Новости

09.09.2020 04:19
Рубрика: Власть

Владимир Солодов: Движение к лучшему уже началось

Власти и жители Камчатки совместно определяют приоритеты развития своего края
Во время своего визита на Камчатку премьер-министр России Михаил Мишустин поставил во главу угла задачу сделать жизнь в регионе привлекательной. По итогам его поездки на Дальний Восток был подписан перечень поручений, 18 из которых касаются полуострова напрямую. Как реализовывать поставленную задачу, рассказал врио главы Камчатского края Владимир Солодов.
 Фото: Instagram Владимира Солодова  Фото: Instagram Владимира Солодова
Фото: Instagram Владимира Солодова

Владимир Викторович, вы занимали посты заместителя полпреда президента РФ в ДФО, председателя совета директоров Фонда развития Дальнего Востока, председателя правительства Республики Якутия и, соответственно, хорошо представляете специфику и проблемы различных дальневосточных регионов. В чем вы видите особенность Камчатского края, что отличает его от других краев, областей и республик Дальнего Востока?

Владимир Солодов: Меня как-то поразили слова одного камчатца - он занимается развитием и популяризацией вулканологии, - который сказал: "Самая большая ценность - это приезжие, они видят Дальний Восток со стороны, им есть с чем сравнить". И я нескромно отношу себя к таким людям, приехавшим сюда и полюбившим Камчатку.

На Дальнем Востоке работаю уже пять лет. С одной стороны, я москвич: родился и вырос в столице. С другой - человек, хорошо знающий Дальний Восток, даже лучше, чем большинство дальневосточников, потому что я бывал в девяти регионах Дальнего Востока из 11-ти и посещал не только региональные столицы, почти во всех крупных городах макрорегиона был.

Если говорить об особенностях Камчатки, конечно, первое, что приходит в голову, - природа. Это уникальный уголок, по природной красоте с ним не сравнится ни одно место в мире.

Второе, не менее значимое, отличие - в людях. Они здесь особенные: любящие свой край не гладкой, а суровой, настоящей такой любовью. Ругающие его. Искренне переживающие за его судьбу. В этом, мне кажется, главная сила Камчатки - в ее людях, влюбленных в свою землю и ценящих ее очень-очень высоко.

Камчатцы ждут перемен. И тот аванс, который они мне дали сейчас, очень важен для меня. Все проблемы Камчатки за раз мы не решим - нет, к сожалению, такой волшебной палочки, но нужно, чтобы люди почувствовали: движение к лучшему уже началось.

Мне очень нравится формулировка, которую предложил эксперт по инновациям Джим Кэролл: "Think Big, Start Small, Scale Fast", что значит: "Мысли глобально, начинай действовать прямо сейчас с малого и быстро масштабируй достижения". Я глубокий приверженец этого принципа и считаю, что нам на Камчатке так и нужно идти: поставить большую цель, начинать движение к ней прямо сейчас, а результат быстро тиражировать на всю систему.

В качестве первой особенности региона вы назвали его уникальную природу. Полуостров - действительно мечта путешественника. Не зря говорят, что Камчатка - это туристический рай. Но, как и рай, она труднодостижима. А у вас уже есть здесь любимое место, где нравится бывать самому и куда хотелось бы пригласить друзей?

Владимир Солодов: Таких мест много на полуострове. То, что мы обычно видим в буклетах туристических маршрутов, - прекрасные уголки, но к ним не сводится Камчатка. Есть еще и Быстринский район с его горами - камчатская Швейцария, и Эссо, и Командорские острова, и отдаленные вулканы - Толбачик, Ключевская сопка, и невероятные долины рек.

Любимое место сложно выделить. Но мне очень нравится океанский берег, в частности, Халактырский пляж. Не так часто получается там бывать. Недавно с моим маленьким ребенком гуляли по полосе черного песка. Правда, оказалось, что ходить с коляской по вулканическому пляжу - непростое занятие, но мы приноровились. Шум волн, свежий океанский воздух, прохладный ветер мне нравятся: все это очень хорошо ум прочищает.

Халактырский пляж - действительно визитная карточка Петропавловска, но он, мягко говоря, дикий. Облагораживать его намерены?

Владимир Солодов: Безусловно, уже запланировано, что на Халактырку придет новая дорога, причем асфальтовая. Ее построим примерно в двух километрах правее того места, где сейчас трасса подходит к пляжу. Конечно, важно соблюсти баланс между освоением этой территории и сохранением ее первозданной дикости - того, ради чего люди и едут сюда. Сейчас мы работаем над зонированием побережья, чтобы определить места для кафе и шатров и оставить пустое пространство, где, кроме настеленной дорожки, не будет иных примет присутствия человека. Степень воздействия человека на природу должна быть минимальной.

О гостях на Камчатке с каждым годом заботятся все больше, однако гостиниц по-прежнему не хватает, да и найти хорошее место, чтобы перекусить, приезжему сложно…

Владимир Солодов: Это правда. Однако для развития туристической отрасли все фундаментальные основания есть. Нужно просто засучить рукава и работать.

Для осознания масштаба возможностей люблю приводить такой факт: прямо сейчас в небе над нами пролетают десятки самолетов, которые перевозят людей между двумя самыми густонаселенными регионами мира - между Североамериканским континентом и Юго-Восточной Азией. Это те туристы, которые могли бы прилететь к нам, сделать здесь остановку. В свое время так начала привлекать турпоток Исландия, находящаяся на полдороги между Европой и Америкой. Это и наш путь. Но необходимо построить аэровокзальный комплекс и создать инфраструктуру, которая позволит людям обоснованно делать остановки на Камчатке и комфортно проводить здесь время. Нужны большие проекты, они потянут за собой якорную инфраструктуру и создадут мультипликативный эффект и для местных жителей, и для больших компаний, а самое главное - зададут ту планку туризма современного мирового уровня, которой нам не хватает.

И такие инвестиционные проекты уже есть. На территории края их более сорока. Самый яркий из них - курортный комплекс "Три вулкана", он переходит в активную стадию реализации. Мне также импонирует проект туристической базы "Лагуна" на Паратунке, где задано новое качество самой базы и сервиса. Это вопрос не только комфорта туристов, но и их безопасности, а главное - безопасности нашей природы. Ведь неоднократно уже случалось, когда, скажем так, "неофициальные" туристы с палатками приходили на наши альпийские луга и за несколько дней стоянки просто вытаптывали все вокруг. Природа после их отдыха очень долго восстанавливается. Организованный же тур поможет нам и больше туристов привлечь, и сохранить красоту, которой восхищаются во всем мире.

А как добиться баланса между привлечением инвестиций, реализацией проектов, причем не только туристических, и сохранением природной среды региона?

Владимир Солодов: Что касается туризма, то здесь противоречия надуманные. В 50-60-е годы прошлого века Долина Гейзеров не была включена в заповедник и к ней проходила "тропа здоровья", по которой в общей сложности прошло около десяти тысяч человек за все время. Негативные последствия этого видим до сих пор: целые овраги в тундре, действительно искореженная природа. Тропа так и не заросла, хотя люди по ней просто пешком шли. Сегодня в Долине Гейзеров ежегодно бывают шесть-семь тысяч человек, но теперь устроены настильные дорожки, четко разделены людские потоки, от туристов требуют неукоснительного соблюдения правил пребывания в заповеднике. И такого ущерба, как остался от "тропы здоровья", нет.

Еще один пример. Если посмотреть с вертолета на тундру в районе Мутновского вулкана, увидите, что она вся испещрена следами шин больших джипов, которые туда привозят людей. Нужно построить к вулкану одну грунтовую дорогу в качественном современном исполнении и следить, чтобы с нее никто не съезжал. Реализация такого инвестиционного проекта послужит развитию инфраструктуры и позволит, как ни парадоксально это звучит, сохранить окружающую среду.

Но подобный подход применим не во всех сферах. Большие дискуссии разворачиваются, когда дело касается недропользования. Так после обращений жителей была приостановлена лицензия на добычу россыпного золота в районе нерестовой реки Быстрая.

Считаю, что при выдаче разрешения на разработку недр должны учитываться не только эффективность бизнес-проекта, но и интересы региона и соблюдение экологического баланса. Я уже предложил внести соответствующие поправки в федеральное законодательство.

