Новости

23.08.2020 14:55
Рубрика: Культура

Дагестанские мастерицы раскрыли секреты древних ковров

Килим, сумах, давагин, дум, супрадум, арбабаш, кийиз... Все это названия ковров, которые веками производились в Дагестане. Техник ковроплетения десятки, все они очень трудоемкие, отдельные ковры мастерицы создают годами. Сейчас самые сложные и древние экземпляры выставляются в дагестанских музеях. Но век их недолог. Чтобы продлить жизнь ковра, его реставрируют. О том, как это происходит, что ждет ковроткачество в перспективе, а также кто и зачем покупает сейчас ковры ручной работы, рассказали "РГ" в рамках этноэкспедиции Гильдии межэтнической журналистики реставраторы по коврам Дагестанского музея изобразительных искусств имени П.С. Гамзатовой.
 Фото: Вера Черенева/РГ  Фото: Вера Черенева/РГ
Фото: Вера Черенева/РГ

Тонкие нити

В Махачкале реставраторов Джамилю Азиалову, Зайнаб Джангутаеву и Джамилю Саидову знают хорошо. Мастерицы умеют восстанавливать ткани, керамику, одежду, но чаще всего они придают новую жизнь старинным коврам. Благодаря их кропотливой работе знаменитые на весь мир дагестанские ковры возят на выставки по всему миру.

Художницы признаются: за годы работы они раскрыли для себя все техники ковроплетения, которые веками существовали на территории Дагестана.

В профессию мастерицы пришли разными путями. Например, Джамиля Азиалова выучилась на художника, специализировалась на тканях, а потом "заболела" коврами, стала изучать техники, секреты окрашивания. Зайнаб Джангутаева - потомственная мастерица, родом она из Хивского района Дагестана. Ее мать и бабушка занималась коврами, к замысловатому плетению она привыкла с детства.

Джамиля Саидова и Зайнаб Джангутаева в реставрационной мастерской. Фото: Вера Черенева/РГ

Правда, если плести ковры могут все желающие, то право на реставрацию получают только сертифицированные мастера, которые входят в специальные реестры реставраторов. Попасть туда можно лишь подтвердив квалификацию.

Мастерицы говорят, что сделать это совсем непросто, требования к реставраторам очень жесткие, что неудивительно, ведь старинные ковры имеют огромную историческую и материальную ценность. Со временем они теряют прочность, любое неосторожное движение может привести к тому, что ковер начнет рассыпаться в руках.

Ковры в Дагестане делают сотни, если не тысячи лет. На слепках керамики археологи много раз находили следы плетения, которое очень напоминает ковровое. Правда, как признаются в музее изобразительных искусств, более ли менее ковер может сохраняться не более 300 лет.

- Конечно, в музеях можно увидеть фрагменты тканей или ковры, которым тысячи лет, но нужно понимать, что они сохранялись в особых условиях, где нет доступа воздуха. Если ковер реально использовался, то срок его жизни ограничен, - говорит Зайнаб Джангутаева.

В Дагестане лучшей сохранностью обладают ковры из высокогорных районов.

- У нас в Махачкале если вечером оставишь белье на балконе сушиться, утром оно будет влажным. В горах, наоборот, воздух сухой, ткани лучше сохраняются, - отмечает Джангутаева.

Главный враг ковров - это моль. Ковры в Дагестане традиционно делают из шерсти. Шелковых ковров, которые распространены на Востоке, здесь не бывало даже в самых богатых домах.

- К шелку здесь всегда было очень трепетное отношение. Женщинам еще дозволялось иметь шелковые платки, в самых обеспеченных семьях на праздник женщины надевали шелковые платья. А мужчины шелк носили нечасто. Дело даже не в деньгах, а в моральном принципе, считалось, что если ты можешь позволить себе ходить по шелку, лучше не заказывай такой ковер, а отдай деньги бедным, - рассказывает Джамиля Азиалова.

Джамиля Азиалова в реставрационной мастерской. Фото: Вера Черенева/РГ

Шерсти в домах было много, но ковры делали вручную, поэтому они все равно выходили очень дорогими.

Ковры имели разное назначение, какие-то стелились на пол, какими-то украшали стены, оружие вешали на специальные ковры, называемые тапанча. Для намазов использовался отдельный ковер - намазлык. На каждом ковре в зависимости от назначения и района имелись специальные рисунки. Их с интересом изучают этнографы. Изображали на коврах солярные символы, растительные орнаменты, в районах, граничащих с Азербайджаном, были и драконы, их два вида: летящий и спящий. Есть также рисунок, похожий на перевернутую восьмерку. В Дагестане всегда были в почете точные науки, многие исследователи полагают, что это математический знак бесконечности.

