08.09.2020 22:00
    Рубрика:

    В годовщину начала блокады на улицах Петербурга читали имена погибших

    Восьмого сентября 1941 года вокруг Ленинграда сомкнулось кольцо блокады. В этот день город скорбит. Петербуржцы всех возрастов выходят на поминальные чтения, называя погибших поименно.
    Сергей Николаев
    Сергей Николаев

    - Набарова Евлампия Дмитриевна, 1898 года рождения. Проживала на улице Мира, дом 25. Дата смерти - ноябрь 1941 года. Место захоронения - Серафимовское кладбище... Нефедов Юрий Петрович, 1941 года рождения. Проживал на проспекте Обуховской Обороны, 31. Дата смерти - июль 1942 года. Место захоронения неизвестно... - перечисляет кудрявая девчушка лет семнадцати. На последнем имени - мальчика Юры, не дожившего до двух лет, - она спотыкается, голос дрожит.

    Вслед за девушкой список имен берет интеллигентный дедушка в берете. Он читает, тяжело опираясь на трость, не очень долго - пока не устает стоять. Отойдя, признается, что не мог не прийти: в страшном 1942-м его маленьким мальчиком вывезли из осажденного города по льду Дороги жизни. Вспомнить о тех, кто не выжил, - его долг.

    К микрофону становится женщина средних лет, она зачитывает всего несколько имен - по памяти, без бумажки. Это ее родные, не пережившие блокаду...

    Вечером 8 сентября в окнах петербургских домов загорелись поминальные свечи

    Акция "День памяти жертв блокады 8 сентября" проходит третий год. В этот день имена погибших одновременно читали в библиотеках и на предприятиях, в школах и институтах, на улицах и площадях, просто во дворах. Погибших слишком много. Из известных 850 тысяч имен было прочтено лишь около 60 тысяч. На то, чтобы назвать всех, уйдут годы.

    - Неоплаканная судьба ленинградцев - часть городского подсознания. Блокада - в подкорке, - объясняет суть историк Лев Лурье. - Важны даже не новые книги и документы, а возможность открытой эмоции. Простое чтение имен погибших очищает, очеловечивает.

    Одна из главных площадок "Дня памяти" - двор Зимнего дворца в самом сердце Петербурга.

    - Человек остается жив, пока звучит его имя. Уничтожение имени - это главный способ уничтожения вечной жизни человека. А возрождение всех тех людей, кто погиб в блокаду, через произнесение имени - это совершенно магический ритуал, - объясняет директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. И приобщиться к этому не только важно и нужно - это для всех нас тоже спасение.

    Поделиться: