Новости

26.08.2020 06:50
Рубрика: Происшествия

Шанс нужно дать каждому

Женский взгляд на производственный процесс в колониях
Алтайский край, возможно, единственное место в России, где замначальника регионального УФСИН, курирующим не кадровые или воспитательные направления, а производственный процесс в колониях, является женщина. Это подполковник внутренней службы, выпускница экономического факультета местного госуниверситета и мать троих дочерей Ирина Белова. Четверть века назад молодая девушка пришла работать в службу исполнения наказаний.
Ирина Белова: Обучая заключенных профессиям, мы даем им шанс найти свое место в жизни после освобождения. Фото: Пресс-служба УФСИН России по Алтайскому краю Ирина Белова: Обучая заключенных профессиям, мы даем им шанс найти свое место в жизни после освобождения. Фото: Пресс-служба УФСИН России по Алтайскому краю
Ирина Белова: Обучая заключенных профессиям, мы даем им шанс найти свое место в жизни после освобождения. Фото: Пресс-служба УФСИН России по Алтайскому краю

Про таких, как Ирина Белова, классик написал бессмертные стихи о том, что "есть женщины в русских селеньях..." Не знаю, как насчет "коня на скаку", а вот в "горящую избу" точно войдет, если надо. Ее так с детства воспитывали. Она и сама больше всего ценит в людях открытость и надежность.

Ирина Валериевна, каким было ваше детство?

Ирина Белова: Семья жила в пригороде Новоалтайска. Родители - железнодорожники, работали посменно, ездили в командировки. Как старший ребенок в семье я помогала маме управляться с садом, огородом и живностью, присматривала за сестренкой с братишкой. Иными словами, к труду была приучена сызмала. Это сейчас ребятишек отлучают от труда - полы в школе мыть нельзя, да и много чего запрещают. А мы и полы после уроков в школе мыли, и на станции железнодорожные пути от сорняка пропалывали, класса с пятого подрабатывали летом раз в неделю на путевой машинной станции. Мы это называли "крутить болты" - готовили болты с гайками, чтобы потом рельсы к шпалам крепить. "Били баклуши" - делали деревянные заготовки, которые использовались при монтаже рельсов к шпалам. Замечательно за лето зарабатывали. В старших классах могли работать побольше.

Наверняка в школе были активной пионеркой?

Ирина Белова: Конечно. Бессменный физорг класса и председатель совета отряда. Я была первой в классе, кого приняли в пионеры. Даже помню дату - 12 сентября. Очень было холодно в тот день, но я пришла в школу в распахнутой куртке, хотела, чтобы все увидели галстук. Но когда пришло время вступать в комсомол, жизнь в стране резко изменилась. В детстве я хотела стать милиционером, потом - учителем. После девятого класса, поступив в педучилище, оказалась на практике и быстро поняла, что это не мое. Забрала документы и после одиннадцатого класса поступила в Барнаульский кооперативный техникум учиться на бухгалтера.

Вы оканчиваете техникум и сразу попадаете в систему исполнения наказаний. Так все просто вышло?

Ирина Белова: Вы не поверите - попала по объявлению. Называется, не было бы счастья, да несчастье помогло. После окончания техникума планировала устроиться в систему РЖД, но не получилось. Пять месяцев искала работу, и тут вижу некролог в местной газете: "Администрация УБ 14/8 выражает соболезнование по поводу смерти сотрудника". Я поняла, что вакансия освободилась. Ехала в группу материально-технического обеспечения, но встретила меня в коридоре главный бухгалтер и после короткого разговора взяла на временную работу вольнонаемным счетоводом.

Как вам показалась жизнь в режимном учреждении?

Ирина Белова: Требования дисциплины и порядка восприняла абсолютно спокойно. Хотя в первый раз зайти в мужскую колонию было страшновато. Не по себе стало, когда за мной захлопнулись все двери. Но неприятное чувство быстро прошло. Как-то встретила там одноклассника-заключенного и поняла, что юность закончилась, в жизни наступил новый этап.

Одно из основных направлений работы осужденных - швейное производство. Фото: Виталий Аньков/РИА Новости

В колонию строгого режима в поселке Куета вы перешли из спокойного финансово-экономического отдела краевого управления ФСИН. Зачем?

Ирина Белова: Это было повышение по службе. Переход прошел нормально - с мужчинами, даже заключенными, работать проще.

И на Куете вскоре стали выпускать вкусное печенье...