Нам на Камчатке нужно оценивать долгосрочный эффект от любого инвестиционного проекта. Пока традиционно учитываются результаты, которые достижимы в течение пяти-десяти лет: доходность, количество новых рабочих мест и так далее. Негативное влияние на природу обычно рассматривается в среднем временном горизонте. Но я глубоко убежден, что оценивать надо в 50-летней перспективе. Пока так никто не считал, но это не значит, что мы не можем этого сделать. Начинать надо на Камчатке, а потом этот принцип и на всю страну переносить.

Учитывать нужно отдаленные последствия реализации инвестпроекта, и тогда станет понятно, что вред от вырубки десятков гектаров леса и перерытых побережий нерестовой реки несопоставим с экономическим эффектом от добычи 940 килограммов рассыпного золота.

Такие проекты, конечно, нужно блокировать. Для борьбы с ними есть все возможности. Сейчас мы совместно с министерством природных ресурсов России вырабатываем механизм действия консультативной комиссии, которая сможет на ранних стадиях оценки бизнес-предложений честно сказать: этот инвестпроект не повлияет негативно на природу Камчатки и соответствует экологическим приоритетам края, а этот - наоборот опасен. И правила должны быть прозрачными для всех участников, чтобы инвесторы их тоже понимали.

Петропавловск-Камчатский - один из старейших городов Дальнего Востока: в этом году он отмечает 280-летие. К памятной дате по вашей инициативе запущен проект "Город для жизни". Раньше в нем жизни не было?

Владимир Солодов: Положа руку на сердце, сейчас Петропавловск-Камчатский - тяжелый для жизни город, неприспособленный и некомфортный. Здесь особенно острый контраст между красотой окружающего ландшафта - живописнейшими вулканами, сопками, бухтой - и состоянием Петропавловска. Жилой фонд в плохом состоянии, реклама аляповатая и размещена непродуманно, повсюду смотрят пустыми глазницами недострои, нет тротуаров и мест для прогулок.

По сути, надо с нуля создавать городскую среду. И важно вовлечь в этот процесс жителей. Когда я предлагал этот проект, мой первый тезис состоял в том, что город должен стать удобным для жизни, а второй - в том, что сами люди должны быть вовлечены в его развитие.

В рамках программы запланированы благоустройство дворов, асфальтирование межквартальных проездов, приведение в порядок территорий медицинских учреждений. Много инициатив идет от самих граждан. Кстати, сейчас в городе проходит фестиваль граффити, преображается целый ряд больших фасадов, а также подпорных стенок. А началось все с простой идеи. Одна из жительниц Петропавловска-Камчатского - она живет на улице имени Полины Осипенко - поняла, что молодежь не знает, в честь кого названа улица, и предложила на подпорной стенке изобразить нашу замечательную летчицу вместе с самолетом, на котором та осуществляла свой перелет. Так можно и улицу украсить, и объяснить людям, чем известна Полина Осипенко.

Мы подхватили эту идею и расширили ее до фестиваля. Стали появляться тематические граффити и мифические персонажи, например, наш ворон Кутх.

Главное - слышать идеи людей, помогать их реализовывать и вовлекать горожан во все, что происходит в Петропавловске. Нужно добиться общей ухоженности города, а не только обновления жилого фонда или дорог. На это и нацелена программа "Город для жизни".

Причем многие вещи надо делать комплексно. Вот, скажем, в апреле, когда автомобилисты меняют зимние шины на летние, везде огромные кучи покрышек. Заходишь в лес, вроде безлюдное место - а там штабеля шин. Как с этим бороться? Начнем с того, что будем доплачивать людям, сдающим колеса. Сейчас при сдаче шин нужно самому заплатить сбор за утилизацию. Мы сделаем обратную схему, чтобы стимулировать горожан отправлять резину на переработку. Уже запущено производство покрытий из крошки. А их потребуются много, потому что в следующем году по всему городу появятся десятки спортивных и детских площадок - будет построено 50 дворовых городков для детей. Жители сами выберут, где их поставить. А мы поможем увязать два проекта - строительство детских и спортивных площадок и утилизацию брошенных шин, которые так уродуют облик Петропавловска.

