Новости

17.09.2020 18:31
Рубрика: Экономика

Город на подъеме

Сергей Кузнецов о Москве после пандемии, реновации и других крупных проектах
Москва возвращается к привычному образу жизни. Многие вновь ходят, как и прежде, на работу, дети пошли в школу, открываются новые авиарейсы за границу. Значит ли это, что пандемия и все связанные с ней страхи позади? Какие изменения коронавирус внес в развитие города? Над чем заставил задуматься людей? Об этом беседа корреспондента "РГ" с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым.
Сергей Кузнецов: Москва будет иметь много высоких башен. Город на подъеме, у него много проектов. Фото: Александр Корольков Сергей Кузнецов: Москва будет иметь много высоких башен. Город на подъеме, у него много проектов. Фото: Александр Корольков
Сергей Кузнецов: Москва будет иметь много высоких башен. Город на подъеме, у него много проектов. Фото: Александр Корольков

Пока закрыты границы

Сергей Олегович! Двенадцатимиллионный город впервые вынудил жителей на длительное время дистанцироваться друг от друга. Образование и сейчас готово в любой момент вернуться к онлайн-формату: стоит в классе заболеть хотя бы одному ученику. Многие работодатели по прежнему не выходят с "удаленки". А какие выводы сделали для себя во время пандемии архитекторы? Что по их мнению можно изменить в развитии мегаполисов?

Сергей Кузнецов: Успех больших городов прежде всего куется во взаимодействии людей друг с другом. Именно это умение в процессе эволюции вывело человека на вершину пищевой цепочки. Я считаю, не стоит перекраивать город для того, чтобы сделать изоляцию из временной меры в норму жизни. Пандемия дала опыт, в том числе и положительный. Научила, например,пользоваться той же "удаленкой". Я и сам, как многие коллеги, оперативно перешел на этот формат работы и по мере необходимости могу использовать его и впредь. Родился даже новый тип офиса, когда сотрудники работают удаленно и встречаются только для того, чтобы обсудить насущные задачи. Он, как мне кажется, будет пользоваться спросом независимо от коронавируса.

Но такие ценности как спорт, рестораны, кафе, выставочные залы, театры - важнейшая часть жизни города. Ведь это не только времяпровождение, но и обширный сектор экономики. Множество маленьких предприятий и сервисов создают рабочие места, платят налоги. Когда люди в городе свободно перемещаются, эти предприятия процветают, а от карантина, конечно же, страдают.

В общем, вся надежда сейчас, получается, на медицину? Тем более, что начинается уже массовое испытание вакцины от коронавируса…

Сергей Кузнецов: Я бы сказал иначе. Нужно продвигать и дальше здоровый образ жизни, побуждая людей правильно питаться, активно заниматься спортом. То есть все то, что позволяет человеку долго и качественно жить,. Именно на это направлены усилия городских властей в течение последнего десятилетия - стремление превратить Москву в большой центр здоровья. Этой целью объединены все наши проекты - реновация, благоустройство, сооружение новых спорткомплексов, парков. Меня, как градостроителя, пандемия лишь убедила в правильности того, что мы делаем.

Вчера в Каннах завершилась Международная выставка коммерческой недвижимости MIPIM-2020. За последние тридцать лет московская делегация впервые не приняла в ней участия - французские границы для россиян пока закрыты. Но ведь и город, и архитекторы готовились к ней. Значит, мир не увидел лучшие работы наших архитекторов?

Сергей Кузнецов: К счастью, это не так. Стало известно, что Дворец художественной гимнастики Ирины Винер-Усмановой, построенный в "Лужниках", стал победителем в номинации "Лучший спортивный и культурный объект" (Best cultural & sports infrastructure) международного конкурса MIPIM Awards, самой престижной премии в области недвижимости и городского развития.

А в финал конкурса у нас впервые попало сразу пять проектов. Помимо дворца художественной гимнастики, реконструкция самого спорткомплекса "Лужники" с набережной, развитие территории Бадаевского пивзавода, больница в Коммунарке и реновация жилья. Больше претендентов было только у французов - хозяев выставки. Особенно приятно, что Москва закрепила свой успех прошлого года, когда впервые получила на этой престижной выставке премию ГРАНД-при - за парк "Зарядье". Но и сам факт, что из сотен проектов жюри выбрало пятерку наших, - свидетельство успеха Москвы и России в целом.

Судить о реновации рано

Московский проект реновации не только замечен в мире, 19, 5 тысячи москвичей благодаря ему уже живут в новых квартирах. И все-таки что это за дома, в которые переезжают участники программы? Насколько узнаваемы по архитектуре? Меняется ли качественно с их появлением городская среда?

