиста, и пациента. Специалиста - для того, чтобы внимательно выслушать. Пациента - чтобы подробно и точно высказать свои жалобы. Да, скажем, бессонница. Один плохо засыпает, другой часто пробуждается ночью, а у третьего возникают ранние пробуждения с невозможностью заснуть до утра. Это совершенно разные состояния, и рекомендации будут тоже разные. И не всегда спасение приносит даже самая современная лучшая таблетка. В ряде случаев пациенту наиболее эффективно окажет помощь психотерапия, порой просто разговорная психотерапия. Нередко выслушать все переживания пациента и их понять - более эффективно, чем принять самую лучшую таблетку.

Звучит красиво. А на практике у сотрудника того же психоневрологического диспансера есть знания и время для того, чтобы выслушать, понять и назначить лечение?

Георгий Костюк: Такие специалисты нередко - самый большой дефицит. Очень надеемся, что те же уроки пандемии заставят нас задуматься не только о том, что всегда и повсеместно нужны инфекционисты, но и специалисты в области психического благополучия.

Георгий Костюк: В психиатрической помощи очень часто нуждаются совершенно нормальные люди - это факт. Фото: Александр Корольков/РГ

Как вы относитесь к тому, чтобы стресс снимать хорошей сигаретой или бокалом вина? Может, та же рюмка водки поможет заснуть?

Георгий Костюк: Это не выход. Рюмка водки, может быть, и поможет заснуть. Но впоследствии это только ухудшит состояние, и к психологической нагрузке прибавится еще и токсическая. К сожалению, мы знаем что в первые дни пандемии магазинные полки с алкоголем опустошались, люди закупались впрок. Привело ли это к увеличению алкогольных психозов, сказать пока не могу. Через месяц после начала самоизоляции мы провели анонимный мини-опрос населения. Оценивали уровень тревоги, депрессии, дистресса. За месяц самоизоляции больших изменений в психике мы не обнаружили. Тем не менее примерно треть женщин и четверть мужчин проявляли повышенный уровень тревожности. У многих выявлялись и признаки депрессии - у мужчин до 10%, у женщин до 15%. Однако клинической значимости эти изменения не достигали и специального лечения таких случаев не требовалось. Результаты подобного исследования через три месяца сейчас обрабатываются и анализируются. Но уже предварительно можно сказать, что распространенность тревожно-депрессивных проявлений увеличилась кратно. И все же берусь утверждать: если начавшееся снятие ограничений будет последовательно продолжено, то мы выйдем из этой ситуации с минимальными потерями.

Проведенный нами опрос показал, каких действий население ожидает от специалистов по психическому здоровью. Во-первых, это серьезная коррекция работа СМИ по снижению потока негативной информации. Для многих очень важна возможность обратиться на "горячую линию" психологической поддержки. Нельзя говорить, что такой службы у нас нет. Она есть, но эффективность ее ниже всякой критики. И это потому, что, повторюсь, не хватает специалистов. Особенно тревожит людей отсутствие семейной психотерапии. Ни для кого не секрет, что в последнее время чаще происходят трагедии именно в семьях.

Кто чаще страдает депрессией: мужчины или женщины?

Георгий Костюк: Общепринято, что женщины чаще страдают депрессиями. Но мужчины переносят депрессию более тяжело. И мужской алкоголизм - часто следствие депрессивных состояний. Есть выражение "лезть в бутылку". Это как раз про мужчин, которые стресс запивают алкоголем. Так было и, к сожалению, так есть, хотя и наукой, и практикой доказано, что любой алкоголь лишь усугубляет страдания. И кроме того, становится причиной необдуманных, нередко смертельных поступков.

Общество Здоровье Пандемия коронавируса COVID-19 Статьи и колонки Ирины Краснопольской