Джерард Батлер: Мы не думали, что "Гренландия" выйдет такой актуальной

Журнал
    20.08.2020, 18:52
На экраны вышел новый фильм-катастрофа "Гренландия" режиссёра Рика Романа Во с Джерардом Батлером в главной роли. По сюжету, к Земле приближается огромная комета, и герою Джерарда Батлера предстоит непростая задача спасти от неминуемой гибели свою семью, доставив их в секретное убежище.
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Мы поговорили с Джерардом Батлером о неожиданной актуальности картины, о том, почему она получилась такой эмоциональной и чем отличается от других фильмов этого жанра.

"Гренландия" не похожа на другие фильмы-катастрофы. Почувствовали ли вы это, когда прочли сценарий?

Джерард Батлер: Да, в ней есть нечто невероятно самобытное, нутряное и более укоренённое в реальности, чем это обычно свойственно фильмам-катастрофам. В других фильмах этого жанра время обычно делится между демонстрацией угроз - скажем, некого монстра - спецэффектами, спасением жителей и защитой ключевых фигур, вроде президента. Но наш фильм только о том, насколько глубоко трагедия затронула главных персонажей, и это мне в нём нравится.

В начале фильм похож на семейную драму: муж и жена стараются устроить свою жизнь - преодолеть возникшие в браке трудности и защитить своего ребёнка. Комета сперва предстаёт только в виде неких отдалённых слухов. Всё как было с нынешней пандемией. Сперва это лишь слух из далёкой страны, но с каждым днём масштаб событий нарастает, и вот дело касается даже не только тебя, но всего мира.

Фильм вызывает так много эмоций, потому что мы наблюдаем за всеми перипетиями глазами одной семьи, видим их борьбу за выживание и силу любви. Фильм также помогает зрителям почувствовать связь со всем человечеством, ведь он демонстрирует полный спектр эмоций обычных людей в опасной ситуации - страх, панику, замешательство. Мы видим, кто в сложный момент становится героем, а кто - трусом. Видим всю эту неразбериху, искренность реакций - и чувствуем, будто очутились в водовороте безумия.

Расскажите нам о своём персонаже - Джоне Гэрритти?

Джерард Батлер: Что мне правда нравится в Джоне Гэрритти, так это тонкости его характера. Он не герой боевиков, он просто парень, у которого есть цель. Он из кожи вон лезет, стараясь стать надёжной опорой для своего сына и воссоединиться с женой. Он не был лучшим мужем и отцом и он это постепенно понимает по мере развития сюжета. Когда угроза приближается, он собирает волю в кулак и делает всё, что в его силах, чтобы защитить родных и доставить их в безопасное место, даже если кажется, что шанс попасть туда - один на миллион.

Мне нравится, что "герой" в нашем фильме - это вся семья. Каждый может представить себя на месте Джона или его жены - Эллисон Гэррити (Морена Баккарин - "Кинократия"), стремящейся спасти своё дитя в самых трудных, эмоционально изматывающих обстоятельствах. Даже их сын Нэйтан вынужден демонстрировать чудеса отваги и самопожертвования, чтобы быть вместе со своей семьёй. Фильм бьёт по эмоциям со всех сторон.

На съёмках вы уже понимали, насколько эмоциональным фильм выйдет в итоге?

Джерард Батлер: Рик Роман Во (режиссёр) лучше всех на свете умеет выжимать из публики как можно больше эмоций. Потому я так и хотел позвать его на мой предыдущий фильм ("Падение Ангела"). Ведь в каждой его картине я минуту за минутой проживал вместе с персонажами. И они то вдохновляли меня, то опустошали мою душу. Я знал, что с таким сценарием и с Риком в режиссёрском кресле мы сделаем очень эмоциональный фильм. Но даже зная это, я не осознавал, насколько мощным будет моё впечатление. Он в каждой сцене остаётся невероятно пугающим, будоражащим, правдивым и достоверным.

Какая сцена, на ваш взгляд, особенно выделятся, когда вы пересматриваете фильм?

Джерард Батлер: Хороший вопрос. Очень многие сцены оказывали мощное воздействие и вызывали опустошение в процессе съёмок. Но я бы сказал, что больше всего мне запомнились съёмки сцены, где все вдруг узнают, что комета куда опаснее, чем ранее заявлялось. Вечеринка, на которой все собирались любоваться красивым зрелищем, буквально за пару секунд превращается в прощальную встречу. Затем друзья понимают, что их семье не спастись, а у нашей - есть шанс. И подруга умоляет нас взять с собой её ребёнка. Это душераздирающая сцена, сниматься в ней было очень тяжело. Все актёры и сотрудники, которые работали над ней, ощущали всю глубину отчаяния. Из зала это тоже смотрится очень мощно.

Ещё стоит вспомнить другую, более тихую сцену, в которой семья собирается вместе и родители говорят Нэйтану, что они могут не выжить. Мы описываем реальную обстановку, но говорим, что поскольку мы все вместе и любим друг друга, то нам всё равно очень повезло. Полагаю, что это и есть главный посыл всей картины. Что важнее всего семья и любовь близких.

Как вы находите баланс между обязанностями продюсера и исполнителя главной роли?