Сергей Кузнецов: Честно скажу, что пока мы находимся в поиске стиля реновации. Но общая идея заключается в том, что районы, вошедшие в программу, должны быть серьезнейшим образом улучшены и с точки зрения качества, и в плане внешнего облика. В домах есть лифты, нежилые первые этажи, для того, чтобы там можно было разместить досуговые клубы, различные сервисы и прочую инфраструктуру для комфортной жизни. Но про влияние архитектуры еще рано говорить, так как нет еще ни одного района, построенного по реновации. Реализуются объекты точечно. Но мы активно работаем над этой задачей, есть поручение мэра привлечь к этой работе лучших архитекторов. Может быть, проведем глобальный конкурс.

Пандемия научила нас пользоваться удаленкой. Но это не значит, что надо перекраивать город и делать изоляцию нормой жизни

Но архитектурный конкурс уже проводился. В ходе его были отобраны лучшие проекты для экспериментальной застройки в пяти районах: Проспект Вернадского, Головинский, Царицино, Кузьминки и Хорошевский. Что с ними стало?

Сергей Кузнецов: Все эти проекты превращены в граддокументацию и запущены в работу.

Недавно посмотрела как идет переезд в новостройку на Мукомольном проезде из района Камушки. Это единственный 43-этажный дом, построенный в рамках программы реновации, или еще есть такие?

Сергей Кузнецов: Нет, это исключение, на которое пришлось пойти, так как в Центральном административном округе большая проблема с площадками под новую застройку. Вообще отношение к этажности в Москве очень неоднозначное. Например, риэлторы на примере дома, о котором вы говорите, убедились, что наибольшим спросом у покупателей пользуются как раз квартиры на самых верхних этажах - за виды из их окон на Москву. А в соцсетях можно встретить поток негатива, якобы там, где строятся высотные дома, людям не остается ни земли, ни неба. Поэтому в поисках компромисса принято решение участников программы реновации не переселять выше 24 этажа. Более высокие дома пойдут на продажу с целью рефинасирования программы.

Но я замечу: глубоким заблуждением является утверждение, что чем больше этажность дома, тем выше плотность застройки города. Плотность застройки в Москве - не более 25 тысяч квадратных метров на гектар. При том, что в Берлине или Лондоне, застроенных большей частью четырехэтажными домами, плотность порядка 40 тысяч "квадратов" на гектар. Дело в том, что в Москве земли под любой жилой дом всегда выделяется намного больше, чем в большинстве городов мира. Это на западе люди привыкли, что выходишь из подъезда и сразу попадаешь на улицу. Там, если есть хотя бы крошечный дворик, это уже бонус. В нашей же культуре другая специфика восприятия: у дома должно быть много свободного места. Или, скажем, взять инсоляцию. Мы несколько раз выносили на обсуждение архитектурного совета вопрос об отмене этой нормы, давно не существующей в большинстве стран. Реакция была такой:

"Что вы? Как можно?" То же самое с пожарными проездами. Пользы от них никакой, но и отменить выделение под них придомовой территории невозможно. А попробуйте сказать: знаете, мы решили, дома будут пониже, но парковок не будет? Больнейший вопрос!Особенно для людей, которые поколениями считали, что иметь автомобиль - это очень круто. Я, хотя и человек еще молодой, но все-таки поживший в Советском Союзе и выросший в пятиэтажке, которая тоже попала в программу реновации, это точно знаю. Помню, как моя семья, наши соседи были счастливы, приобретая машину. И, конечно же, все были убеждены, что у дома должно быть место, где ее можно бросить.

Но в том же доме на Мукомольном проезде есть подземный гараж, а в нем свободные парковочные места по вполне приемлемой по столичным меркам цене - шесть тысяч рублей в месяц за место.

Сергей Кузнецов: Градостроительство тесно связано с культурой пользования жизни в городе, и с этим надо считаться. Есть книга, где эта проблема очень ярко описана, - "Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска" Ильфа и Петрова. Если отбросить сатиру, то она о ментальности людей, привыкших к определенному образу жизни. Там есть эпизод, когда в этот город приезжает их бывший разбогатевший соотечественник из Аргентины и предлагает землякам улучшить жилищные условия. Переселить из маленьких стареньких домиков в небоскреб. Комфортабельный, с удобствами…Кончается все чудовищным фиаско, потому жить в новом доме люди пытаются по тем же правилам, по которым жили раньше. Колоть в лифте дрова, возить на нем коров. Лифт ломается и они с проклятьями переселяются обратно, говоря, всю жизнь нам испортил, лучше бы вообще не появлялся. Проблема в том, что есть вещи, к которым нужно очень долго привыкать или приучаться.

Это аналогия с дискуссиями, которые идут по поводу реновации в интернете?

