Новости

09.09.2020 10:08
Рубрика: Культура

Жизнь как в музее

Жители сельской глубинки хотят увековечить традиционный крестьянский уклад
Вариантов, как остановить миграцию сельского населения, не так много. Если есть работа, школа, нормальные условия для проживания, вряд ли кого-то потянет к перемене мест. Кроме бытовой стороны, есть и другая, к которой не применимы экономические понятия. Человек должен любить малую родину и гордиться ее историей, выдающимися земляками, достопримечательностями наконец.
Дом Магруф-бабая станет центром музея российской деревни. Фото: Гульназ Данилова Дом Магруф-бабая станет центром музея российской деревни. Фото: Гульназ Данилова
Дом Магруф-бабая станет центром музея российской деревни. Фото: Гульназ Данилова

Куда податься бедному крестьянину?

Все это есть в деревне Начарово Балтачевского района. Судя по архивным документам, в 1703 году ее основали татары, бежавшие из Казанской губернии от насильственного крещения и непосильного земельного налога. Вначале они обосновались на территории нынешнего Караидельского района и назвали свое поселение, как и родное, Бишалаб. По нему их "вычислили" и велели вернуться обратно. Однако те двинулись дальше. За ежегодную плату они взяли в вечное владение у башкир земли и закрепились здесь. Свою новую родину назвали Начар - от персидского "некуда деваться".

О том, что произошло с тех пор до сего дня, кем были отцы-основатели и кем стали их потомки, в книге "Поучительная история одной деревни" рассказали сами начаровцы - доктор филологии, профессор, писатель Раиф Амиров и краевед Рафкат Авхатов.

Им, как и другим односельчанам, хочется, чтобы история Начарово продолжалась. Но чем удержать сельчан, если в городах жизнь интереснее? В современных условиях - это, конечно, туризм. Однако чтобы заманить в сельскую глубинку путешественников, нужен сильный "магнит". Подумали и решили, что им может стать сама деревня, но не в нынешнем виде, а в преобразованном.

Все нужно на месте

Начаровцы видят свою деревню как живой музей, в котором можно проследить жизнь аула на протяжении столетий и обогатить свои познания в области применения дерева.

Все, что нужно для создания живого музея уже, а точнее, еще есть. Это - дома, сараи, клети, деревянная мечеть, музей писателей и литераторов района, деревянное типовое здание школы, сельской кооперации, деревенского клуба, а также предметы быта, орудия труда. И все это действительно живое - связано с именами местных жителей.

Самый старый сохранившийся дом - Магруфа Зайнагабдинова - был построен в 1900 году. Наследники передали всю усадьбу в распоряжение сельского поселения. Магруф Зайнагабдинов был человеком-легендой. Это о таких говорят "сам себя сделал". Родился в 1865 году в бедняцкой семье, но был настолько упорным и трудолюбивым, что выбился в середняки. Весной и летом работал на земле, осенью и зимой отвозил на уральские заводы золу и поташ, обратно привозил металлические орудия труда и продавал по окрестным деревням. Нанимался и ямщиком. В его усадьбе было четыре огромных амбара для зерна. В голодные годы, раздавая его, он спасал от неминуемой гибели односельчан. А во время гражданской войны, когда белогвардейцы собрались обстрелять деревню с соседней горы, он уговорил их не делать этого, откупившись тем же зерном. Так же поступил, когда деревню заняли красные.

Все, что нужно для создания живого музея уже, а точнее, еще есть

В 1913 году, когда до Начарова добрались агенты крупнейшего в Уфимской губернии страховой компании "Саламандра", он застраховал свой дом, так как это было единственное в деревне строение с тесовой крышей, а не с соломенной, как остальные.

В годы коллективизации Магруф Зайнагабдинов отдал в колхоз весь сельхозинвентарь, всю скотину. Несмотря на это, его пытались раскулачить, но односельчане этого не позволили. Умер Магруф-бабай в 1936 году. Его сын Хамит, лучший бригадир в колхозе, погиб на фронте.

То, что дом уцелел, символично. Это не только памятник истории и напоминание о труженике, но и урок сегодняшним фермерам о том, что нельзя отрываться от народа.

