Новости

01.09.2020 20:46
Рубрика: Власть

Мама, что мы будем делать?

Анна Кузнецова: Вирус - как плохая погода, надо перетерпеть
Как мы будем учиться? Повторится ли мучительная дистанционка? Будут ли школьники учиться в три смены? Как долго продлится очное обучение, если оно все же состоится? Эти вопросы "РГ" переадресовало Уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой.
Анна Кузнецова: Ребенок не должен оставаться один, не должен думать, что он один. Фото: пресс-служба Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова: Ребенок не должен оставаться один, не должен думать, что он один. Фото: пресс-служба Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка
Анна Кузнецова: Ребенок не должен оставаться один, не должен думать, что он один. Фото: пресс-служба Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка

Анна Юрьевна, эпоха фейков и недосказанность порождают лавину псевдоновостей: от "учиться будем две недели, а потом уйдем на дистант" до "занятия будут проходить в три смены". Где правда?

Анна Кузнецова: Никакие ограничения не должны довести нас до трехсменки. Да, будет сложно. Соблюсти все предосторожности от Роспотребнадзора непросто. Почему? Потому что непривычно. В первые месяцы, скорее всего, будут сбои и сложности. Но самое главное - обойтись без фанатизма. Исполнение рекомендаций не должно привести к коллапсу.

Пока сложно представить, как все это будет работать в реальности. Утро снова начнется с проверки температуры в дверях и очередей на входе?

Анна Кузнецова: Сложно представить, сколько нужно термометров для больших школ, чтобы не создавать столпотворение. Кто будет держать дистанцию между малышами? Если взрослым детям достаточно объяснить, где стоять, то как быть с самыми маленькими учениками? А как быть инклюзивному классу или классам с особенными детьми? Тут нужно просто понимать, что это не навсегда. Вирус, как плохая погода, нужно просто немного потерпеть. Лучше походить с зонтиком, пусть это не так удобно, зато мы не будем мокрыми. А солнце обязательно выглянет.

Выходит, каждая школа будет принимать свое решение?

Анна Кузнецова: Да. Поэтому я предлагаю по итогам первых двух учебных месяцев проанализировать, как мы справляемся, найти лучшие модели, о которых хорошо отзываются учителя, родители и сами дети, и поделиться этими оптимальными решениями с другими школами. По-человечески я очень переживаю за наших педагогов, потому что все это ляжет дополнительным бременем на их плечи. Им придется ходить по классам, водить детей на завтраки в разное время. Появляется очень много дополнительных условий.

Родители тоже придумывают свои модели выживания в новой реальности - кто-то отправит ребенка в школу в защитном экране, кто-то положит в рюкзак десяток масок, кто-то настроит таймер на мытье рук. Вы как мама какие выбрали способы защиты?

Анна Кузнецова: Антисептик для рук около входа обязательно. Учитывая, что у нас дома малыш, меня, конечно, очень тревожит новый учебный год. Я очень надеюсь, что дети будут ходить не только в школу, но и на дополнительные занятия и тренировки.

В перчатках мои дети, конечно, ходить не будут. И маску, безусловно, снимут, особенно младшие. С постоянным мытьем рук мы разобрались еще в начале самоизоляции. Мне кажется, эффективнее будет решить вопрос - как и где снимать верхнюю одежду, стараться не носить рюкзак по всем комнатам, ставить его в одно место. Постараемся организовать рабочие места так, чтобы максимально локализовать принадлежности, которые дети носят в школу.

Что, на ваш взгляд, самое трудное в современной школе?

Анна Кузнецова: Если есть семья, которая видит, что происходит с ребенком, все трудности преодолимы. И, наоборот, если ребенку некому помочь, то самая простая ситуация при прочих равных условиях может стать критической. Ребенок не должен оставаться один, думать, что он один. Беда современной школы - это ребенок, оставшийся наедине со своими проблемами. Он сидит на ступеньках, и к нему никто не подходит и не спрашивает: "Почему ты здесь один?"

Знаете, какая тема стала топовой по обращению к детским уполномоченным в регионах? Конфликты в школах. Что происходит? Почему ситуация требует вмешательства омбудсмена? Люди не находят справедливости? Однобокую позицию занимает руководитель школы и учитель? Родители хотят чего-то нереального? Мы вместе с региональными уполномоченными стали разбираться. Оказалось, что конфликтные комиссии и медиаторы в школах не работают. На бумаге они существуют, а помочь в реальном конфликте, когда у родителей своя позиция, у учителя своя, у ребенка своя, некому. Обычная профанация. И профанацией это будет до тех пор, пока школьные конфликты не будут восприниматься всерьез.

Школе важно получить 100 баллов по ЕГЭ, пройти проверки с положительным результатом, а ссоры и конфликты уходят на второй план.

О личном

Чему научило лето

Какое настроение у вашего первоклассника?

Анна Кузнецова: Мне кажется, ему очень любопытно, что же его ждет. А я переживаю, что он будет младше своих одноклассников. Но мы очень долго думали и приняли решение идти в этом году в школу.

За что вы могли бы сказать спасибо этому лету?

Анна Кузнецова: Ох, это лето мы запомним надолго (смеется). Самое главное событие этого лета, конечно, наш Петя. Мы все лето пытались понять, как это бывает, когда рождается седьмой ребенок. С каждым новым ребенком все меняется. Я вижу и в себе какие-то изменения, уже учишься делить себя не на шесть, а на семь. Уехать мы никуда не стремились, прекрасно понимая, что никуда дальше поликлиники этим летом мы не уедем.

Я посадила розы и ягоды. На удивление, розы чудесно расцвели (при том, что ухода за ними особого не было и почва не очень хорошая). Вообще, я так увлеклась на самоизоляции работой по дому и обустройством территории, что дети говорили: "Папа, а когда мама на работу пойдет?" (Смеется.) Им пришлось поливать, копать, таскать, будущий первоклассник Тимофей скручивал грядки из пластика. С утра мы готовились к школе, мама распечатывала задания, а папа ворчал: дай детям спокойно отдохнуть, пусть они просто ничего не делают (смеется). Это лето нас заново учило общаться друг с другом, быть вместе, теперь вдевятером.

Вопрос омбудсмену

Мой сын возвращается в школу. Реально. Не виртуально. Я не представляю, как ребенок может соблюсти все меры безопасности от вирусов. Невозможно заставить человека делать то, что противоестественно. Особенно ребенку.

Евгения Тагунова, Волоколамск, Московская область.

Власть Работа власти Госуправление Президент Уполномоченный по правам ребенка