Сергей Кузнецов: Говорить о результате программы реновации слишком рано, так как реализована еще слишком малая ее часть. Лично у меня нет сомнений, что эффект программы и градостроительный, и с точки зрения комфорта жизни для людей будет намного лучше, чем даже прогнозировалось. В вину реновации ставится сейчас то, что на той же земле начнет жить гораздо больше людей. Но это очень спорное мнение. Хотя бы потому, что в Москве обеспеченность жильем очень низкая - на жителя в среднем приходится по 21 квадратному метру, в то время как в США - по 70 метров, в Германии - 38, даже в России в целом - и то по 25. В районах же реновации еще намного ниже - от 12 метров на человека. Квартиры, построенные по новым нормативам , гораздо просторнее. К тому же новоселы могут докупить себе метры по льготным ценам, что многие и делают. Предпосылок же, что в районах, куда придет реновация, станет больше людей, нет никаких. Прирост населения в Москве десятилетиями идет не более одного процента в год. Причем, происходит это независимо от того, больше строится жилья или меньше. Всплески происходят только в исторические моменты, как например, при переносе столицы в Москву из Петербурга или в послевоенное время.

И все-таки на сколько этажей подрастет Москва в ходе реновации?

Сергей Кузнецов: В масштабах всей Москвы программа почти не повлияет на этажность. В районах реновации средний показатель сегодня 11 этажей, ведь вокруг пятиэтажек в 70-80-90-е годы уже построено много домов значительно более высоких. Так что средняя высота будет примерно 12,5 этажа.

Впереди новые высоты

В Московском международном деловом центре строится сейчас небоскреб "One Tower". Он изменит уже сложившийся облик "Москвы-Сити"?

Сергей Кузнецов: "Москва Сити" будет еще долго развиваться. Есть проекты "Большого Сити", "Сити-2, "Сити-3". Существуют они пока в концептуальном виде, а то, что называется "Большой Сити", скорее, рабочее название. Административных границ у этой территории нет. Входят туда район Камушки, земли вокруг Москвы- реки, примыкающее магистральные улицы, набережные - от Карамышевской, к Филям и до Мневников - все это "Большое Сити". В течение лет 15, когда проекты будут реализованы, вместо нынешнего традиционного экономического центра Москвы появятся три равномощных центра - по экономике, притяжению людей и количеству рабочих мест. Это ныне существующий, "Большой Сити" в границах Садового кольца и район ЗИЛ - Южный порт. То есть реальностью станет тот самый полицентризм в жизни города, к которому мы стремимся. Отдельно взятая башня "One Tower" - лишь небольшой шаг к нему.

Она будет самой высокой?

Сергей Кузнецов: Могу сказать одно: пока выше всех башня "Федерация" - (374 метра), "One Tower" должна стать 403 -метровой. Но какая именно будет самой высокой к моменту ее постройки? Не знаю. Мне кажется, что Москва будет иметь много высоких башен. Город на подъеме, развивается, у него много новых проектов.

Вопросы высотности застройки на пике дискуссий и в Новой Москве. Когда эти территории только входили в состав столицы, городские власти обещали сохранить там и малоэтажную застройку. Правда, к тому времени девелоперы Подмосковья часть территорий уже плотно застроили именно многоэтажными домами. Как вам видится будущее этой части города?

Сергей Кузнецов: Новая Москва - гигантский проект, который, я надеюсь, будет успешно развиваться еще много лет. С 2012 года, с момента присоединения, там проделана гигантская работа. Помимо жилья, построено несколько крупных деловых центров, давших тысячам жителей работу, две линии метро, связавших Троицкий и Новомосковский округа со старой Москвой. Даже самая лучшая в стране современная больница, которая оказалась в авангарде пандемии, построена в Коммунарке. В целом же по Новой Москве реализуются разные проекты, в том числе и малоэтажные - она же гигантская, в два с половиной раза больше старой. Причем, напомню, Новая Москва - тоже не одна территория. Есть Сколково, например, очень интересное место со своей рекреационной функцией. Гигантский ресурс для развития отдыха, спорта, туризма.

Рисуя старую Москву

Вернемся в старую Москву. С 2011 года в столице восстановлено более полутора тысяч памятников архитектуры, истории и культуры. Но практически каждый новый проект, к реализации которого город приступает в исторической части, жители встречают в штыки. Сейчас, например, на острие дискуссий Ивановская горка. Москвичи волнуются, что по сути архитектурный заповедник будет разрушен.

Сергей Кузнецов: Я хорошо знаю этот район, там находится студия, где я часто бываю и рисую. Место, безусловно, очень самобытное, интересное. И понятно, что жители дорожат его уединенностью и камерностью. Но Москва - развивающийся город и, я считаю, надо смириться с тем, что развитие рано или поздно приходит и в такие уголки. Хорошо это или плохо? Я бы сказал, вопрос личного отношения. У всего есть плюсы и минусы. Как в некоторых маленьких российских городках, в которых нет ни экономики, ни уровня жизни, зато имеется некая приятная захолустность. Вот и тут, тишина, покой, нет людей на улице. В один из моих приездов мне ломом разбили стекло машины, как раз потому что никто не видит, и нет видеокамер. На благоустроенных территориях, где работают разные городские сервисы, такого не бывает. То, что это место небезопасное, теперь знаю по собственному опыту.