Ирина Белова: Надо же было как-то развиваться. Закончилось время планово-экономического хозяйствования, а задачу обеспечения заключенных трудом с нас никто не снимал. Надо было искать новые возможности, и мы решили начать с производства печенья. Надо было обучить осужденных, найти "на воле" неравнодушного технолога, который бы передал опыт коллеге-заключенному. Я изучала, как налажено производство печенья в различных компаниях, обращалась за помощью на кафедру родного техникума. Все получилось. С тех пор сменился уже не один "пекарь", люди освобождаются, уходят, но планку качества мы выдерживаем. С одним из них пересеклась в Новосибирске в магазине: "Валериевна, здравствуйте!". Встреча из разряда случайных, но приятных.

Что самое главное в "пищевке"?

Ирина Белова: Душа. И соблюдение технологии - грубо говоря, не мешать в тесто что попало. Брать то, что положено по ГОСТу. Печенье должно быть "теплым", нравиться покупателям. Получив положительный опыт, мы занялись производством пельменей, кур-гриль. Везде соблюдаем тот же принцип: "Делай, как положено по ГОСТу". Положено курицу мариновать - маринуем. Не надо закачивать в тушку рассол - после готовки мясо станет "резиновым" и безвкусным. Коптим кур в коптильне, а не с помощью жидкого дыма. В Шипуново в ИК-6 производим вкуснейшее масло. Продукция идет на внутреннее потребление. И гостей с удовольствием угощаем.

Что сдерживает развитие производства в системе УФСИН?

Ирина Белова: Делать-то мы готовы многое. Проблема - в поиске заказчиков. Мы не можем конкурировать с субъектами малого предпринимательства, когда речь идет об участии в тендерах и аукционах. Почему им можно, а нам нельзя? Логика, видимо, в том, чтобы поддержать малый бизнес и получить больше налогов (мы-то являемся казенным учреждением). Но, с другой стороны, получая заказы, мы бы обучали заключенных тем или иным профессиям. Выйдя на свободу, они могли бы найти работу по полученной в колонии специальности.

Сейчас заказов со стороны, особенно муниципальных, очень мало. В прошлом году мы купили для ЛИУ-1 современное оборудование для производства корпусной мебели. В здании управления практически вся офисная мебель собственного производства. Когда наши заключенные работают постоянно - они совершенствуют свои навыки, набивают руку. А когда сегодня заказ есть, а завтра нет, то это сдерживает рост квалификации. Есть проблемы и с приобретением сырья. Плюс в том, что мы покупаем только качественное и отечественное. Однако его очень трудно найти. А когда находишь, то не сразу покупаешь: мы не можем просто взять деньги из кассы и купить. Нужно заключить договоры, провести необходимые процедуры - не все заказчики готовы долго ждать.

Какие производственные планы на будущее?

Ирина Белова: Планов много - людей мало. А кадры решают все. Опять же, надо учитывать нашу специфику, которая диктует сейчас два основных направления - швейное производство и деревообработка. С продукцией пищевки мы выходим на ярмарки, продаем, но ценник - за счет того, что мы работаем только с натуральным сырьем - повыше, чем на рынке. Пытались выйти на крупную торговую сеть, но по цене не договорились. Будем продолжать заниматься сельским хозяйством: выращивать и консервировать овощи, разводить свиней, держать молочное стадо.

В фильме Люка Бессона "Ее звали Никита" есть замечательная фраза: "Беспредельны только две вещи: женственность и возможность злоупотреблять ею". В вашей работе насколько помогают эти моменты?

Ирина Белова: Не знаю даже… На работе мы все сотрудники. И никто не делает скидку в работе на то, что ты женщина. Форму я ношу уже 25-й год и ношу с удовольствием. В ИК-3 на Куете я десять лет только в форме и ходила. Когда перевелась в управление, в моем рабочем гардеробе были формы разных расцветок на все случаи жизни и очень мало гражданского платья. (Со смехом.) Может, потому и пошла на курсы кройки и шитья. Мне нравится шитье, давно, еще в первом декрете, хотела поучиться. Времени свободного всегда было мало, но когда его удалось выкроить, я пошла на курсы и не пожалела. Платье, которое сейчас на мне, сама сшила.

Платье прекрасное. А что умеют ваши дочери?

Ирина Белова: Они спортом занимаются. Старшая Лена и средняя Катя - волейболом. 17-летняя Катя тренируется в Барнаульской спорткошколе № 2. Она почти каждый день пытается мериться со мной: "Мама, я выше тебя!". Но пока мы с ней обе ростом примерно 1,75 метра. Младшей Жене десять лет. Она пару лет позанималась волейболом и ушла в дзюдо.

Ключевой вопрос

Четырнадцать лет вы прожили в СССР. Что-нибудь в вас осталось от советского человека?

Ирина Белова: Наверное, те моральные устои, что закладывали в нас. Вспомните пионерское: "Будь готов? - Всегда готов!" То есть работать ради общего дела, невзирая на время, погоду, собственное состояние и все остальное.

В регионах Происшествия Правосудие Тюрьмы Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край