Новости

16.09.2020 02:28
Рубрика: В мире

Дубль второй

Какое будущее ожидает киргизское кино
 Айбек Джангазиев: У нас есть мозги, потенциал и желание работать. Фото: Любовь Борисенко  Айбек Джангазиев: У нас есть мозги, потенциал и желание работать. Фото: Любовь Борисенко
Айбек Джангазиев: У нас есть мозги, потенциал и желание работать. Фото: Любовь Борисенко
Правительство Киргизии решило признать развитие кинематографии одним из приоритетов государственной политики в сфере культуры. Какое будущее ожидает киргизское кино, которое, кстати, в следующем году готовится отмечать юбилей? Ответить на этот и другие вопросы корреспондент "РГ" попросила директора киностудии "Киргизфильм" Айбека Джангазиева.

- Правительство инициировало поправки в закон "О кинематографии". Чего вы и ваши коллеги ждете от принятия документа и насколько он сможет изменить ситуацию?

Айбек Джангазиев: Кино - это творчество, но именно через него формируется идеология страны. Следовательно, его поддержка нужна была еще вчера.

Среди предлагаемых поправок в действующий закон "О кинематографии" самой существенной, на мой взгляд, является норма об увеличении финансирования. Это решило бы многие проблемы. Но, учитывая сложности, с которыми столкнулась страна, надеяться в ближайшей перспективе на увеличение финансирования пока не стоит. Надеюсь, тем не менее, что в будущем эта норма сыграет положительную роль для развития нашего кино.

Еще я бы отметил, что в закон вносятся изменения, касающиеся чисто технических вещей, которые будут удобны для съемочных групп, нашей киностудии и частных кинокомпаний. Ведь они тоже снимают наше кино. В киноиндустрии не должно быть монополиста, там должна развиваться конкуренция.

- Какие работы студии, на ваш взгляд, были наиболее значимы в последнее время?

Айбек Джангазиев: Впервые в истории отечественного кинематографа мы получили гран-при класса "А" на международном фестивале в 2018 году за картину режиссера Темира Бекназарова "Ночная авария". Большой успех имела кинолента "Завещание отца", снятая прекрасным творческим дуэтом - Бакытом Мукулом и Дастаном Джапар уулу. Их фильм показали более чем в сотне стран мира, он получил множество наград, в том числе более 20 - высшего достоинства. А на прошедшем в Шанхае фестивале мы представили кинокартину "Шамбала", снятую по мотивам повести Чингиза Айтматова. Также я бы отметил прекрасную работу Марата Сарыгулова "Мария" и фильм Шамиля Жапарова "Божья коровка", в котором рассказывается о девочке, мечтающей, чтобы родители не разводились.

Но наша студия занимается не только художественными картинами. Мы начинаем возрождать отечественное документальное кино. Последняя такая работа при государственной поддержке у нас выходила в 1990 году. А три года назад мы вновь начали осваивать анимацию и с тех пор сделали четыре мультипликационных фильма. Получились они, как мне кажется, очень удачно. Причем снимали их без участия опытных специалистов. Молодые ребята сами обучились мультипликации и сняли. Кстати, позже я интересовался мнением зарубежных коллег об этих работах. Они пошутили, что за деньги, которые выделили для сьемок мультфильмов, в их странах можно было бы только титры снять.

- С какими сложностями сталкивается киргизстанский кинематограф?

Айбек Джангазиев: Самыми большими проблемами я бы назвал нехватку технического оборудования и крайне низкую заработную плату персонала.

Творческие люди получают мизер, намного меньше, чем их коллеги за рубежом, даже в соседнем Казахстане. Я уже не говорю о технических сотрудниках. Поэтому многие замечательные ребята уезжают из страны, чтобы работать за рубежом. Но ведь это неправильно. А кто же будет делать наше хорошее кино, которое расскажет миру о киргизской истории, традициях, обычаях? Но пока у нас еще есть люди, которые хотят и умеют работать, причем это талантливые личности.

