Новости

17.08.2020 09:00
Рубрика: Культура

Пространство Олега Табакова

Он создавал не только яркие образы в театре и кино, но и вполне материальные миры
17 августа Олегу Табакову исполнилось бы 85 лет. Мы поговорили о нем с его женой и соратницей Мариной Зудиной.

Жизнь Олега Павловича со стороны кажется необыкновенно удачной. Он был великим актером, создал два замечательных театра, любил, родил прекрасных детей. И при этом всегда производил впечатление очень радостного, легкого и счастливого человека. Я только раз видел его недовольным и растерянным - когда ему предложили возглавить МХТ. Скажите, он действительно был от природы легким, радостным, счастливым или это была маска?

Марина Зудина: Слово "недовольным" неточное - он осознавал, что взваливает на себя груз ответственности за МХТ. "Табакерка" в те годы была среди самых успешных театров. Мы много гастролировали, все молодые, талантливые артисты стремились работать у нас - так же, как и успешные режиссеры.

Я тоже очень непросто отнеслась к тому, что он возглавит МХТ. У нас семья, театр, Олег Павлович ректор Школы-cтудии МХАТ - и вдруг возникает еще что-то, с чем придется делить его любовь и заботу! Я очень хотела второго ребенка, но после того, как Олег Павлович взвалил на себя ответственность за Московский Художественный театр, рассталась с этой мыслью почти на пять лет. Понимала, что эмоционально должна быть с ним.

Имидж счастливого человека Олег Павлович не создавал, а таким был. Он любил жизнь во всех ее проявлениях, был в хорошем смысле слова очень земным. Вы назвали меня соратницей, но я скорее была женщиной, которую он любил. Потребность любить и быть любимым тоже определяла его ощущение жизни. Для него была очень важна семья, но соратница, мать его детей - все это стояло после любимой женщины. И это многое о нем говорит.

В его жизни были очень сложные периоды, но он не углублялся в неудачи и поражения, а шел дальше. Он был созидающим человеком и получал от этого огромную радость. В последние годы жизни он, случалось, говорил, что ему тяжело и МХТ надо оставить. Эти разговоры я не поддерживала, потому что не была уверена, что для него это правильно. Да и его слишком любили в МХТ, чтобы отпустить. Само его присутствие в театре было гарантом стабильности.

Он был настоящим хозяином, ему было надо созидать и строить. И я не могу назвать никого другого в театральном мире, кто бы оставил после себя столько всего реального. Даже если мы вынесем за скобки учеников, актерские работы, создание театра и новые имена в режиссуре, то останется очень много материального. Это и театр на Чаплыгина, и его новое здание на Сухаревской, и мастерские на Ижорской, и колледж, построенный на месте общежития, где в свое время жили Женя Миронов, Сергей Газаров, Володя Машков, другие наши артисты. На месте двухэтажного дома построили шикарное здание, где бесплатно учатся дети со всей страны. Он мечтал об этом много лет. Это памятник в Камергерском переулке Станиславскому и Немировичу. Памятники Володину, Розову и Вампилову - он считал, что эти драматурги дали старт многим артистам, помогли им состояться.

Реконструкция Московского Художественного театра, мастерские, построенные в его дворе. Квартиры для сотрудников. Новая сцена МХТ, которую он построил на частные деньги. Филиал МХТ, постройки которого добился Табаков. Правда, новый руководитель почти сразу отказался от этого здания. Сцена строилась один в один, как мхатовская, с такими же параметрами и техническими характеристиками. А помимо сцены в этом здании планировались квартиры для сотрудников, репетиционные помещения, репетиционные залы, декорационные склады... Что ж, для меня главное, что Олег Павлович был счастлив, когда строил филиал. Он понимал, что в Москве будет еще одно прекрасное театральное здание.

Что Олег Павлович не принимал в людях, деле, общественной жизни?

Марина Зудина: Его отношение к артистам и режиссерам зависело от их таланта, ни характер, ни умение быть приятным роли не играли. Он мог увлечься чьей-то актерской индивидуальностью, но если понимал, что человек не развивается и результаты оставляют желать лучшего, расставался. В обоих театрах он выстраивал рабочие отношения, а их качество зависело от того, надежные это люди или нет, одна ли у них "группа крови". Приближенных не было вообще. Круг друзей у него был достаточно узкий, чаще всего это были люди бизнеса, политики или друзья его молодости.

Олег Павлович любил повторять: "Смысл жизни в том, что она на тебе не заканчивается"

Олег Павлович совершенно не выносил сталинизма, категорически не принимал любые формы насилия над человеком. Я познакомилась с ним еще в 1982-м, в советские времена, и даже тогда у него было мироощущение свободного человека. Никто не мог разогнать весь курс и заново набрать студентов - а он мог. Талантливого человека он мог сразу принять на третий курс. Он раздвигал границы возможного и ни на кого не оглядывался.

Олег Павлович создавал пространство, в котором было радостно, и люди к нему тянулись. Он понимал, что мир несовершенен, но мир вокруг себя он менял. И люди, которые были рядом с ним, становились лучше. Мы, его ученики, при жизни Олега Павловича были им "подсвечены", словно прожектором, как вышедший на сцену артист.

В последние годы руководства Ефремова МХТ был в трудной ситуации. Олег Павлович создал прекрасный театр - был ли он сам доволен результатами?

Марина Зудина: Олег Николаевич Ефремов любил социальный театр, он был режиссер-гражданин. А Олег Павлович любил театр как зрелище и источник эмоций. Но при этом Олег Павлович всегда считал Ефремова своим учителем, очень его ценил. Олег Николаевич - один из немногих руководителей, кто приглашал в свой театр сильных, талантливых режиссеров. Олег Павлович тоже этим отличался. Порой он приглашал эстетически несовместимых режиссеров, и они комфортно ощущали себя в Художественном театре Табакова. Он умел доверять, порой снимал неудачные спектакли, но никогда их не переделывал, всегда поддерживал новое. Олег Павлович никогда не забывал, что МХТ начинался как театр современной драматургии. Он и сам был очень современным человеком и даже в 80 лет был способен освоить современный актерский язык, отказавшись от всего наработанного.

Что его поддерживало в последние годы?

Марина Зудина: Наша дочь Мария была для него неким аккумулятором. Он ее безмерно любил, и я даже шутила, что теперь я от всего застрахована, "потому что младше Машки не найдешь". Мария заполнила его эмоциональное пространство очень сильно. Конечно же, я с сыном, близкие друзья и, безусловно, любовь всех, кто работал в двух его театрах. Еще он любил повторять: "Смысл жизни в том, что она на тебе не заканчивается".

Культура Театр Драматический театр Общество Утраты Олег Табаков Звездные интервью "РГ"