Новости

26.08.2020 17:23
Рубрика: Культура

Шесть футов до царской одежды

Русский музей в США: как работать в пандемию
Одна из главных русских коллекций за рубежом - Музей русской истории в американском Джорданвилле - вновь открыл двери для посетителей после вынужденного простоя из-за карантина. О том, какие уроки музей вынес из этого, "РГ" рассказал его исполнительный директор Михаил Перекрестов.

Центральная часть штата Нью-Йорк, где расположен музей, вступила в так называемую четвертую стадию восстановления экономики, которая предусматривает начало работы выставок и музейных коллекций. В музее в Джорданвилле на первом месте по прежнему - безопасность посетителей и сотрудников. "В здании музея все носят маски и поддерживают так называемую социальную дистанцию в 6 футов (примерно 1,8 метра). Мы чаще, чем прежде, обрабатываем помещения необходимыми реагентами. И сокращаем число посетителей, которые одновременно могут находиться внутри," - поясняет Михаил Перекрестов.

Во время простоя на карантине большой интерес вызвали онлайн-проекты музея, резко расширившие географию его посещений. Так, например, первые серии ежемесячного лекционного курса о музейных раритетах прослушали более 200 человек из США, Канады, России, Великобритании, Венгрии, Мексики, Саудовской Аравии, Новой Зеландии и даже Намибии.

"Мы рады такой разнообразной аудитории, - говорит директор. - Без карантина ее бы не было".

Правда, из-за коронавируса музею пришлось отложить до лучших времен уже почти готовые к реализации планы по "раскрутке" коллекции в своем регионе.

"Музей расположен недалеко от города Куперстаун, где находится Зал славы бейсбола и проводится крупный оперный фестиваль. И мы решили при помощи рекламной компании привлечь к нам внимание не только паломников Свято-Троицкого монастыря, в котором мы расположены, но и 300 тысяч посетителей, ежегодно посещающих Куперстаун", - отмечает Перекрестов.

Музей также убеждает своих гостей совмещать визит к ним с отдыхом в этих краях: у нас можно остаться на несколько дней и отдохнуть на озере.

Музей живет благодаря щедрым жертвователям, но и число гостей-туристов, готовых приезжать, невзирая на расстояния, увеличивается. Причем, это не только русские, но и американцы, которые часто уезжают пораженными сделанными здесь культурными открытиями.

Архиерейский саккос, купленный американским фотографом в "Национале". Фото: Предоставлено пресс-службой музея

Хорошей рекламой русской сокровищницы служит участие в крупных выставках других музеев. Экспонаты из ее коллекции представлялись в Вашингтоне, в разных штатах США, в Германии. В Москве в Манеже проходила выставка, посвященная кадетским корпусам. А в лондонском Музее науки недавно экспонировались предметы, связанные с семьей последнего русского царя из коллекции Джорданвилля.

Одним из вызванных карантином преимуществ для гостей стало продление работы выставки "Откровение Божественного: Сокровища русского духовного искусства" до 31 декабря 2020 года.

На ней были впервые выставлены иконы, церковные облачения, богослужебные предметы и книги, в том числе представленные и частными коллекционерами Северной Америки. Специалисты музея помогали их реставрировать. Отреставрировали, в частности, альбом об Исаакиевском соборе, изданный в 1883 году и, предположительно, подаренный только что взошедшему на престол императору Александру III.

На выставке можно впервые увидеть и отреставрированное музеем небольшое напрестольное Евангелие в серебряном окладе с перламутровыми медальонами.

Особая история у антиминса (плат с вшитыми в него мощами, лежащий на престоле в алтаре), изготовленного в царствование Александра II. На нем сохранилась подпись митрополита Антония Храповицого, основателя и первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, сделанная в Константинополе в 1920 году. Владыка не хотел упоминать, что антиминс был освящен в годы Советской власти, поэтому написал: "Бывшу на Св. Руси междуцарствию".

Еще один раритет - архиерейский саккос (богослужебное одеяние) из бархата и парчи - американский фотограф приобрел в 1930-е годы в московской гостинице "Националь", где, видимо, продавались вещи, награбленные в храмах и монастырях. Он собирался подарить красивую ткань сестрам, чтобы те сделали из нее шали, но к счастью, его разубедили таможенники, сказав, что это уникальная вещь. В Джорданвилль она попала благодаря его сыну.

Музей открылся в 1984 году, однако первые выставки, посвященные русской истории и культуре, в Джорданвилле проходили уже в середине прошлого столетия. Насельники обители, которую в русском рассеянии называют Зарубежной Лаврой, принимали самое активное участие в формировании экспозиции.

В частности, митрополит Лавр (Шкурла), бывший в свое время игуменом монастыря, занимался строительством помещения, которое сейчас занимает музей, собирал для него средства и публиковал воззвания в его поддержку.

"Для него это было святое дело. Он даже предлагал разные варианты названия музея. Например, "Русский национальный архив и музей", - рассказывает Перекрестов.

К сожалению, в США становится все меньше музеев, связанных с русской историей

Нынешний настоятель монастыря, владыка Лука (Мурьянка) ( как и владыка Лавр - карпато-росс по происхождению) также активно участвует в музейной жизни, входит в состав совета директоров.

К сожалению, сейчас в США становится все меньше музеев, связанных с русской историей. Уходят те, кто пытался сохранить в Новом свете культуру родной страны. "Маленькие русские музеи создавались на энтузиазме конкретных людей. И когда они уходили в лучший из миров, и музеи прекращали существование", - сожалеет Перекрестов.

В конце прошлого столетия некоторые собрания - из музея "Родина" в штате Нью-Джерси, из Музея кубанских казаков - были переданы в Россию. Судьбу других музейных русских коллекций трудно проследить.

Сейчас в США из музеев, созданных когда-то русскими эмигрантами, осталось только два - в Джорданвилле и Сан-Франциско.

В Джорданвилльском музее особенно ценится собрание предметов, принадлежавших семье Николая II и его приближенным, найденных в Ипатьевском доме в Екатеринбурге следователем Николаем Соколовым. Это документы, иконы, личные вещи, одежда. Часть из них оказались у сестры императора Ксении Александровны, жившей в Лондоне. Впоследствии, в 1960-е годы, они тоже были переданы в Джорданвилль через священника Михаила Польского, автора книги "Новые мученики Российские".

Еще одна часть экспозиции была передана в музей дочерью Великого Князя Константина Константиновича. Вера Константиновна подарила музею книги своего отца, его портрет. Наиболее ценный ее дар - работа Фаберже, которую Великий Князь подарил супруге Елизавете Маврикиевне на 25-ю годовщину свадьбы.

Многие из реликвий джорданвилльской коллекции пережили с их обладателями Гражданскую и Вторую мировую войны, переезды из страны в страну и требуют реставрации. Однако сегодня дорогие вещи, связанные с родиной, страдают и в США. "Я лично извлекал из мусора исторические документы" - с болью отмечает Перекрестов. Потомки тех, кто когда-то хранил русское наследие, увы, часто не понимают его ценности

Но, к счастью, больше противоположных примеров. В частности, недавно в музей передана коллекция, собранная выпускниками Императорского училища правоведения - это жетоны, студенческая форма, архивные документы и даже столовые приборы, используемые в училище.

"Этими людьми двигала любовь к альма-матер и желание не потерять связь друг с другом. Передавая свои коллекции нам, они понимали, что в музее и монастыре эти реликвии сохранятся лучше всего", - подчеркивает Перекрестов.

Культура Арт Музеи и памятники В мире США