В домах долгие века ковры считались главным показателем материальной обеспеченности. Если в центральных регионах России была популярна поговорка про сапожника без сапог, то здесь, в Дагестане, тоже самое можно было сказать и про ковровых дел мастериц. Ковры делались месяцами и даже годами, поэтому на заказ мастерицы могли сделать самые замысловатые изделия, а дома довольствовались простыми коврами и паласами. Совсем без ковров было нельзя.

В домах на полы клали как ковры, так и паласы. Паласы не имели сложного рисунка и часто даже не окрашивались. Фото: Вера Черенева/РГ

В домах до последнего времени часто делали земляные полы, да и центрального отопления не было. Поэтому ковры выполняли в первую очередь утилитарную функцию - сохраняли тепло.

Сейчас ковры, которые сто и даже двести лет прослужили в домах, оказываются в музеях. Перед тем как попасть в выставочные залы, их реставрируют. Без этого никак. Суть реставрации заключается в том, что мастерицы восстанавливают утраченные фрагменты ковров, проще говоря, плетут их заново. Бывает, говорит Джамиля Саидова, и такое, что ковер просто рассыпается в руках. Тогда мастерицы дублируют этот же рисунок на новую подложку.

Срок реставрации зависит от сложности ковра. Если рисунок сложный и тонкий, на восстановление одного ковра может уходить до года. Самая быстрая реставрация занимает три месяца.

Тайны древних мастериц

Если техника ковроплетения и не претерпела за последние века каких-то значительных изменений, то на рынке красителей произошла настоящая революция. Сейчас в каждом магазине для хобби и творчества можно приобрести любые краски. Но для реставрации они не годятся. Мастерицы из музея восстанавливают ковры, используя те же технологии и те же краски, что и сотни лет назад.

Правда, методичек по использованию красителей и закрепителей никто раньше не составлял, поэтому мастерицы буквально по крупицам восстанавливают старинные технологии. Дело это непростое, на территории Дагестана живут полторы сотни народностей, более чем у 40 из них свои традиции ковроплетения и свои секреты, касающиеся красителей. Иногда поиск тайны древних мастеров превращается в настоящее историческое расследование.

Поиск идеального оттенка превращается для мастериц в настоящее историческое расследование. Фото: Вера Черенева/РГ

- Несколько лет назад наша мастерская временно занимала одно из помещений в Управлении внутренних дел Махачкалы. Нам выделили гараж, - рассказывает Джамиля Азиалова. - В этом гараже мы занимались подготовкой шерсти, в том числе окрашиванием нитей. Сотрудники полиции в перерывах к нам часто заходили, расспрашивали, что мы делаем. Один полицейский пришел к нам однажды и между делом сказал, что его бабушка занималась изготовлением ковров и получала очень красивые желтые и бежевые цвета. Мы, конечно, стали интересоваться, какой краситель она использовала. Наш собеседник вспомнил название дерева на аварском. Это было очень сложное название, мы его никогда не слышали. В итоге мы поехали в этот район, стали искать, расспрашивали у местных про это дерево. Название было знакомо многим, но никто не мог нас подвести к этому дереву и сказать, что это оно. Один из местных жителей вспомнил, что в отдаленной деревне живет 96-летняя бабушка, рассказал, что она всю жизнь занималась крашением нитей и она непременно должна знать. Мы приехали к ней. Родственники сказали, что бабушки нет дома, у нас тогда, знаете, все упало, думаем, наверное, заболела, в больнице, все-таки возраст. Но, как оказалось, бабушка ушла собирать травы. Мы спросили куда, а родственники развели руками, может на скалы пойти, может в дремучий лес. Признаюсь, мы за ней идти не решились, дождались ее в доме. Бабушка, которая, кстати, даже близко на свой возраст не выглядела, рассказала, что речь идет об одной из разновидностей плакучей ивы, мы нашли это дерево, собрали кору. И, да, наш собеседник из полиции оказался прав, мы получили очень интересные оттенки и до сих пор используем их в нашей работе.

Фрагмент ковра с изображением дракона из собрания Дагестанского музея изобразительных искусств имени П.С.Гамзатовой. Фото: Вера Черенева/РГ

С травами много нюансов. Ореховое дерево дает зеленоватый оттенок, барбарис - желтый, ягоды использовали для придания нитям красного цвета. А благородный белый цвет дает душица и полынь. Мастериц часто спрашивают, зачем они окрашивают и без того белую шерсть. Здесь все просто: дело в том, что изначально после подготовки нитки получаются белоснежного, "медицинского" цвета, такой цвет никогда в коврах не использовался, поэтому нитки дополнительно тонируют. В мастерской используют десять оттенков только белого цвета! У каждого свое название: "старый белый", "курдючный", "белый с зеленцой".

