Новости

26.08.2020 17:51
Рубрика: Власть

Горькое лекарство

Вакцины от COVID могут попасть в руки организованной преступности
Сигнал тревоги от Интерпола - после пандемии поднимет голову организованная преступность. Международный криминал стремится взять под контроль финансовые потоки и даже распределение вакцин от коронавируса. Об этом "Российской газете" рассказал президент российской секции Международной полицейской ассоциации генерал-лейтенант Юрий Жданов.
Вакцина от коронавируса, которую создают многие страны, может оказаться козырем в руках мафии. Фото: Reuters Вакцина от коронавируса, которую создают многие страны, может оказаться козырем в руках мафии. Фото: Reuters
Вакцина от коронавируса, которую создают многие страны, может оказаться козырем в руках мафии. Фото: Reuters

Юрий Николаевич, на чем основаны опасения, что после пандемии мировая экономика может оказаться в руках мафии? Не слишком ли, так сказать, громкие заявления?

Юрий Жданов: Не слишком. Это подробно расписано в аналитическом обзоре "Влияние COVID-19 на организованную преступность (июль 2020 года)", подготовленном сотрудниками Управления по наркотикам и преступности ООН Анджелой Ме, Аньи Коренблик и Кристиной Кангаспунты. Там отмечено, что при пандемии в странах, где широко распространена организованная преступность, частные компании, чтобы удержаться на плаву, с большой вероятностью будут искать заемные средства на черном рынке.

Горькое лекарство

Так будут поступать многие частные компании, испытывающие трудности и зачастую не имеющие доступа к государственному финансированию.

Предприятия, работающие в таких секторах, как транспорт, гостиничные услуги, искусство, розничная торговля и индустрия красоты, особенно уязвимы в отношении подобного влияния организованных преступных групп. Когда эти компании возобновят свою деятельность, некоторые из них окажутся либо в долгу перед ОПГ, либо будут напрямую контролироваться ОПГ. Организованная преступность может получать контроль путем передачи денег в обмен на покупку акций или путем прямого поглощения бизнеса. Это открывает новые возможности для преступной деятельности, включая отмывание денежных средств и контрабанду, что ведет к дальнейшему расширению контроля и влияния ОПГ в сфере законной экономики.

В прицеле  государственные  финансы

И все-таки непонятно, как трудности отдельных компаний, которые могут попасть в руки организованной преступности, скажутся на мировой экономической системе? В конце концов государства окажут помощь своим уязвимым, но жизненно важным секторам экономики.

Юрий Жданов: В том-то и дело, что в зоне риска окажутся потоки государственных средств.

Сегодня правительства всего мира выделяют большие суммы на стабилизацию экономики и поддержку наиболее уязвимых групп населения. Хотя сейчас слишком рано говорить о наличии убедительных доказательств присвоения государственных средств ОПГ, сведения, относящиеся к прошлым кризисным ситуациям, позволяют предположить, что ОПГ сделают эти средства своей целью. Особому риску будут подвергаться деньги, предназначенные для помощи пострадавшим компаниям, приобретения медицинских и фармацевтических товаров, оплаты работ, связанных с общественными объектами, например, работ по модернизации больниц, а также услуг по утилизации отходов. Аналогичные процессы наблюдались после бедствий в Латинской Америке, вызванных тропическими циклонами, после землетрясения в Италии и после цунами 2011 года в Японии. В каждом случае ОПГ использовали процедуры государственных закупок для извлечения собственной выгоды.

Какие суммы выделяются государствами?

Юрий Жданов: Европейский союз собирается выделить своим членам беспрецедентное количество денег. На саммите в Брюсселе в конце июля было решено, что Фонд экономического восстановления после пандемии и семилетний бюджет превысят в сумме 1,8 триллиона евро.

И наверняка подключиться к таким ресурсам хотят не только пострадавшие страны и их граждане, но и ОПГ?

Юрий Жданов: И в Европе это понимают. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен сказала, что "защита нашего бюджета и уважение верховенства права неразрывно связаны, и мы должны сделать все возможное, чтобы защитить европейские деньги, усилив борьбу с мошенничеством".

Каким образом они собираются защищать свои деньги?

Юрий Жданов: Они очень стараются это сделать.