Вы уже упомянули о камчатских недостроях. Один из них "прославился" на всю страну. Сооружение краевой больницы длится с 2009 года, но пока в наличии только каркас здания. Есть надежда на завершение стройки?

Владимир Солодов: Это многострадальный проект. Деньги на строительство неоднократно выделяли и возвращали в бюджет. Камчатцы уже и не верили, что получат когда-либо нормальное краевое медучреждение.

Вник в ситуацию и очень быстро отреагировал на нее председатель правительства России Михаил Владимирович Мишустин. Не секрет, что руководители обычно приезжают на перерезание ленточки, а премьер-министр отправился на проблемный объект. И принял непростое решение о возобновлении строительства в ближайшее время и выделении средств. Необходимо 8,4 миллиарда рублей, 6,9 из них - направят из федерального бюджета. По плану первый этап больницы завершат в конце 2022-го - начале 2023 года.

Мы искренне заинтересованы в реализации проекта, и у нас для этого есть все организационные возможности. Мы не повторим ошибок прежних лет, когда каркас здания бросили, не достроив. Это накладывает серьезную ответственность на меня: я ручаюсь головой за то, что проект будет завершен.

Обозначенные сроки вы считаете вполне реальными?

Владимир Солодов: Они согласованы с министерством строительства России. Строительные технологии не стоят на месте, поэтому за два года вполне возможно такой проект реализовать. Если мы сейчас окончательно определим конфигурацию строительства и выберем подрядчика, то в течение двух лет сможем все сделать.

Одна из моих камчатских знакомых поделилась: "Я свой день теперь начинаю с Instagram губернатора". Вы ввели открытые конкурсы на руководящие должности в крае, оперативные совещания проводите в режиме онлайн. Видите отдачу от таких действий?

Владимир Солодов: Не было бы отклика, я бы так не действовал.

На Камчатке немного жителей - всего 313 тысяч, и при этом у меня в Instagram почти 60 тысяч подписчиков. Это значит, что я могу до каждого напрямую донести информацию без домыслов и кривотолков.

У этой моей позиции - давняя история. В университете 17 лет назад я защищал диплом по теме "Трансформация средств массовой информации в условиях постиндустриального общества", и один из тезисов работы гласит, что модель коммуникации меняется и переходит к линейному, прямому распространению информации. Я изучал мировой опыт, и для меня важно, что сейчас все это можно применить на практике.

С первого моего дня на Камчатке задействован механизм информационной открытости. И мне кажется, что уже произошел важный сдвиг в мышлении работников органов власти. Открытость - это норма, и в ней нет ничего особенного. Обязанность каждого публичного руководителя - напрямую рассказывать о своей деятельности людям и слышать обратную связь. И это тот стиль, который мы будем продвигать в управленческой команде Камчатского края.

Похоже, некоторые руководители себя неуютно чувствуют, когда совещание проходит в открытом режиме.

Владимир Солодов: Да, была нервозность, но зато существенно выросло качество подготовки к обсуждениям: сотрудники понимают, что они на виду и их репутация теперь во многом зависит от готовности к оперативному совещанию. А для меня это возможность сразу несколько задач решить: во-первых, напрямую рассказать жителям края, чем мы занимаемся, во-вторых, получить обратную связь, в-третьих, мобилизовать государственных служащих, ведь совещание смотрит не только узкий круг министров и зампредов, но и все чиновники на своих рабочих местах, и они сразу понимают, какие задания будут поручены им. Это, кстати, работает и на сплочение государственного аппарата вокруг главной нашей задачи - повышения качества жизни людей. Я пытаюсь объяснить всем госслужащим, что жители Камчатского края - это наши работодатели, и мы должны относиться к их обращениям, жалобам, инициативам как к запросам наших нанимателей, слышать их и действовать исходя из их пожеланий.

Проект "Камчатка в порядке" тоже нацелен на это?

Владимир Солодов: Этот портал - своего рода аналог интернет-приемной, в которую может зайти любой житель края, просто набрав в браузере "камчаткавпорядке.рф". В Instagram я начал общаться через личные сообщения и вскоре понял, что физически не успеваю даже просмотреть все и тем более ответить на них или дать обратную связь по принятому решению. Но у людей есть запрос на такое вот простое обращение к власти.

