Новости

13.08.2020 17:30
Рубрика: Происшествия

Пока все дома

Полиция предупреждает: случаи домашнего насилия в разы возросли в период пандемии
Режим самоизоляции во время пандемии, с одной стороны, помогает противостоять распространению вируса COVID-19. С другой стороны, порождает новые напасти, которые не менее страшны. Так, буйным цветом полыхнула преступность. И не только уличная и организованная. Во всем мире, в самых разных странах и семьях в разы увеличилось количество случаев домашнего насилия.
Полицейские в период пандемии немедленно реагируют на сообщения о домашнем насилии. Фото: РИА Новости Полицейские в период пандемии немедленно реагируют на сообщения о домашнем насилии. Фото: РИА Новости
Полицейские в период пандемии немедленно реагируют на сообщения о домашнем насилии. Фото: РИА Новости

Президент российской секции Международной полицейской ассоциации генерал-лейтенант, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России Юрий Жданов рассказал "Российской газете", как пандемия способствовала росту так называемого домашнего насилия.

Юрий Николаевич, а ведь, согласитесь, странно: человек - дома, в кругу семьи, среди своих любимых и любящих близких, так уж получилось, что не надо никуда спешить, можно спокойно заниматься домашним хозяйством. От чего же кому-то надо превращаться в зверя?

Юрий Жданов: Так ведь он же в зверя превращается не от общения с семьей, а из-за того, что эту семью нечем кормить. Ну и из-за определенных психических и психологических качеств. Хотя, в основном, причины - социально-экономические. Но сейчас речь о том, как помочь жертвам этого насилия.

Уже понятно, что в период пандемии случаи домашнего насилия - не единичные. Насколько велик масштаб бедствия?

Юрий Жданов: Есть информация, которую в начале апреля сообщил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. В условиях карантина и режима самоизоляции, введенных во многих странах для борьбы с распространением вируса COVID-19, в разы увеличилось количество случаев домашнего насилия. По некоторым подсчетам, сейчас на карантине находилась треть населения всей планеты, или 2,6 миллиарда человек.

Гутерриш сообщил, что в некоторых странах количество обращений женщин в службы поддержки удвоилось. При этом сотрудники правоохранительных органов и медицинских учреждений перегружены работой и иногда не могут принять необходимые меры.

То есть, спасение утопающих - дело рук самих утопающих?

Юрий Жданов: Ну, зачем же так резко? Для решения проблемы генсек ООН предложил властям увеличить финансирование некоммерческих организаций, занимающихся поддержкой жертв насилия, установить аварийные системы сообщения об угрозе в аптеках и продуктовых магазинах, а также приравнять приюты к объектам жизнеобеспечения.

Но ведь так бывает, что кого-то из слишком требовательных родителей, супругов или опекунов наследники вдруг объявляют эдаким монстром?

Юрий Жданов: Бывает, но это - частные случаи. Или - предмет разборки семейных адвокатов. А тут - мировой масштаб. Вот примеры.

На проблему всплеска насилия в условиях карантина обратила внимание спецдокладчик ООН по вопросам насилия в отношении женщин Дубравка Симонович. По ее словам, меры по защите пострадавших должны оставаться доступными или специально создаваться во время кризиса. Они включают доступ к охранным ордерам, убежищам и горячим линиям. Органы полиции должны повысить свои усилия, незамедлительно реагируя на обращения.

О росте уровня домашнего насилия в условиях замкнутого пространства заявила в конце марта и генсек Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич, сославшись на отчеты стран-членов СЕ. В марте - апреле об этом сообщали министр внутренних дел Франции Кристоф Кастанер, сотрудники британской общенациональной горячей линии для жертв домашнего насилия.

Запущена правительством Испании горячая линия для жертв домашнего насилия. Есть даже горячая линия для жертв семейного насилия китайского центра Yuanzheng Family and Community Development and Service Centre.

А что в России?

Юрий Жданов: У нас тоже бьют тревогу. Есть доклад "Домашнее насилие в условиях COVID-19 в России", подготовленный в июне семью организациями по защите прав женщин: АННА - Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия, Зона прав, Консорциум Женских Неправительственных Объединений, Российская Правовая Инициатива (РПИ), "Ты не одна" - Сеть взаимопомощи женщин, Центр "Сестры", Центр "Китеж". Все сообщили об увеличении количества обращений за помощью женщинам в период строгой изоляции.

Эти обращения носят разный характер. Большое количество обращений связано с хроническими ситуациями домашнего насилия, которое увеличилось с принятием карантинных мер. Однако существуют прецеденты, когда женщина сообщает о первом случае насилия, произошедшем в этот период. Некоторые женщины искали психологическую помощь, поскольку из-за режима строгой изоляции психологический стресс, которые они пережили, усилился.

Есть реакция?

Юрий Жданов: Разумеется. В начале мая Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова в интервью РИА Новости отметила, что, по информации представленной НПО, количество зарегистрированных случаев домашнего насилия выросло более чем в два раза - с 6 054 в марте до 13 000 в апреле. Она обратила внимание на то, что Офис Уполномоченного по правам человека зарегистрировал несколько обращений на свою "горячую линию". Как предположила Москалькова, небольшое количество случаев можно объяснить страхом жертв пользоваться гаджетами, поскольку это может быть небезопасно для них.

По некоторым подсчетам ООН, сейчас на карантине находилась треть населения всей планеты, или 2,6 миллиарда человек

Ладно, рост домашнего насилия заметили и даже задокументировали. Что дальше? Понятно, что в каждой стране есть свой национальный кодекс для урегулирования подобных проблем. Но если речь идет о мировом бедствии - пандемии, что предлагает мировое сообщество?

Юрий Жданов: В своих рекомендациях, докладах, письмах, изданных в период пандемии, ВОЗ и ООН предложили целый комплекс мер по недопущению и реагированию на домашнее насилие.

Так, 7 апреля 2020 года издана Тематическая справка Управления по наркотикам и преступности ООН о гендерном насилии в отношении женщин и девочек. Вот некоторые меры, на которые предлагается обратить особое внимание правительствам и директивным органам.

Так, надо уделять первоочередное внимание ресурсам и усилиям по обеспечению непрерывности основных услуг по борьбе с насилием в отношении женщин и девочек, а также доступа к ним, в том числе принять меры готовности к повышению спроса на телефоны "горячей линии" экстренной помощи, приюты и другие базовые меры по обеспечению жильем, юридическую помощь и другие важнейшие услуги правоохранительных и судебных органов.

Решающее значение имеет устойчивое финансирование неправительственных организаций, особенно в случаях, когда они оказывают основные услуги пострадавшим.

Надо выделять средства в информационные кампании для информирования общественности о том, что специальные "горячие линии" для женщин и девочек продолжают работать, меры судебной и других форм защиты функционируют, приюты открыты и соответствуют медицинским рекомендациям, касающимся COVID-19. При этом женщины и девочки, ищущие защиты, могут выходить из дома даже в ситуациях карантина, не опасаясь быть остановленными, подвергнутыми штрафам или наказанию со стороны властей. Обеспечить постоянное наличие и доступность мер судебной защиты.

Признавать риски для детей в тех случаях, когда прерывание совместного ухода может привести к тому, что дети будут вынуждены жить с родителем, склонному к проявлению неправомерного обращения с ними.

Есть ли более конкретные рекомендации правоохранительным органам?

Юрий Жданов: Рекомендуется расширить механизмы взаимодействия между полицией, организациями гражданского общества и приютами для лиц, пострадавших от бытового насилия, чтобы они могли добраться до безопасного места. И, конечно же, необходимо проинструктировать сотрудников полиции и другой соответствующий персонал о COVID-19 и о том, каким образом такие аспекты, как самоизоляция, продолжат влиять на факты насилия в отношении женщин и девочек. И как все это предотвратить.

Вот любопытный пример. Несмотря на то, что принимаются необходимые меры для смягчения воздействия COVID-19 в пенитенциарных учреждениях и сокращения чрезмерной плотности содержащего в них контингента, не рекомендуется освобождать домашних и прочих насильников, рецидивистов и вообще опасных преступников под любыми предлогами.

И требуется обеспечить право пострадавших на получение информации об освобождении преступника, совершившего агрессию.

Эти рекомендации работают?

Юрий Жданов: В большинстве случаев - да. Так, испанский город Валенсия определил городские аптеки "безопасными местами для задействования протокола защиты жертв" с присвоением им соответствующих кодов.

В Англии и Уэльсе полиция предусмотрела увеличение числа обращений за помощью в случаях бытового насилия в период карантина. Бесшумные звонки могут быть сделаны на обычный трехзначный номер экстренной помощи, а лица, подвергшиеся насилию, могут ввести код.

Есть и более технологичные методы. Например, поддерживать и широко продвигать механизмы онлайн-жалоб-советов для женщин и детей через мобильные приложения и вебсайты, включая кнопки "экстренного вызова" и другие меры, позволяющие избежать обнаружения лицом, проявляющим агрессию. Еще - обеспечение постоянного и более широкого наличия и доступности услуг защиты и других основных услуг для женщин, подвергшихся насилию в период пандемии, в том числе через электронные или другие дистанционные средства. Вводят даже специальное сменное дежурство адвокатов, прокуроров и судей.

И все-таки, домашнее насилие - это некое социальное явление или, все-таки, медицинский фактор? И если это так, можно ли предположить, что больны не только насильники, но и их жертвы? Иначе как объяснить, что жертвы зачастую безропотно сносят издевательства и их надо убеждать обращаться за помощью?

Юрий Жданов: Боюсь, на все ваши вопросы исчерпывающих ответов нет. Особенно с точки зрения полицейского. Но наши ученые стремятся дать объяснения.

Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского" Министерства здравоохранения России 7 мая подготовил информационное письмо "Психическое здоровье жертв бытового насилия в условиях самоизоляции, связанной с пандемией COVID-19". Оно посвящено проблеме распознавания бытового насилия, оценке уровня психического здоровья пострадавших в результате бытовой агрессии и формированию терапевтических и медико-социальных мероприятий, позволяющих оказать действенную помощь в этих сложных для оценки и клинического понимания ситуациях.

В письме отмечено, что насилие в отношении женщин является значимым фактором психической травматизации и формирования психических расстройств. Вместе с тем потребности жертв насилия, обращающихся за помощью к медицинским работникам, часто не признаются, о них не спрашивают или не знают, как их решить. Отсюда - настоятельная необходимость в распознавании жертв насилия и оказании им необходимой медицинской и психологической помощи.

В условиях чрезвычайных ситуаций любого характера, включая эпидемии, показатели насилия в отношении женщин, как правило, возрастают. Этому способствует ряд факторов, таких как скученность пребывания и связанные с этим проявления усталости, снижение материального достатка, провокация злоупотребления алкоголем в условиях изоляции, внешнее состояние неопределенности и разнонаправленности информации и будоражащих слухов.

Особенно опасно домашнее насилие в период пандемии возможностью суицида. Причем могут пострадать - и страдают - окружающие

Риск насилия в отношении женщин может повышаться в условиях стресса, социальной изоляции, недоступности механизмов защиты и ограниченной доступности услуг. Вероятность насилия выше в семьях с изначально конфликтной обстановкой, члены которых вынуждены проводить больше времени в тесном контакте друг с другом, переживая дополнительный стресс в ожидании финансовых убытков и потери работы. Во время карантинных мероприятий на женщин ложатся основные работы по дому. Закрытие школ усугубляет эту нагрузку и порождает дополнительный стресс. Нарушение привычной экономической деятельности и сужение возможностей для получения средств к существованию ограничивают удовлетворение базовых потребностей и доступность услуг, создавая в семье напряженную обстановку, часто провоцирующую насилие. По мере истощения ресурсов женщины подвергаются большему риску бытовой агрессии, вызванной уже и экономическими мотивами.

Юрий Жданов: Сейчас на карантине находится треть населения всей планеты. И количество обращений женщин в службы поддержки удвоилось. Фото: Александр Корольков/РГ
Ключевой вопрос

Все это относится только к женщинам?

Юрий Жданов: Нет, конечно. Карантинную самоизоляцию, связанную с коронавирусом, можно описать как ситуацию неопределенности и давящей неизвестности, непонимания текущих событий и неясности перспектив, что, в определенной мере, провоцирует насилие. В группе риска находятся и мужчины. Переживание ими состояния деморализации, потери работы, статуса, финансовый кризис, ограничение межличностных контактов, закрывающее возможность компенсации негативных переживаний, может приводить к эмоциональному и психологическому давлению и агрессии со стороны семейного окружения Данная группа пациентов - мужчин - требует активных медицинских и психосоциальных мероприятий. Понимание всех этих обстоятельств и должно составить основу рекомендаций по работе с пострадавшими от насилия, а также с лицами, совершившими насилие.

Чем особенно опасно домашнее насилие в период пандемии?

Юрий Жданов: Возможностью суицида. В том же докладе говорится о генерализованном тревожном расстройстве. Это - состояние, при котором человек испытывает стойкие и выраженные неконкретные тревожные ощущения, возникающие вне связи с определенными ситуациями. Как правило, все это сводится к алкоголизму, наркомании самоубийству. Причем, могут пострадать - и страдают - окружающие.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова отметила, что количество случаев домашнего насилия выросло более чем в два раза

Жертвы семейного насилия страдают различными формами психических, психосоматических и соматических расстройств и заболеваний, вызванных или спровоцированных данной ситуацией. Среди жертв подобных семейных отношений устойчиво регистрируется повышение суицидальных действий, депрессивных состояний, расстройств сна, учащение алкогольных эксцессов, расстройств пищевого поведения, нарастание антисоциального поведения, чаще встречаются инфекции, передающиеся половым путем, в некоторых регионах - инфицирование ВИЧ, выкидыши, мертворождения, рождение детей с низкой массой тела, разнообразные алгические расстройства и общее ухудшение состояния здоровья.

Происшествия Правосудие Охрана порядка Правительство МВД Пандемия коронавируса COVID-19