Джерард Батлер: Первым фильмом, который я спродюсировал, стал "Законопослушный гражданин". И когда я обсуждал, как выстроить первую сцену со мной, ребята приходили ко мне и говорили: "Так, Джерри, вылезай-ка из шкуры продюсера, тебе сниматься пора". И хотя эта сцена и полюбилась мне больше всех других в том фильме, день тогда выдался тяжёлый. Но меня это многому научило. Бывают моменты, когда нужно сказать: "Так, друзья. Вот с этим ко мне не подходить. Я сейчас занят". Со временем привыкаешь работать на два фронта. Теперь я много работаю над картинами на этапе разработки, но когда начинаются сами съёмки - погружаюсь в игру и стараюсь не вмешиваться в процесс.

Мне кажется, что продюсирование помогает гораздо глубже понять историю, которую ты хочешь рассказать людям. Ты не только эгоистично показываешь точку зрения своего героя - ты видишь полную картину. Это помогает мне думать не "как сделать сцены со мной более выигрышными", а "что сделать, чтобы фильм более выигрышно смотрелся целиком". Необходимость вникать в технические детали кинопроизводства помогает мне лучше продумать собственную игру.

Много ли изменений претерпел сюжет уже после написания сценария?

Джерард Батлер: Да, когда Рик взялся за дело, он внёс немало изменений. Мне нравились его идеи о том, как сделать фильм более эмоциональным, как глубже показать характеры главных героев, как комета должна отражаться в их глазах. Но в дальнейшем мы с Риком многократно перечитывали сценарий и обсуждали, какие более глубокие, резонирующие темы мы ещё можем обыграть. Обожаю этот процесс. Мы занимались тем же во время работы над "Падением ангела" и мы так же подошли к нашему новому фильму.

Вы с Риком наверняка уже понимали друг друга с полуслова. Каково было снова работать с ним после "Падения ангела"?

Джерард Батлер: Да, мы отлично сработались и стали очень близки. В работе над нашим первым фильмом я ощущал, что хотя Рик и уважает меня, но ещё не научился доверять мне и верить, что мои идеи сработают. Мы оба нередко стояли на своём и часто не соглашались с друг другом, но нам помогало взаимоуважение. Со временем я понял, что можно расслабиться, не волноваться из-за различий во взглядах и поверить, что и мои, и его идеи смогут сделать картину лучше. Рик много знает о кинопроизводстве, не только о работе режиссёра, но о деятельности всех подразделений. Так что я мог быть уверен, что он позаботится обо всём. Это было очень здорово, потому что я мог сосредоточиться на роли, отвлечься от работы продюсера и вновь посмотреть на проект как на фильм, в котором я снимаюсь, а не как на фильм, который я продюсирую (смеётся).

Картина показывает не только тёмные стороны людей, которые может пробудить катастрофа, но и, наоборот, светлые.

Джерард Батлер: Да, это важный момент. Что в этом фильме свежо и неизбито - так это то, что мы не показываем всех людей и их мотивы хорошими или плохими, мы показываем, что все разные. Каждый день мы видим, как одни люди ноют и жалуются без причины, а другие - одаривают нас широкой улыбкой, просто так, желая поднять нам настроение. В этом вся жизнь, и так всё и есть в нашем фильме. В самые тяжёлые времена всегда найдутся те, кто нам поможет. Думаю, наш фильм показывает, что немного добра и зла есть в каждом из нас, чтобы зрители могли по-своему понять каждого персонажа. Кто-то хочет просто спастись сам, кто-то - спасти семью, а кто-то - и весь мир. Эта палитра в фильме просто поражает и заставляет задуматься: а смог бы я быть великодушным в такой ситуации?

Фильм очень созвучен времени, в котором мы живём.

Джерард Батлер: Да, наше время полно вызовов и необычных обстоятельств, к которым мы ещё привыкаем. Когда мы задумывали этот фильм, мы даже не представляли, насколько актуальным он окажется и как соотнесётся с современными событиями. Но думаю, что любой вывод, который можно сделать о текущих событиях после просмотра нашего фильма, будет чрезвычайно позитивным и очистительным. Наш фильм может многим помочь. Так, как мы изначально не ожидали. Он поднимает дух, позволяет поверить: что бы ни случилось, мы победим, мы с этим справимся.

Вы сыграли множество разных ролей. Что влияет на то, какие проекты вы выбираете?

Джерард Батлер: За последние два три года много всего произошло. Что-то именно со мной, а что-то и со всем миром. Всё это побудило меня более трепетно относиться к своему времени. Мне повезло, что я накопил большой опыт, смог провести переоценку ценностей и сказать себе: "Я не хочу сниматься только ради того, чтобы сниматься. Я должен верить в проекты, за которые берусь". Теперь я думаю, что конкретная картина значит для меня, и что она будет значить для публики.

Полагаю, такой подход поможет мне расти вместе с моими фильмами. Я не откажусь от экшна, но перейду к экшн-картинам несколько иного стиля. К фильмам, в которых я могу найти для себя нечто новое. Я считаю, что могу позволить себе рискнуть и участвовать в проектах, которые мне интересны, даже если они не так масштабны и могут показаться странными. Чтобы зритель мог почесать затылок и сказать: "О, в чём-то подобном я и хотел его увидеть!" (смеётся)