Поэтому выходом из ситуации стал запуск специального портала, где каждый житель может высказать жалобу или внести предложения, посмотреть новости или проголосовать, к примеру, за актуальные для его двора перемены.

Считаю, что портал вышел удачным, несмотря на то, что запускали его в очень короткие сроки. А судьба его будет зависеть от того, станет ли он по-настоящему массовым и популярным, будет ли важным инструментом наведения порядка у нас на Камчатке.

Во многие точки края можно только долететь. Вы пользуетесь регулярными рейсами? Можете оценить состояние малой авиации, которая обслуживает отдаленные районы Камчатки?

Владимир Солодов: Тут другого варианта нет. Наш авиационный парк является безальтернативным, поэтому я им и пользуюсь.

Вот недавно на Командоры летали самолетом Л-410 Камчатского авиационного предприятия. Это вполне добротное современное воздушное судно на 14 пассажиров.

Но будем обновлять парк. Как только закончится пандемия, продолжим общение с заводом-изготовителем, чтобы закупить другую модификацию, менее требовательную к длине взлетно-посадочной полосы.

К сожалению, у нас серьезно изношен вертолетный парк. В регионе в общей сложности 32 вертолета: 24 Ми-8 у компании "Витязь Аэро" и восемь машин у Камчатского авиапредприятия. Кстати, очень рад, что у нас есть частный авиаперевозчик. Это дает дополнительный стимул к развитию конкуренции и повышению качества услуг.

Россия - один из лидеров по выпуску вертолетной техники, при этом программа льготного лизинга на вертолеты не распространяется, только на самолеты российского производства. Конечно, это нелогично. Премьер-министр в ходе визита в наш край поручил этот недочет устранить. Так что в ближайшее время мы получим хорошее подспорье в обновлении вертолетного парка.

Заметно, как год от года улучшается елизовский аэропорт. А как меняется аэропортовая инфраструктура в районах края?

Владимир Солодов: Аэропорт Елизово - это въездные ворота Камчатского края. Он требует реконструкции. Я уже говорил, что из-за его состояния крупные зарубежные авиакомпании отказываются приходить в регион. Здание сейчас не соответствует мировым стандартам обслуживания, но проект его реконструкции уже готов.

Проблема с авиационной инфраструктурой у нас по всему полуострову. И она заключается не в том, что часто нет удобного аэровокзального комплекса. Это, что называется, дело второе. Беда в том, что сами взлетно-посадочные полосы находятся в изношенном состоянии или в затяжном ремонте, как в Оссоре, где многократно переносились сроки ввода взлетно-посадочной полосы. Очень острая ситуация в Тиличиках. Там аэропорт расположен на косе, которая была разрушена цунами, но до сих пор он используется. А это аэродром "подскока", там осуществляют дозаправку и посадку в случае необходимости при полетах на все севера - в Пенжинский и Олюторский районы. На острове Беринга взлетка размокает от осадков и становится непригодной для посадки судов.

При перемещении по территории края самая острая проблема - восстановление взлетно-посадочных полос, укрепление их полотна. И выполнение этих двух задач должно быть синхронизировано: нужно обновлять авиационный парк и с учетом требований новых самолетов поддерживать взлетно-посадочные полосы в должном состоянии.

Прилететь на Камчатку дорого, но по ней летать не менее затратно. Что делается, чтобы местные жители, особенно из северных районов, могли добраться до краевой столицы, перемещаться между райцентрами?

Владимир Солодов: Решение состоит из нескольких факторов.

У нас действительно очень дорогие авиабилеты. Если ставить задачу удешевления, надо разобраться, из чего складывается такая высокая стоимость. Есть общие причины, характерные для всего Дальнего Востока: небольшой пассажиропоток и огромные расстояния. Есть причины специфические. Первая - активное использование вертолетной техники, а перевозки вертолетом это всегда накладно. Приведение в порядок взлетно-посадочных полос позволит активнее перейти на использование самолетов. Вторая - стоимость авиационного керосина, он у нас примерно в два раза дороже, чем в центральной части России. Третья - аэропортовые сборы.

