Новости

03.09.2020 06:35

Амбициозные этажи

Зачем нужны небоскребы и что мешает появлению таких высоток в Новосибирске?
Почему Новосибирск до сих пор не обзавелся хотя бы одним небоскребом, что мешает застройщикам возводить по-настоящему высотные дома, почему жилье дорожает пропорционально увеличению этажей и как качает на верхотуре - обо всем этом "РГ" рассказал главный архитектор Новосибирска Александр Ложкин.
Большинство россиян видит свое жилищное счастье максимум на уровне седьмого этажа. Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости Большинство россиян видит свое жилищное счастье максимум на уровне седьмого этажа. Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости
Большинство россиян видит свое жилищное счастье максимум на уровне седьмого этажа. Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости

Александр Юрьевич, с определением понятия "небоскреб" в мировой практике не могут определиться до сих пор, а что в России считается высотным строительством? И были ли идеи возведения таких домов в Новосибирске?

Александр Ложкин: В российской практике существуют определенные нормы высотного строительства, и прежде всего они связаны с пожарной безопасностью. Они определяют максимальную высоту объекта, возгорание в котором можно потушить при помощи традиционных средств. Лестница пожарной машины, точнее - коленчатый подъемник, должна доставать до подоконника верхнего этажа здания. Это высота в 75 метров. Данная норма позволяет построить здание примерно в 25-27 этажей. Если выше, то нужно получать специальные технические условия.

Это процесс достаточно сложный, такие документы разрабатывает специальный столичный институт. В Новосибирске зданий выше 75 метров немного. Были идеи построить настоящие высотные дома на улицах Кирова, Военной, на Крас-ном проспекте между станциями метро "Гагаринская" и "Заельцовская". Но единственное предложение, которое в работе на сегодняшний день, это 150-метровый жилой комплекс на пересечении улицы Каменской и Октябрьской магистрали. На уровне муниципалитета установлены нормы этажности зданий, высота ограничена тридцатью этажами, поэтому застройщик просил разрешения на отклонение от предельных параметров. Но на какой стадии проект находится сейчас, сказать не могу.

Кроме бюрократических барьеров, что еще мешает застройщикам возводить в городе высотные здания?

Александр Ложкин: Нужно понимать, что любые нормы и ограничения возникли не на пустом месте. Высотное здание - это всегда источник повышенной опасности, экстраординарные меры для эвакуации людей в случае пожара или любого другого ЧП. Например, огонь на средних этажах может отрезать людям путь вниз, при этом нельзя использовать для эвакуации лифты. Любая вероятность должна быть учтена, но предусмотреть все очень сложно. Плюс ко всему влияет и близость аэропортов, аэродромов, а здесь ситуация обострилась. Есть аэронавигационные ограничения, но зоны аэронавигации на территории Новосибирска не внесены в земельный кадастр, и застройщики их попросту не видят.

Еще с одним ограничением мы столкнулись в микрорайоне у телецентра - оно связано с сигналом вышки. Сегодня мы плотно занимаемся реконструкцией на площади Карла Маркса, новый застройщик зашел на площадку здания ДК "Сибсельмаш", и, конечно, и у него, и у нас есть желание возвести там высотный комплекс. Но мешают ограничения, связанные с распространением телесигнала: во-первых, высотное здание может перекрыть его и создать помехи, а во-вторых, излучение может вредить здоровью жильцов верхних этажей.

К Новосибирску приклеилось прозвище "Сибирский Чикаго", но в американском городе с небоскребами как раз все в порядке. Может быть, стоит равняться?

Александр Ложкин: По темпу роста численности населения в XX веке Новосибирск - действительно уникальный город, но нужно понимать, что Чикаго в свое время был экономической столицей США, именно там построили первое в Америке высотное здание - правда, тогда это было всего десять этажей. А в начале XX века на строительство высоток там наложили запрет, который действовал довольно долго. В это время небоскребы росли в Нью-Йорке. Возможно, как раз из-за ограничений того времени Чикаго потерял статус главного города Америки.

В любом случае на строительство небоскребов в США изначально повлияло два основных фактора. Это активность бизнеса - точнее, сосредоточение в одном городе богатейших корпораций, и ограниченные территории в центре города - взять хоть Манхэттен, хоть чикагский даунтаун. Кстати, схожую картину можно наблюдать в Екатеринбурге, где работают крупные компании, а центральная часть города весьма плотно застроена. Там возведение небоскребов, с одной стороны, вопрос необходимости, а с другой - амбиций. В Новосибирске нет по-настоящему крупных бизнес-структур, зато здесь активно развивается малое и среднее предпринимательство, а площади позволяют уплотнять застройку без строительства небоскребов.

То есть необходимости в супервысотках у города нет?

Александр Ложкин: Думаю, застройка должна быть разнообразной. Если появится интересный проект небоскреба, он сможет сделать город привлекательнее, но и зацикливаться на этом не стоит. Нужно понимать, что строительство высоток - это обычно в первую очередь вопрос престижа: еще в средневековой Италии богатейшие купцы старались построить башню повыше. Но, руководствуясь этими соображениями, можно получить лишь очередной "замороженный" проект.

Сравнительно недавно в одном из крупных городов России провели любопытный опрос, для начала поинтересовавшись, хотят ли жители появления небоскребов. И половина респондентов ответила утвердительно. Но когда их спросили, какой этаж они бы выбрали, лишь несколько процентов отдали предпочтение высоте, а подавляющее большинство видит свое жилищное счастье максимум на уровне седьмого этажа, в среднем это третий-четвертый. Самым комфортным и востребованным жильем во всем мире является среднеэтажная квартальная застройка в пять-восемь этажей, и Новосибирск вряд ли должен быть исключением. Но у горожанина обязательно должен быть выбор, жить в пятиэтажке, в двадцатиэтажке или в высотке.

А с бытовой точки зрения жизнь "под небом" имеет какие-то особенности?

Александр Ложкин: Есть некоторые моменты. Вообще если такие объекты появятся в Новосибирске, лучше бы, если бы это были административные здания. Использовать высотки для проживания действительно сложно. На верхних этажах могут серьезно ощущаться колебания. Сказывается даже небольшая сейсмическая активность, а главное - завихрения ветра. С сейсмической обстановкой у нас все более-менее в порядке, хотя случались заметные толчки, но от ветра на большой высоте никуда не деться.

Новосибирск - вообще город ветреный, и когда небоскреб стоит на пути воздушного потока, то позади него создается область низкого давления, а перед ним - область высокого давления. Завихрения начинают здание колебать. Чтобы нивелировать это воздействие, применяют очень сложные технологии, если попробовать объяснить проще - что-то вроде маятника, который гасит колебания и стабилизирует все 150-200 метров стали, стекла и бетона. В общем, жить на верхних этажах - скорее экзотика, чем необходимость.

Вы предпочитаете жить на более традиционных высотах?

Александр Ложкин: Абсолютно точно не хотел бы жить высоко. Да, кому-то нравится - это прекрасные панорамы, современное, комфортное жилье. Но мне хватает того, чтобы побывать на смотровой площадке или выпить кофе в ресторане, а потом все же спуститься на землю. .

Ключевой вопрос

Бытует мнение, что жилье в высотке должно дешеветь с увеличением количества этажей, однако квартиры в таких домах могут быть очень дорогими. Почему так происходит?

Александр Ложкин: Для начала нужно сказать, что когда на желание построить небоскреб мы накладываем наши девелоперские модели, становится немного страшно. Мы прекрасно знаем, как зачас-тую непросто происходит управление обычным многоквартирным домом, даже девятиэтажкой - это ТСЖ, собрания собственников, принятие сложных финансовых решений и тому подобное. В высотном здании еще сложнее, там гораздо больше жильцов, и, повторю, это источник повышенной опасности, любой небоскреб требует специальных технологий не только строительства, но и обслуживания.

Даже помыть окно на каком-нибудь сотом этаже - проблема. На таких высотах окна делаются неоткрывающимися, а значит, нужно либо привлекать промышленных альпинистов, либо при строительстве закладывать особые технологии, лебедки. Казалось бы, мелочь, но недешевая. А что будет, когда придет пора замены фасада? Утеплитель вентилируемого фасада требует замены каждые двадцать-тридцать лет, на высоте это сделать будет непросто. И, конечно, нужно особое внимание уделять контролю строительства. Ведь были случаи, когда недобросовестный застройщик использовал, например, легковоспламеняющиеся материалы вместо негорючих, что стало причиной сильного пожара в одной из высоток Красноярска или в Грозном-Сити несколько лет назад.

В регионах Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск