Новости

12.08.2020 00:00
Рубрика: Общество

Надежда остается до конца

Врач-инфекционист рассказала о "красной зоне"
Центральная городская больница имени Семашко приняла удар на себя: именно здесь начали принимать пациентов с COVID-19. Самый первый больной был привезен сюда в конце марта, а уже через несколько дней здесь развернулся госпиталь. Это логично: в ЦГБ есть два инфекционных отделения.
Надежда Скрипкина: Мы готовы работать столько, сколько понадобится. Но очень хотим, чтобы это все поскорее закончилось. Фото: Тагир Раджавов/РГ Надежда Скрипкина: Мы готовы работать столько, сколько понадобится. Но очень хотим, чтобы это все поскорее закончилось. Фото: Тагир Раджавов/РГ
Надежда Скрипкина: Мы готовы работать столько, сколько понадобится. Но очень хотим, чтобы это все поскорее закончилось. Фото: Тагир Раджавов/РГ

У врача-инфекциониста Надежды Скрипкиной голос спокойный и вовсе не усталый.

- Я не герой! - смеется она. - Герой у нас начальник госпиталя. А я просто выполняю свою работу, которую всегда любила.

Любовь к профессии у Надежды появилась, как это ни банально звучит, в детстве. Она сразу и бесповоротно решила стать врачом и шла к этой цели так упорно, что окончила школу на пятерки и поступила в 2006 году на бюджетное отделение Ростовского государственного медицинского университета. В специализации не сомневалась: хотела быть врачом самого широкого профиля, а инфекционист - это и терапевт, и педиатр, и хирург, и кардиолог, и дерматолог. И Надежде нравилась эта многофункциональность и ощущение своей нужности. После двух лет ординатуры пришла на работу в ЦГБ, не подозревая тогда, что станет настолько нужной.

Ровно в 8.00 пятнадцатиминутка - планерка. Сразу после нее оперативная сдача и прием смены.

В 8.15 - подготовка ко входу в красную зону. Персонал аккуратно надевает СИЗ, средства индивидуальной защиты. На это уходит еще четверть часа.

С 8.30 до 9.00 самое радостное - оформление документов на выписку пациентов. В?последнее время их становится все больше, и каждый, прощаясь с отделением, говорит что-нибудь очень приятное врачам. Это стоит того, чтобы снова идти в красную зону.

С 9 часов начинается обход пациентов. Они, закутанные в провода и приборы, совершенно беззащитны. И сухонькие старушки, и крепкие крупные мужики кажутся спеленутыми младенцами. Живые на их бледных лицах только глаза. Ищущие, настороженные, часто испуганные.

Но, как говорит Надежда, в основном они боятся не за себя, а за своих родных и близких, которых могли заразить.

- На что жалуются больные? Рассказывают, что они испытывают необычные симптомы. Сильная общая слабость. Изматывающая температура, реактивный воспалительный процесс. Из экзотических симптомов - потеря обоняния и вкуса. Это связано с воздействием на рецепторы попавшего в носоглотку вируса, - объясняет Надежда.

Больной Н., 48 лет. Жалуется на кашель, жар, ломоту. Осматриваю, измеряю частоту пульса, температуру, дыхание. Успокаиваю. Рассказываю, что назначено, на что это подействует. Объясняю, что назначен целый спектр обследований, будет исследование крови, органов грудной клетки. Часто спрашивают, какие результаты анализов, просят разъяснить, что они означают.

И так с каждым, терпеливо, внимательно. Больные цепляются за доктора как за жизнь, начинают говорить про родных, потому что у многих они заразились. Рассказывают, какие симптомы у них, как себя чувствуют. Надежда не спешит, каждому старается помочь.

В 12.00 по графику, а бывает, и в 14.00 по факту, - выход из красной зоны. Это занимает намного больше времени, чем вход. Тщательные гигиенические процедуры, душ. Костюмы проходят дезобработку, защитные средства отправляются в утиль. Нельзя вынести вирус из инфицированного отделения. Преимущество инфекционистов в том, что они обучены мерам безопасности. "Мы умеем надевать противочумные костюмы и средства индивидуальной защиты. И на первых порах активно обучали других сотрудников больницы. Ведь рука об руку с нами работают с ковид-пациентами врачи других специальностей, многие терапевты переобучены для работы с инфекционными больными. И ни одного заболевшего медицинского работника за все время у нас, тьфу-тьфу, нет".

Тест на коронавирус весь персонал больницы сдает каждую неделю.

Непосредственно в красной зоне врач работает не более трех-четырех часов. На смену ему заступает другой, так что больные остаются под круглосуточным наблюдением бригады врачей, санитарок, медицинских сестер. Из расчета на 20 пациентов - один врач. В бригаде их четверо, дневные доктора, консультанты.

Теперь вкусный обед. Сегодня горячие блюда привозят врачам из многих кафе и ресторанов, меню получается разнообразным и практически домашним. "Это действительно помощь, потому что мы часто задерживаемся на работе, и времени катастрофически не хватает", - говорит Надежда.

Затем, уже в чистой зоне, врач занимается медицинской документацией.

Самое опасное свойство вирусов - их способность к мутации. Именно поэтому сложно предсказать, что произойдет через год, не мутирует ли нынешний вирус, не вызовет ли новую волну заболеваемости. То же и со сроками, неспроста идут порой противоречивые данные о сроках окончания пандемии, ведь вирус еще до конца не изучен. Но на данный момент уже накоплен клинический опыт борьбы с ним, эпидемиологи контролируют ситуацию.

Мы обязательно победим. Нас много, и мы чувствуем большую поддержку, начиная от волонтеров, приносящих нам обеды, и заканчивая правительством, которое назначило нам повышенные выплаты (уже, кстати, получили!). Среди моих коллег нет ни одного, кто бы из каких-то соображений отказался работать в ковидном госпитале.

Мы готовы работать столько, сколько понадобится. Мы не можем уйти, потому что надоело или устали. И очень хотим, чтобы это все поскорее закончилось.

Два вопроса доктору

А чем вы лечите пациентов, ведь лекарства от вируса как такового еще нет? Значит ли это, что пациенты получают лишь симптоматические препараты для поддержки легких, сердца?

Надежда Скрипкина: Мы работаем по временным рекомендациям Минздрава, и в нашем арсенале есть ряд антивирусных и иммунномодулирующих препаратов. Поскольку вирус новый, методы борьбы усваиваются на лету, каждый день поступает свежая информация, ученые и врачи всего мира делятся своими наработками в диагностике, в ведении больных. Успешно выздоравливающих у нас много, и много пациентов выписано. Если взять в расчет общую заболеваемость, то процент тяжелых больных остается невысоким, и это позволяет оказывать необходимую помощь всем, - оценивает ситуацию Надежда. - Коечный фонд есть, аппараты ИВЛ в достатке, нам поставили все необходимое медицинское оборудование. Не было случая, чтобы тяжелому пациенту отказали в госпитализации.

А вам страшно? Вы боитесь заразиться?

Надежда Скрипкина: Лично мне - нет. Я чувствую себя защищенной. Я уверена, что костюм, маска, респиратор, бахилы меня защищают. Все уже отлажено, и мы адаптировались.

Мы ходим домой. Конечно, соблюдая все правила самоизоляции: не посещаем родителей, не устраиваем праздники. У меня двое детей, они сейчас живут у родителей в Аксайском районе, на свежем воздухе. Дома только муж, работающий на удаленке.

Самое главное - соблюдать все меры профилактики. Быть внимательным к себе. При малейших признаках простуды прополоскать горло. Я противник полумер. Вводить масочный режим - значит вводить, и его должны соблюдать все без исключения.

В регионах Общество Здоровье Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область Ростов-на-Дону Пандемия коронавируса COVID-19