Новости

11.09.2020 09:00
Рубрика: Общество

Любовь спасет

Альберт Лиханов: Когда берут ребенка из-за бедности, это катастрофа
Альберт Лиханов, писатель, председатель Российского детского фонда, - человек неравнодушный и неутомимый. В СССР он был первым, кто заговорил о сиротстве и сиротах. Благодаря его неутомимости прибавка к тогдашнему сиротскому пайку в домах ребенка увеличилась с 20 копеек на целый рубль, появились семейные детские дома, был создан первый детский фонд. Сегодня Лиханов продолжает делать добрые дела: его фонд помогает глухим - слышать, школьникам - думать и сострадать, взрослым - любить и уважать друг друга. Накануне своего 85-летия Альберт Лиханов рассказал "РГ" о самом главном.
Альберт Лиханов: Главное в жизни не свобода, а ответственность. Фото: Из личного архива Альберт Лиханов: Главное в жизни не свобода, а ответственность. Фото: Из личного архива
Альберт Лиханов: Главное в жизни не свобода, а ответственность. Фото: Из личного архива

Альберт Анатольевич, лет десять назад вы рассказали "РГ", что встречаете юбилей с печальным настроением, а сейчас?

Альберт Лиханов: С еще более печальным. Недавно в "РГ" опубликовали такие цифры: 20 процентов детей живут в нищете. Или вот еще статистика, у вас же опубликованная, - 43 тысячи детей изъяты у семей. Что это за дети, изъятые из семьи? Если это семья, которую органы опеки сочли плохой, - это одна тема. Но я подозреваю, что это дети-"возвращенцы". Когда-то мы создали семейные детские дома. Сегодня их нет, есть приемные семьи. В семейном детском доме мама была приравнена к старшему воспитателю. Она получала зарплату (пусть небольшую), соцпакет, отпускные, больничный, у нее шел трудовой стаж и начислялась пенсия. А теперь у нас приемная семья, работающая по договору подряда. В любое время обе стороны могут договор разорвать. Маленьких детей берут охотно, за них дают деньги. Я подозреваю, что сегодня бедные семьи, чтобы поднять свой уровень дохода, берут детей и живут за их счет. Хотя эти деньги в некоторых регионах ничтожны. В Кировской области на ребенка дают 7800 рублей. Разве это достаточно? Я только что был там в нашем бывшем семейном детском доме. Оба родителя служат таким детям верой и правдой. Восемь детей, трое с задержкой психического развития. Родители в месяц вместе получают 34 тысячи. Это что? На чем мы экономим? И я очень боюсь родителей-любителей. За такими приемными семьями нет ни соцпакета, ни обязательств. Они воспитывают покинутых деток как любители, а не профессионалы. С одной стороны, это благо, а с другой стороны, если ты берешь чужого ребенка из нужды, любви там возникнуть не может. Чаще всего, когда эти дети достигают непослушного возраста в 12-14 лет (а это у всех происходит, у сытых и сверхсытых), родители отдают детей обратно государству. Вот это и есть изъятые дети. И это - непоправимая катастрофа. И вот ребенок меняет одну семью на другую. А если по пять семей? Как его восстановить? Что он в этой жизни сумеет сделать? Как состоится? Да он никогда никому не поверит, потому что прожил детство в обстановке тотального, повторяющегося - из семьи в семью - предательства.

Вам не кажется, что самая большая печаль ХХI века - это дети? Воспитание становится атавизмом.

Альберт Лиханов: Я не знаю, кто придумал (скорее всего он был глуп или был врагом России) отменить в школе воспитание. Русская педагогика состоит из двух начал: образование и воспитание. Образование без воспитания - зло. И семья без воспитания не может существовать. Знаете, в мире давно бродит идея того, что ребенка можно сделать и без родителей. Зачем они нужны? Но это очень коварный технологизм.

Татьяна Сорокина недавно взяла 83-го ребенка. У нее день рождения недавно был, спрашиваю, сколько народу пришло? Где-то 110 человек, отвечает

Что все же главное в жизни?

Альберт Лиханов: Многие сегодня утверждают, что главное - это свобода. А мне кажется, главное - это обязанность. Была в советское время такая Валентина Семенко, председатель областного суда из Иванова. Она рассказывала о простеньком эксперименте. Посадит разводящихся, чайку нальет и спросит - ну, а почему вы разводитесь? А что будет с детьми, если вы разведетесь? Все отвечают, что дети эту родительскую весть с ужасом и слезами воспринимают. После такого разговора 90 процентов забирали заявление о разводе.

А как же медиаторы? Эти люди должны подружить разлюбивших друга друга...

Альберт Лиханов: Нужны авторитеты. Нужны уважаемые люди. Кто у нас национальный авторитет, допустим, в области литературы? Вот были Юрий Бондарев, Даниил Гранин... Их уже нет. Но даже когда они были, их авторитетность была снижена. Гранина, правда, Владимир Владимирович справедливо любил, наградил высшим орденом. Но ведь дело не в наградах и признании. Дело в том, чтобы их авторитет слышала нация. И чтобы власть говорила нации: вот, послушайте старцев. Кстати, о старцах. Сегодня очевидно категорическое снижение интереса к ним. Неправильное, несправедливое. Старцы - носители колоссального опыта, им нужно давать говорить, выпускать на трибуну, на экран. Старчество может сыграть огромную социальную роль в нашей жизни, если власть будет их обогревать.

Как-то вы сказали, что журналист как врач. Его задача - не навредить. Что сейчас происходит с журналистикой?

Альберт Лиханов: Сегодня журналистика стала сервисом, обслуживанием. Работая в "Смене", я построил в Новом Уренгое две библиотеки. Из ничего. Они там есть до сих пор и называются библиотеки имени журнала "Смена". Тогда это было очень легко. Звонишь начальнику генерального штаба по вертушке из "Огонька" (военные "Смену" знали, мы много писали про армию), говоришь, мы затеяли построить библиотеку в Уренгое (тогда все знали, что такое Уренгой), надо перевезти деревянные строения из Кирова самолетами в Уренгой. Начальник говорит: запиши фамилию и телефон, звони прямо сейчас. И вот эскадрилья самолетов садится в Кирове. Там все обалдели. Самолеты, правда, были гражданскими. Все это грузится, в Уренгое ребята из Нововятского комбината монтируют здание. И такими же самолетами мы привозим из Москвы книги. Открываем. У меня есть фотография, где рабочий народ, строители, собрались на открытие. Им понравилось, они просят, а сделайте нам еще детскую? Сделали детскую.

Легко ли сегодня делать добрые дела? Должно ли помогать государство в этих делах?

Альберт Лиханов: Наша деятельность - это помощь государству, мы вместе с государством. Я часто рассказываю, что в 80-е Рыжков меня сам нашел. Он стал Председателем Совета Министров СССР. До Москвы Рыжков работал в Свердловске, директором "Уралмаша". После назначения, они с женой поехали в Свердловск в новом статусе. Там был официальный прием, и его жене устроили экскурсию в детский дом. Она вернулась оттуда в ужасе. На обратном пути, в самолете, решили, что надо для сиротства что-то срочно делать. Нашли меня, пригласили в Кремль. Разговаривали со мной три часа сорок минут. Это, наверное, было самое решающее событие в моей жизни. Я ему рассказывал не только про сиротство, а вообще все, что я знал про детей. А знал я уже много. Он вечером переговорил с Горбачевым, было принято решение готовить новое постановление о положении детей-сирот, и лето 87-го года я провел в Совмине, конечно, с командой специалистов. И все, что мы написали, прошло. И все, что мы хотели сделать, получалось. Недавно я был в Кирове, там я храню часть нашего архива. Открываю одну из папок. Мы, например, боролись с младенческой смертностью в СССР. Страна находилась на 57-м месте по данным ООН, стыдная для великой державы статистика. И вот мы с Чазовым (и это очень правильный альянс - руководитель общественной организации и Министр здравоохранения СССР) публикуем в газете "Семья" "Открытое письмо о младенческой смертности" и режем там всю правду-матку. И Детский фонд в течение трех лет отправляет с минздравом, разумеется, но за народный, то есть наш счет по три тысячи врачей в регионы Средней Азии и Казахстана на 90 самых жарких дней. За эти три года наш десант спас больше 50 тысяч детей. Вот такой была работа фонда и государства. А сейчас в минздраве про нас не знают.

Если сегодня пробежаться по Рунету, складывается впечатление, что наши национальные герои - не общественники, писатели, ученые, а блогеры и шоу-бизнес.

Альберт Лиханов: Должна быть какая-то поддержка людей, которые достойны истинного, а не рекламного признания общества. Я очень радуюсь, что сегодня приоткрылась такая завеса, как герои труда. Это сейчас очень нужно. Вот у меня есть такая женщина - Сорокина Татьяна. Совершенно простецкая, искренняя, душевная - великая мать. Ее муж, Сорокин Михаил, детдомовец, к сожалению, уже умер. Они были нашим семейным детским домом. Недавно она взяла 83-го ребенка. У нее день рождения недавно был, спрашиваю, сколько народу было? Где-то 110 человек, отвечает. Ее девочки-мальчики уже выросли и приехали со своими семьями. Женщина за 33 года спасла 83 ребенка. Я ставлю себе задачу: добиться национального признания Татьяны Сорокиной как истинного героя труда. Вот он, тот самый гражданский пример, образец.

Что бы вы сказали современным детям?

Альберт Лиханов: Береги честь смолоду (смеется). Был такой роман у Аркадия Первенцева. Он, кстати, печатался в этих самых брошюрках, новинках детской литературы. Мне кажется, это завет на все времена. Что такое честь? Это бабло? Когда на Руси бабло было честью? Всегда было стыдом. Вся наша русская классика это разъяснила миру давно. Да, все мы пользуемся деньгами, но деньги никогда не были уделом чести. Вот как сделать так, чтобы дети не выросли в равнодушное быдло, для которого деньги важнее жизни? Чужой, разумеется.

Визитная карточка

Альберт Лиханов родился 13 сентября 1935 года в Кирове. С 14 лет пишет заметки и первые рассказы. Тринадцать лет был главным редактором молодежного журнала "Смена". В 1987 году по инициативе Лиханова создан первый детский фонд - Советский детский фонд имени В.И. Ленина.

Самое главное

Альберт Лиханов: Роман в повестях "Дети Победы". Это коробка, в которой 14 книг, я их писал 40 лет. Мне 85 лет. Дальше про войну некому писать. Дальше будут фантазировать и врать.

Как выживал и что делал Детский фонд во время карантина?

Альберт Лиханов: Избирательно. Кто-то по возрасту не мог нарушить принятые постановления и дело приостановилось, а кто-то работал совершенно отважно и сделал потрясающую работу. Например, в Пензенском отделении собралась большая группа волонтеров. На местном сайте вывешивали объявление: "Ребята, вечером в такое-то время нужно развезти груз туда-то, а утром - туда-то. Работы на четыре часа. Кто может?" Звонили, и приезжали мужики, развозили продукты. Кому? Болеющим или переболевшим детям.

Общество Соцсфера Соцзащита