Возьмем для примера аэропорт Соболево, в котором работают 17 человек и в год обслуживаются 852 пассажира. Всего за год осуществляется 52 взлет-посадки. Это значит, что на одного пассажира приходится 19 тысяч рублей на содержание аэропорта при каждом вылете или посадке. Конечно, в таких условиях нельзя говорить ни о каких дешевых билетах.

Тактический выход - это субсидирование. Но сейчас программа субсидирования авиаперевозок спроектирована таким образом, что перелеты внутри региона не подпадают под федеральную помощь. Считается, что это проблема субъекта РФ, и такой подход несправедлив, поскольку регионы разные. Одно дело Поволжье, например, или даже Урал, где внутренние перелеты - лишь альтернатива автомобильному либо железнодорожному сообщению, дающая дополнительный комфорт перемещения. И совсем другое - Камчатка, где авиатранспорт - единственный способ добраться из одной точки в другую. Поэтому мы работаем над тем, чтобы внутрирегиональные перевозки были включены в федеральную программу субсидирования.

Для этого, по-видимому, понадобится вносить изменения в законодательную базу?

Владимир Солодов: Безусловно. По состоянию на январь 2020 года было поручение президента по разработке такой программы, но коронавирус внес некоторые коррективы. Подготовка программы субсидирования внутрирегиональных авиаперелетов несколько отложена, но ее актуальность остается. Для Камчатки это очень важный вопрос.

Вы выступали и с иными законодательными инициативами, к которым сейчас с интересом присматриваются другие регионы, в частности, с предложением снизить транспортный налог для старых машин.

Владимир Солодов: В нашем предложении речь идет о введении дифференцированной ставки налога в зависимости от возраста автомобиля.

Сейчас общероссийская практика такова, что мощные машины относятся к предметам роскоши и облагаются высоким налогом. Например, транспортный налог на джип с двигателем свыше 250 лошадиных сил составляет более 50 тысяч рублей. Вроде бы логично. Но особенность Камчатки в том, что мощный автомобиль в наших условиях - это повседневная необходимость. К тому же на Дальнем Востоке достаточно "пожилой" автотранспортный парк. У нас в крае всего менее пяти процентов автомобилей новые, а 95 - бывшие в употреблении. Большой старый джип - не роскошь, а наиболее приемлемое средство передвижения в наших дорожных реалиях, и несправедливо, когда автомобиль у человека стоит 300-400 тысяч рублей, а налог на него - 50 тысяч.

Разработан и принят закон о снижении транспортного налога для автомобилей старше десяти лет, и льгота коснулась практически каждой семьи. На Камчатке самый высокий в стране уровень автомобилизации: одна машина приходится на двух жителей.

Признаюсь, изначально я довольно настороженно отнесся к этому предложению. Но когда мы разложили все по полочкам, стало ясно, что не такие большие деньги теряет бюджет, а подспорье камчатцам заметное будет. И хочу сказать, что в этом наш край не стал новатором - мы повторили опыт, реализованный в Приморье и очень хорошо себя зарекомендовавший. И это реальное решение на запрос жителей. Так что мы и дальше будем применять лучшее из опыта других регионов.

При запуске проекта "Доступная рыба" вы тоже учитывали опыт соседей по ДФО - Сахалинской области, Приморского и Хабаровского краев?

Владимир Солодов: Недоступность рыбы для населения - это давняя болевая проблема, и она по-разному решается. Под лозунгом "Доступная рыба" кроются различные программы разной степени удачности. Были на Камчатке и раньше попытки реализовать такие проекты, и они носили крайне спорный характер.

Я действительно смотрел на другие регионы, и самым интересным показался сахалинский опыт. В области пошли путем системного решения: рыба продается не в отдельных местах или отдельным категориям, а она доступна всем, кто находится на территории региона. И у нас этот проект реализуется через магазины и супермаркеты. На определенные категории рыбной продукции рыбопромышленники не делают наценку вообще, а торговые сети ставят минимальную надбавку. Вся эта калькуляция прямо на ценнике указана, и видно - по какой стоимости отпускают рыбу добытчики, какая наценка у магазина.

