Новости

03.08.2020 09:00
Рубрика: Экономика

ЮНЕСКО должна стать координатором дискуссии о перспективах водородной энергетики

Текст: Владимир Литвиненко (ректор Санкт-Петербургского горного университета)
Одна из самых модных сегодня тем в концепциях грядущего мироустройства - альтернативные источники энергии и, как флагманское направление этого тренда, водородная энергетика. Ради того, чтобы дать дорогу новым типам энергоносителей, в Европе даже планируют обложить специальным налогом товары, при производстве которых происходят выбросы в атмосферу углекислого газа. В случае реализации этой идеи российские экспортеры будут терять от 3 до 4,8 млрд долларов в год. В тренде и Минэнерго РФ, которое подготовило "дорожную карту" развития водородной энергетики в России.
Владимир Литвиненко: Говорить о масштабном переходе на водород преждевременно. Фото: Предоставлено пресс-службой Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко: Говорить о масштабном переходе на водород преждевременно. Фото: Предоставлено пресс-службой Санкт-Петербургского горного университета
Владимир Литвиненко: Говорить о масштабном переходе на водород преждевременно. Фото: Предоставлено пресс-службой Санкт-Петербургского горного университета

Безусловно, научные изыскания в этой области, ведущиеся, в том числе, и в Санкт-Петербургском горном университете, важны и нужны. Но говорить о масштабном переходе на водород с конкретными цифрами и датами, по меньшем мере, преждевременно. Напомню - пока, несмотря на то, что альтернативная энергетика внедряется в Европе на протяжении десятилетий, ее существование на чисто коммерческой основе по-прежнему невозможно. Она является дополнением к традиционным углеводородам и дотируется государством.

Что касается водорода, то себестоимость его производства, как из воды, так и из метана, на сегодняшний день в разы дороже нефте- и газодобычи и не сравнима даже с ветрогенераторами или солнечной энергией. Причем речь не только о мобильных установках, но и о стационарных заводах.

Не решены проблемы хранения и транспортировки водорода. А ведь любому школьнику из учебника физики известно, что это чрезвычайно активный химический элемент, он является настоящим врагом металлоконструкций, делает их более хрупкими и постепенно разрушает. То есть нынешняя система трубопроводов, прежде всего, в местах сварных швов подвергнется неминуемой атаке. Перестраивать ее в угоду малоприменимой в промышленных масштабах субстанции достаточно странно. Тем более, если говорить о воздействии на окружающую среду - при производстве водорода из метана образуется оксид углерода, а затем и сам парниковый газ СО2.

Эти и другие вопросы детально анализируются в статье "Барьеры реализации водородных инициатив в контексте устойчивого развития глобальной энергетики", где коллектив авторов рассматривает различные научные аспекты проблем, стоящих перед водородной энергетикой. На основе этой публикации Международным Центром компетенций в горнотехническом образовании под эгидой ЮНЕСКО будет проведена широкая онлайн-дискуссия с участием ведущих ученых, инженеров, руководителей крупных энергетических компаний из России и других стран. Приглашаю к участию к ней все заинтересованные стороны. Только так, а не за закрытыми дверьми высоких кабинетов, может рождаться стратегия и тактика шагов развития нового направления. Водородная энергетика требует очень взвешенного и осторожного подхода. И здесь принципиально важен голос и производственников, и ученых.

Есть три тенденции к освещению данной тематики в СМИ. Первая - публикации о "сенсационных" открытиях и прорывах, совершаемых чуть ли не аспирантами вузов и малоизвестными компаниями, которые снабжены малопонятными для простого человека терминами. Вторая - "страшилки" на тему водородной бомбы, закладываемой под человечество. Все это просто несерьезно. Но вот третья - заявления отдельных политиков и квази-профессионалов о возможности практически завтра отказаться от углеводородов, запасы которых являются безусловным рыночным преимуществом Российской Федерации, в пользу водорода, выглядит волюнтаристски. Поскольку нынешний уровень развития технологий, учитывая высокую горючесть и химическую реакционность последнего, явно недостаточен.

Водородной энергетикой надо заниматься. На ее исследования и научное сопровождение пилотных проектов, прежде всего, в рамках вузовской науки и НИИ, тратить соразмерные государственные деньги. Ее надо обсуждать на различных конференциях, таких, например, как Российско-Германский сырьевой форум или Российско-Британский сырьевой диалог, проводить опыты в тишине лабораторий, создавать образцы тех же метано-водородных турбин на существующих промышленных площадках. Это очевидное будущее. Но в фундаменте этого будущего еще долгие десятилетия будут лежать традиционные энергоносители.

Здесь резонно задаться вопросом: а почему же тогда в ЕС обсуждают введение налога на товары, при производстве которых происходят выбросы в атмосферу углекислого газа? В том числе на нефть и газ, экспортируемые из России. Ведь получается, что, по своей сути, это решение противоречит доктрине энергетической безопасности Евросоюза.

Для меня очевидно, что подобные заявления являются политически мотивированными. Под предлогом борьбы за экологию и необходимости уменьшения выбросов СО2 западной общественности прививается мысль о том, что углеводороды - это некое пещерное топливо. А государства, обладающие крупными запасами нефти или газа, и, прежде всего, Россия, - это варвары, чья деятельность ведет к гибели планеты. На самом же деле речь идет лишь об инструменте борьбы за рынки сбыта, которые в обозримой перспективе продолжат расти.

Экономика Отрасли Энергетика