Европейское агентство по борьбе с мошенничеством OLAF до сих пор занималось расследованием такой деятельности в основном в отношении союзных проектов инфраструктуры и исследований в отдельных странах. Теперь агентство вынуждено создавать центр обмена информацией между государствами и налаживать межведомственное сотрудничество по борьбе с трансграничными финансовыми правонарушениями. Риск хищения государственных средств и риск проникновения в законную экономику - это две стороны одной медали, они представляют собой дилемму.

Помощь  со штампом мафии

Почему во время пандемии ОПГ усилили свое влияние?

Юрий Жданов: Пандемия выявила слабость структур управления на нескольких уровнях. Не в последнюю очередь это касается предоставления срочной помощи, в которой отчаянно нуждаются беднейшие слои населения. По всему миру ОПГ стали предлагать наборы первой помощи и другие товары и услуги первой необходимости тем, кто нуждается в них больше всего. Это позволило ОПГ укрепить свое влияние на тех территориях, где они осуществляют свою деятельность.

ОПГ увидели в пандемии еще одну  возможность для укрепления своего  положения, участвуя в принудительном  осуществлении режима карантина

В Италии мафиозные структуры использовали несуществующие благотворительные фонды для оказания помощи нуждающимся. Мексиканские картели распространяли наборы с едой и санитайзерами в штатах и городах, входящих в зоны их влияния. Якудза в Японии передавали в аптеки и детские сады бесплатные маски, туалетную бумагу и салфетки. "Талибан"(организация, запрещенная в РФ) направил в отдаленные районы Афганистана бригады медицинской помощи, чтобы помочь справиться с вирусом.

При этом многие из ОПГ не забывали про пропаганду и саморекламу, чтобы широкие массы населения знали, кто оказал им помощь. Один из мексиканских картелей рассылал видео вооруженных людей, раздающих из кузова пикапа сумки с продовольствием. Другие картели ставили свой логотип на упаковку наборов, которые они распространяли. Якудза делали щедрые предложения о помощи, что создавало вокруг ОПГ ореол благородства и могущества, даже если помощь в конечном итоге так и не была предоставлена.

И, что очень важно, эти действия имели целью продемонстрировать ошибки и неудачи государственных органов и дискредитировать официальные учреждения и ведомства. В результате ОПГ с высокой вероятностью будет легче вести свою деятельность на таких территориях и вербовать себе новых сторонников.

Полезные  бандиты

Странно, ведь, казалось бы, усиление полицейского контроля при режиме карантина должно снизить и уровень преступности.

Юрий Жданов: Многим тоже так казалось. Однако, по мере того как распространялся вирус и правительства все больше ужесточали контроль за населением своих стран, чиновники во многих государствах начали испытывать трудности, связанные с масштабностью задачи обеспечения соблюдения введенных мер. ОПГ увидели в этом еще одну возможность для укрепления своего положения, участвуя в принудительном осуществлении режима изоляции и комендантского часа.

В Афганистане "Талибан" заставлял проходить карантин тех, кто прибывал из Ирана. ОПГ в Латинской Америке вводили комендантский час для населения контролируемых ими территорий. Бывшие боевики в Колумбии и члены "Хайат Тахрир аль-Шам" (организация, запрещенная в РФ) в Сирии помогали следить за соблюдением запрета на большие скопления людей и режима изоляции.

Бразильские ОПГ и незаконные вооруженные формирования принимали самое активное участие в процессе, осуществляя контроль за ценами на такие товары повышенного спроса, как маски и антисептики. Таким образом, деятельность ОПГ прочно переместилась в области, традиционно регулируемые государством, с целью получения прибыли и вместе с тем улучшения своей репутации за счет государственных политиков и должностных лиц.

Получается, ОПГ нашли с государством общий язык?

Юрий Жданов: В некоторых странах - да, и это только видимая часть айсберга.

Социальное дистанцирование, комендантский час и карантин - даже когда их соблюдение обеспечивается ОПГ посредством таких противоправных методов, как угрозы и насилие, -соответствуют интересам правительств, поскольку все государства использовали ту или иную форму режима изоляции с целью предотвратить распространение COVID-19. Это говорит о сложности отношений между криминальным управлением и управлением, осуществляемым законной государственной властью. Но не о том, что они непременно находятся в прямой оппозиции друг к другу. Однако в долгосрочной перспективе любая возможная форма легитимизации ОПГ, обусловленная текущим кризисом, будет лишь усложнять и замедлять построение здорового общества.

И, наверное, еще сложнее противостоять организованной преступности в виртуальной реальности?