В проект вошли социальные виды морепродуктов - горбуша, кальмар, камбала, минтай - по цене от 50 до 150 рублей за килограмм. Представьте: свежайшая, охлажденная (даже не замороженная!), уникальная по своим качествам камчатская горбуша стала реально доступной - продается по 50 рублей за килограмм.

Задают вопросы: "А когда в проекте будут крабы, чавыча?" - на что я честно отвечаю: пока не будут. У нас задача - чтобы доступной была социальная рыба, а не деликатесы. Для меня важнее сделать горбушу по 50, а не снизить цену на лососевую икру с 4 до 3,5 тысячи. Именно в этом, на мой взгляд, и заключается суть проекта "Доступная рыба".

Во время поездки по дальневосточным регионам председатель правительства РФ Михаил Мишустин уделил Камчатке больше всего времени - четыре дня. О некоторых итогах командировки премьер-министра вы уже сказали: это и завершение строительства краевой больницы, и распространение лизинговой программы на вертолетную технику. А какие принятые в ходе визита решения и данные поручения отразятся на жизни камчатцев в отдаленной перспективе?

Владимир Солодов: Я очень признателен лично Михаилу Владимировичу Мишустину и всей правительственной делегации за то внимание, которое они уделили полуострову. Оно дорогого стоит, ведь жители Камчатского края чувствуют себя немножко забытыми властью.

Федеральные министры вживую увидели условия нашей жизни, мы подробно проговорили с ними обстоятельства развития экономики региона. И теперь, я уверен, каждый из них при упоминании "Камчатский край" в документе будет видеть не просто набор безликих буковок, а наше жилье, наши дороги, промышленные предприятия, школы и детские сады, больницы и ФАПы. Это самый главный долгосрочный эффект: регион стал близким и понятным для министров.

Что касается конкретных решений, они носили в том числе и стратегический характер. Выделю три темы.

Первая - это газификация, которая является основой для развития экономики, залогом предоставления комфортных и доступных по цене коммунальных услуг. Процесс пойдет за счет сжиженного природного газа, он будет поступать с перевалочного терминала компании "НОВАТЭК" в бухте Бечевинской и поставляться в транспортную систему полуострова.

Вторая тема - реновация жилья. Жилой фонд на Камчатке в ужасающем состоянии, но, к сожалению, так получилось, что край практически не вошел в федеральные программы по расселению аварийных домов, а в последние годы значительно упали объемы работ по программе сейсмоукрепления. Я убедил членов правительства РФ в необходимости особого подхода к Камчатке. Уже есть понимание алгоритма, по которому край может включиться в программу реновации.

И третья - обеспечение доступа к сети интернет. Мы все понимаем, что интернет теперь не менее значим для людей, чем электричество или дороги. Сейчас с компанией "Ростелеком" прорабатываем решения по прокладке оптико-волоконной линии, которая должна связать Петропавловск-Камчатский и Анадырь не в подводном, а в наземном исполнении. Тогда он попутно захватит поселки, и 11 тысяч человек получат скоростной выход в интернет. Сейчас разрабатывается конкретный маршрут линии.

Есть идеи и по другим направлениям - по развитию промышленности, совершенствованию рыбохозяйственной деятельности. Но они требуют более обстоятельного отдельного разговора.

Владимир Викторович, в завершении хочу спросить - как изменилась ваша жизнь после переезда на Камчатку и чего вам не хватает здесь?

Владимир Солодов: На самом деле очень многое изменилось. Во-первых, я стал отцом. Так совпало, что сын родился в день образования Камчатского края. Во-вторых, на Камчатке я впервые в жизни завел собаку - это лайка, девочка. Вообще очень многое изменилось. Я бы сказал, что после переезда в моей жизни стало в разы больше ответственности. Но это все очень радостные перемены.

Единственное, чего не хватает на Камчатке, - времени. А все остальное у меня есть. Мне очень нравится формула счастья, которую назвал Иван Бунин. Он сказал: "Человека делают счастливым три вещи: любовь, любимая работа и возможность путешествовать". Вот мне кажется, что на Камчатке все сошлось наконец: здесь моя семья, работа приносит удовольствие, потому что я вижу происходящие изменения, и есть возможность путешествовать по полуострову. Я счастлив!

В регионах Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Камчатский край Петропавловск-Камчатский