Новости

01.09.2020 18:56
Рубрика: Власть

Солнечная музыка

"Когда вы занимаетесь особенными детьми, своими или чужими, вы непременно открываете в себе новые качества". Для Татьяны Николаевны Ореховой, красивой молодой женщины, это истина, которую она постигала на собственном опыте. Для того, чтобы помочь своей дочке, которой уже двенадцать лет, оказалось мало музыкального и технического образования, потребовались навыки педагога и психолога, и сейчас готова диссертация, посвященная проблемам воспитания и социализации особенных детей.

В конце минувшей недели в подмосковной усадьбе Вяземских-Шереметевых Остафьево, прозванной Русским Парнасом, и в московском музее Н.А. Островского проходил Международный инклюзивный фестиваль "Солнечная музыка". Его во второй раз проводила созданная Т. Ореховой региональная общественная организация содействия защите прав и интересов детей-инвалидов, инвалидов детства и их семей "Мария" при поддержке Министерства труда и социальной защиты РФ, ряда общественных организаций и учреждений культуры. Мне, к сожалению, не удалось выбраться в Остафьево, где кроме концерта на колоннаде усадьбы проходил торжественный бал, но, к счастью, удалось попасть в Музей Н.А. Островского.

В рамках фестиваля выступали коллективы, создатели которых ставят перед собой разные задачи. Более семидесяти процентов выпускников курского музыкального Колледжа-интерната слепых, созданного в 1945-м, как писали тогда, для "военноослепших", становятся профессиональными музыкантами или работниками культуры. Как и студенты Российской государственной специализированной Академии искусств, созданной в 1991 году, - это единственное в мире высшее художественное образовательное учреждение для особенных детей. А рядом с ними на концертных площадках фестиваля демонстрировали свои таланты юные музыканты из мытищенской Школы-сада для детей с ограниченными возможностями здоровья и инклюзивный оркестр "Солнечные нотки", которым руководит создательница "Марии".

Дети и молодые люди всех возрастов, несхожие ограничения по здоровью, они воспитываются по разным рекомендациям, - но для каждого из них музыка открывает мир новых возможностей и дарит острые положительные переживания. Коллективное творчество - даже если звучит дуэт концертмейстера с солистом - это важный профессиональный шаг и одновременно необходимый путь к социализации.

Давно не испытывал такого волнения от звуков музыки, звучащей со сцены, - не от безупречности исполнения, а от особого чувства победы над, казалось, неотвратимым и невозможным. На сцене играли и пели дети, которые с распространенной медицинской точки зрения несовместимы с музицированием. Понятно, что этот приговор не относится ни к слепым, ни даже к детям с церебральным параличом, но его выносят к другим особенным детям, прежде всего к тем, кто рождается с синдромом Дауна. И тем не менее вопреки распространенному - в том числе и среди профессионалов - мнению, само существование инклюзивного оркестра "Солнечные нотки" доказывает, что существует методика их вовлечения в мир музыки.

Коллективное творчество для особых детей - важный профессиональный шаг и одновременно необходимый путь к социализации

Мои суждения могут быть весьма уязвимы с точки зрения профессионалов, которые занимаются особенными детьми. И тем не менее позволю себе высказать несколько соображений. Полвека назад мои студенческие товарищи, которые учились на режиссерском факультете, подрабатывали в весьма уважаемых психиатрических учреждениях, где занимались с их пациентами театральной терапией. В ту пору мы все были увлечены не только опытами Ежи Гротовского, но и Якоба Леви Морено, экстравагантного психиатра, создателя психодрамы, равно принадлежащей миру медицины и миру искусства.

Именно тогда ко мне пришло понимание, что особенные подростки, после 18 лет попадающие во взрослые психоневрологические интернаты, оказываются в чуждой агрессивной среде. Молодые люди с синдромом Дауна в ней долго не выживали. И если, скажем, для людей с душевными расстройствами занятия живописью или театром - это психотерапия, а результаты их трудов - всего лишь специфическая запись в истории болезни, то у людей с синдромом Дауна, как и у аутистов, - все совсем иначе. С их особой эмоциональностью мир искусства - то пространство, где они ощущают себя комфортнее, чем, быть может, в обыденной реальности. Это открытие новых жизненных возможностей.

Понимаю, что вступил на весьма опасную почву, где самый страшный грех - это грех высокомерия. Мы не лучше особенных детей и взрослых, даже если они нуждаются в нашей помощи. Главное, чтобы быть не хуже их. Как, к сожалению, часто бывает. И хотя за последние два десятилетия общественное отношение к особенным детям стало значительно гуманнее, оно все же не претерпело кардинальных изменений. В Москве ежегодно рождаются две с половиной тысячи детей с синдромом Дауна. И если в середине 2000-х 80% таких детей оказывались на попечении государства, то сегодня в семьях остается более 50% таких детишек. А это значит, что у них появляется шанс на достойную жизнь. Потому что каждый из таких детей требует индивидуального ухода, который невозможно обеспечить в интернатах. Они требуют общения с обычными детьми, но общество к этому еще не готово.

Каждый из таких детей требует индивидуального ухода, который невозможно  обеспечить в интернатах

На самом деле неизвестно, кто кому нужнее. На концерте в Доме-музее Н.А. Островского были только родители детишек, выступающих на сцене, и их педагоги. Хочется думать, что из-за ограничений, связанных с пандемией. Ведь общение с особенными детьми, с их творчеством важно всем нам - взрослым и детям. В мире, полном агрессивного непонимания других, это необходимая школа человечности, которая все чаще покидает нас.

Власть Позиция Колонка Михаила Швыдкого