Здесь и планируется воссоздать картину крестьянской жизни начала XX века со всеми ее атрибутами.

Кстати, в усадьбе этого дома в 2016 году установили памятник участникам Великой Отечественной войны и боевых действий. Он станет частью историко-культурного комплекса музея. Рядом, согласно проекту, запланировано строительство центра детского досуга и физкультурно-оздоровительного комплекса.

В деревне есть еще один дом с историей. В 1940 году его построил Маулетдин Кашапов, в 1930-е годы служивший в Красной армии водителем. Архитектура здания отражает традиции сибирско-алтайского и приуральского домостроения. Жилище смотрит окнами и крыльцом во двор, а на улицу выходит только стена чулана с окошком-бойницей, наглухо закрытой изнутри. На таком подоконнике сибиряки оставляли для беглых каторжников на ночь краюху хлеба, молоко и махорку. Так они себя огораживали от общения с беглецами и с властями, если надо держать ответ. Но впоследствии Маулетдин все же прорубил нормальное окно и на улицу, чтобы не сильно отличаться от остальных.

Сохранились в Начарово дома постройки послевоенной и постперестроечной поры. Все вместе - наглядная иллюстрация истории развития народной архитектуры. Что же касается предметов труда и быта, народных промыслов, то по всему Балтачевскому району объявлен сбор того, что многие обычно считают старьем и недрогнувшей рукой относят на помойку. С глаз долой, из сердца и памяти - вон.

Сегодня - старье, завтра - экспонат

- К сожалению, новое очень быстро вытесняет старое и уходит в небытие. То, что еще вчера было новым и радовало, сегодня кажется ненужным. Как-то я спросил у одной женщины в преклонном возрасте, помнит ли она, что такое кер кыргыч - стиральная доска? В старину ее делали из дерева, потом использовали металлический ребристый лист. Ответила, что не знает. Но ведь этот предмет еще несколько десятков лет назад, до появления первых стиральных машин, был в каждом доме! И таких примеров - сотни. Конечно, деревянные изделия быстрее остальных выходят из строя, таков уж материал, из которого они сделаны. Тем не менее и они сохраняются. И оказалось, что во многих деревенских домах остались старинные сундуки, самодельные шкафы для посуды, туески (сосуды из бересты), прялки... Дерево испокон веков было главным строительным материалом. Из него изготавливали все, что нужно: от колыбели до гроба, от лука до приклада автомата, от бани до тронов и дворцов.

Люди охотно откликнулись на призыв, причем даже из соседних районов. Пока те вещи, которые они готовы передать для экспозиции, находятся у них дома, потому что их негде хранить. Когда такое место появится, сказать сложно.

Так победим!

Со своим проектом музея деревни Раиф Амиров обращался во все существующие инстанции - от администрации Балтачевского района до Совета Федерации. Отписок получил увесистую пачку. Единственный ценный совет ему дали в министерстве культуры Башкортостана: попытаться получить грант. В 2019 году заявка на грант прошла экспертизу, ее оценили довольно высоко, но в конкурсе выиграли в основном московские проекты. Раиф Амиров, который именует себя "ходоком от деревни Начарово", не отчаивается, собирается участвовать в новых конкурсах. И так - до победного конца. Проект продуман тщательно, его реализация прописана поэтапно и детально. Нужны только деньги, для начала восемь - десять миллионов рублей.

- В Германии более 200 лет, после всех войн и катаклизмов, стоит единственный за рубежом музей русской деревни. В этом году его объявили объектом мировой культуры под защитой ЮНЕСКО. О намерении построить несколько музеев русской деревни заявили китайцы. И ведь построят. А у нас в Башкирии ничего подобного нет, хотя все предпосылки для организации имеются, - подчеркнул Раиф Амиров.

Энтузиаст и патриот уверен: он должен называться музеем российской деревни, так как отражает путь, который прошли все села нашей необъятной страны. То, что это татарская деревня в башкирской глубинке, только добавит "изюминки".

В регионах Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Башкортостан ПФО Башкортостан