- Вы сотрудничаете с российскими компаниями?

Айбек Джангазиев: В последнее время работаем с киностудией "Татарфильм", а два года назад создали Совет директоров киностудий стран СНГ и Грузии. К нам приезжают на съемки группы из многих частных российских компаний. В 2018 году, к примеру, известный режиссер Максим Дашкин на Иссык-Куле снимал фильм с рабочим названием "На дальних рубежах". В главной роли снималась прекрасная актриса Виктория Толстоганова. Вместе с ней играла и наша восходящая звезда Тургунай Эркинбекова.

Мы помогаем, когда к нам обращаются, с оборудованием, выбором локации, логистикой и прочим. Сотрудничаем и с коллегами из других стран. Сейчас, к примеру, у нас снимает фильм группа немецких кинематографистов, а до них была съемочная группа из Индии. Хотя, если честно, было бы у нас техническое оснащение получше, к нам бы приезжали чаще.

- Современный кинематограф уступает советскому?

Айбек Джангазиев: Есть некоторые серьезные отличия. Сейчас, к примеру, выпускают блокбастеры, но это, скорее, технические картины или даже мультфильмы. Актер прошел в кадре, а весь остальной фон добавлен с компьютера. Другое дело - снять такой шедевр, как, например, "Небо нашего детства"... Кстати, пару лет назад Европейская ассоциация кинооператоров предлагала работу, снятую живым человеком без помощи технических приспособлений, оценивать как лучшую.

Не менее важное отличие - цензура. Я не говорю, что она хороша, но все же должны быть какие-то рамки. Я имею в виду - моральные, нравственные ограничения. Ну, к примеру, сейчас в прокат выходят фильмы, авторы которых убеждены, что снимать бесконечное пьянство или насилие - это круто. Разве? И почему они не хотят задумываться, что по фильму часто судят о стране-производителе?

Или же из вора в законе делают положительного героя. Ведь это же бред. Кинематограф - это искусство. Кроме того, каждое национальное кино должно быть самобытным, и не стоит во всем равняться на Голливуд. Я понимаю, что сейчас время такое, что картина должна окупить затраты, связанные со съемкой, но нельзя это делать за счет нравственных потерь или причиняя вред психике зрителя.
Убежден, в фильмах мы должны показывать особенности нашего народа, его своеобразие. Но, к сожалению, сейчас преобладает другой интерес - как быстрее и выгоднее продать фильм.

- Как вы считаете, возможен ли сейчас диалог зрителя и съемочной группы?

Айбек Джангазиев: Не просто возможен, но и необходим. Раньше в Доме кино проходили творческие встречи, и это общение надо возродить. Ведь только через него мы, киношники, будем знать, где ошиблись, какая работа получилась лучше остальных. Ведь по большему счету мы работаем для людей, и они должны нас оценивать.

Ключевой вопрос

Каковы, на ваш взгляд, особенности киргизского кино?

Айбек Джангазиев: Вспоминаю один забавный случай. Еще во времена СССР, примерно в 1970-х годах, в Москве на ВДНХ проходила выставка киностудий. Посмотреть ее приехал кто-то из членов Политбюро ЦК КПСС. И вот он идет по рядам, где киношники из союзных республик выставили современную по тем временам технику. Остановился у нашей экспозиции, а наши ребята не стали выставлять ничего, просто сделали стенд с наградами. Он тогда сказал, что, мол, вот так надо работать, а что вы тут мне железяки показываете...

То время называли рассветом киргизского кино. И я убежден, что наше кино окажется востребовано и в настоящем, и в будущем. Мы не так давно побывали на киностудии "Беларусьфильм", куда съехались кинематографисты из всех стран СНГ. Нам показали чудесные павильоны. Шикарную презентацию сделали и наши грузинские коллеги, и другие студии. Потом спросили: а что у нас? Я в ответ сказал, что у нас есть мозги, потенциал и желание работать. Сейчас многие специалисты по-прежнему называют наш кинематограф достаточно сильным.

В мире экс-СССР Киргизия