Но нити мало покрасить, цвет нужно закрепить. Сейчас в ковроделии используются химические закрепители, также применяется соль и уксус. Мастерицы говорят, что в древности самым популярным и надежным закрепителем была моча крупного рогатого скота.

- Такая технология еще несколько десятилетий назад применялась. Помню, в детстве мама оставляла меня сторожить коров возле сарая и как только они начинали делать свои дела, я должна была подставлять ведро. Потом в это ведро опускались нити и так закреплялись краска. Запах, конечно, стоял ужасный, но краска не стиралась и не выцветала, - говорит Зайнаб Джангутаева.

Узелок к узелку

Мастерицы не только восстанавливают древние ковры. С соблюдением всех технологий они создают и новые. Рисунок переводится на миллиметровку и потом воспроизводится. Было время художницы пытались использовать компьютер, тем более, что современные программы позволяют увеличить рисунок вплоть до каждого стежка и собрать электронную модель. Но, констатирует Джамиля Азиалова, это только в теории.

Так выглядит перенесенный на миллиметровку рисунок. Фото: Вера Черенева/РГ

На практике скопировать на компьютер старинный рисунок и потом воспроизвести его невозможно. Несмотря на то, что ковры кажутся идеально ровными и симметричными, где-то есть перекосы, где-то рисунок "скачет", но древние мастерицы так успешно маскировали свои мелкие огрехи, что так сразу их и не увидишь, а при следовании созданной компьютером модели, рисунок может запросто "поплыть".

После завершения плетения ковры "утаптывали" - выносили на улицу, чтобы по ним ходили прохожие.

- В Дербенте по коврам даже специально прогоняли машины, - рассказывает Джамиля Азиалова. - Нужно, чтобы узлы встали на свое место, чтобы ворсинки от подложки скрылись, тогда рисунок проявляется ярче. Лишь после этой процедуры ковер стирался и отдавался заказчику. Мы тоже использовали такую технологию, на время отдавали ковры в магазины с большой проходимостью. Но потом от этой практики отказались: иногда ковры целенаправленно пачкали, были и те, кто лепил на них жвачку. Поэтому сейчас в случае необходимости мы готовый ковер на год отдаем в многодетную семью, там его притаптывают. Но есть и другие способы избавиться от ниток подложки, например, близко поднести к ковру горящую бумагу…

К мастерицам часто обращаются министерства, ведомства, крупные корпорации. Шестиметровый ковер украшает один из залов правительства республики, его создавали шесть мастериц в течение полутора лет. Ну а рекорд - ковер площадью 35 квадратных метров, его делали 15 мастериц.

Небольшие ковры дарят на свадьбы, часто их увозят с собой туристы в качестве сувениров.

Меняется и мода на ковры. Например, сейчас мастерицам не заказывают супрадумы - это огромные ковры, которые вещали на стены по периметру каждой комнаты. Особенность этих ковров не только в размерах, но и в очень тонком плетении, где в обычном ковре один стежок, тут - три. Позволить себе супрадум могла только очень богатая семья, такие ковры передавались из поколения в поколение и на изготовление одного ковра у бригады мастериц уходило несколько лет. Сейчас несколько супрадумов можно увидеть в Дагестанском музее изобразительных искусств. Ковры настолько огромны, что выставить их полностью невозможно даже в просторных выставочных залах.

Плетение на ковре-супрадуме. Фото: Вера Черенева/РГ

Последний супрадум в Дагестане сплели в 1970-м году.

Темп жизни ускоряется. Спроса на такие ковры больше нет. Да и желающих отдать несколько лет своей жизни ради создания красивого ковра - тоже.

У мастериц много профессиональных болезней, со временем падает зрение, развивается артрит, грубеет кожа рук, даже в молодом возрасте могут начаться проблемы со спиной. В последние годы отношение к ковроделию сильно изменилось.

- Мы принципиально не учим своих дочерей этому делу, - отмечает Зайнаб Джангутаева. - Раньше с 4-5 лет дочка стояла возле мамы и перенимала мастерство, помогала, фактически ее судьба была предопределена. Сейчас такого нет. Многие мастерицы не хотят такой судьбы своим детям. Поэтому если молодые девушки начинают теперь заниматься коврами, то только по любви...

В регионах Культура Арт Народные промыслы Филиалы РГ Юг России СКФО Дагестан