Юрий Жданов: Да, и это тоже одна из важнейших проблем правоохранительных и судебных органов - неудовлетворительная связь и координация с частными технологическими компаниями, что составляет серьезные препятствия для правоприменения на всех незаконных интернет-рынках.

В зоне риска окажутся потоки государственных средств. Ведь сегодня правительства всего мира выделяют большие суммы на стабилизацию экономики

Существующие правовые рамки не обеспечивают в достаточной мере надлежащего регулирования незаконной деятельности в интернете, и требуется более жесткое законодательство для обеспечения кибербезопасности.

Что же этому мешает?

Юрий Жданов: Наряду с созданием законов важно понять, какие организации должны отвечать за соблюдение обязательства по мониторингу, предусмотренного такими законами. Традиционно такую роль брало на себя государство, а исполнение обеспечивали правоохранительные органы. Однако, по мере того как сложность онлайновых рынков все больше возрастает, технологические компании, как наделенные на исключительной основе соответствующими средствами и ресурсами, должны контролировать интернет-среду, как того требует законодательство.

Фрагментированный характер правовых структур, в том числе тех, которые регулируют использование электронных доказательств в суде, затрудняет проведение трансграничных расследований. По мере нарастания трансграничных информационных потоков судебные и правоохранительные органы ведут борьбу за доступ к электронным доказательствам, относящихся к уголовным расследованиям.

4 миллиона потенциально опасных лекарственных препаратов стоимостью более 14 миллионов долларов было изъято в результате проведенной в период пандемии международной операции, которую координировал Интерпол.

Это особенно актуально, поскольку такие доказательства становятся все более доступными в частных инфраструктурах. Если они находятся за пределами страны, проводящей расследование, или принадлежат провайдерам услуг, учрежденным за пределами ее территории, получить такие доказательства очень сложно или даже невозможно. Задержки с получением соответствующих доказательств часто означают, что они уничтожены или перемещены, прежде чем будут завершены процессы трансграничной передачи данных. Даже если электронные доказательства собраны и использованы для обвинения, слабая осведомленность многих представителей судебной власти делает их практически бесполезными.

Что значит - слабая осведомленность? Это вы так корректно называете техническую неграмотность?

Юрий Жданов: Можно и так сказать. Даже в богатейших странах мира нет достаточного числа полицейского персонала, имеющего подготовку в области онлайновой криминалистики, необходимую для расследования широкого ряда преступлений, совершаемых в интернете, начиная от мошенничества с кредитными карточками и шантажа разоблачением сексуальной жизни и заканчивая наркотрафиком в теневом интернете и торговлей вымирающими биологическими видами.

Вообще же многие проблемы правоохранительным органам и судебной системе придется решать буквально "с колес", поскольку организованная пандемическая преступность мутирует так же быстро и неожиданно, как COVID-19.

Ключевой вопрос

Аптека с черного входа

Наблюдаются ли признаки того, что в условиях пандемии международная преступность усиливает свои позиции в сфере здравоохранения?

Юрий Жданов: Пандемия выявила слабость структур управления на нескольких уровнях. Не в последнюю очередь это касается предоставления срочной помощи. И ОПГ по всему миру стали первыми предлагать такую помощь. Фото: Александр Корольков

Жданов | Странно было бы иначе. В некоторых секторах экономики пандемия вызвала существенное увеличение спроса. Сюда относятся, например, медицинское оборудование, фармацевтическая продукция, электронная коммерция, розничная продовольственная торговля, ритуальные услуги. Также значительно вырос спрос на медицинские маски, дыхательные аппараты и лекарственные препараты. Чем незамедлительно воспользовались преступники.

В результате проведенной в период пандемии международной операции, которую координировал Интерпол, было изъято свыше четырех миллионов потенциально опасных лекарственных препаратов стоимостью более 14 миллионов долларов и блокирована деятельность 37 ОПГ. При посредстве примерно 2000 веб-сайтов осуществлялась реализация более чем 34 000 нелицензированных или фальсифицированных товаров, включая поддельные маски, некачественные санитайзеры для рук, дезинфицирующие "спреи от коронавируса", "наборы для защиты от коронавируса", а также нелицензированные противовирусные препараты.

ООН прогнозирует, что рынок вакцин может стать следующей областью, которая столкнется с повышенным спросом и недостаточным предложением, что сделает ее уязвимой для организованной преступности.

Власть Безопасность Правоохранительная система Вакцина от коронавируса: разработка и испытания Пандемия коронавируса COVID-19