Теперь о том, что конкретно построят на Ивановской горке? Никакого страшного сноса и строительства там не предвидится. Проектом предусмотрена научная реставрация памятников архитектуры Палат дьяка Украинцева, архива и нотопечатни Юргенсона, городских усадеб Юргенсона, Кнопа и Четверикова-Кнопа. Есть еще там институт международного рабочего движения, 1939 года. Обычное здание советских времен, не памятник, из-за аварийного состояния никак не используется. Собственник хочет его снести и построить в таких же габаритах новое здание.

То есть новодел, какой в 90-е годы появился на месте военторга?

Сергей Кузнецов: Новодел - это когда старое здание пытаются изобразить новыми материалами. В данном случае это просто другой проект в габаритах старого. В частности, вместо прежнего чердака появится новый этаж, и в состав новостройки войдет внутренний двор, так же принадлежащий собственнику. Плюс добавятся подземные этажи. Делается это не для того, чтобы заработать деньги, а просто, чтобы здание стало используемым.

Кроме того, в рамках проекта - благоустройство прилегающей территории. Для этого нужно снести две хозяйственные постройки, возведенные еще до 1900 года. Такая утилитарная архитектура была во все времена. Не надо держаться за нее как за святая святых. Тем более, что находятся эти постройки не на красной линии, а внутри двора. Для Ивановской горки, на мой взгляд, это прогрессивное решение. Такого же мнения придерживаются и многие местные жители, которые считают, что от благоустройства территории, появления на ней арендаторов, кафе, ресторанов район только выиграет.

В течение лет 15 у Москвы будет три центра: исторический, "Большой Сити" в рамках Садового кольца и район ЗИЛ­-Южный порт

Владелец территории готов обсуждать проект с жителями. Готов даже сохранить и хозяйственные постройки. Но есть группа активистов, которая говорит: нет, нам это не нужно, так как все это приведет к тому, что у нас будет как на Патриках…Ну и используют все средства. Например, отфотошопленные картинки тех же страшных в реальности хозяйственных построек, призывая москвичей бороться за эту красоту. Вы меня спрашиваете, зачем все это делается? Не знаю. Может быть, с целью личного пиара? Или для того, чтобы шантажировать застройщика? Такое тоже бывает. В любом случае, скандал, к сожалению, раздут. Уверен, когда проект будет реализован, многие москвичи оценят его положительно.

С проектом застройки территории Бадаевского пивзавода, например, самые ярые противники смирились еще до строительства. Как думаете, почему?

Сергей Кузнецов: Как архитектор, могу сказать, что проект, разработанный швейцарским бюро Herzog & De Meuron, получился удачным. Он не просто сохраняет историческое здание, а восстанавливает даже часть утраченных построек. Причем, делается это за счет частных инвестиций. В итоге получим один из самых интересных проектов, когда-либо реализованных в Москве. Историю же вокруг него раскачивали арендаторы. Если бы Москва по каждому новому проекту пыталась найти стопроцентный консенсус, я даже не знаю, на какой отметке своего развития она бы остановилась. Бесспорным в истории был, пожалуй, момент лишь ее застройки после 1812 года, когда Наполеон сжег город, и спорить,по сути, было не о чем.

А перенос столицы из Санкт-Петербурга в Москву, скажем, поддерживали уже далеко не все. Просто время в тридцатые годы прошлого века было такое, когда громко возмущаться было не принято. Все, что решило государство, встречалось с аплодисментами. Целые районы в Москве сносились. Зарядье целиком исчезло. Представляете, если бы сейчас мы лишились, например, Сретенки? Сказать вслух страшно. Но Москва прошла через все эти исторически сложные решения. И стала гигантским мегаполисом, одним из самых мощных на Евразийском континенте и безусловно, самым мощным в Европе. Я считаю, что это очень крутой результат. Если бы столица не переехала, Петербург, наверное, стал бы как Нью-Йорк, городом на море, с прибрежной полосой как в Манхеттене. А про Москву бы говорили: это заповедник, здесь ничего делать нельзя.

По воде и под землей

Есть в Москве проект, у которого точно нет противников - это "Москва-река". Запуская его, архитекторы обещали приблизить воду к москвичам, сделать за счет этого город комфортнее. Он продвигается?

Сергей Кузнецов: Новые набережные формируются по всему городу. Марка Шагала - продолжение Симоновской набережной, от Новоспасского моста к Южному порту - району с гигантскими перспективами, где появится своя огромная благоустроенная береговая линия. Плюс северо-запад по обеим берегам Москвы-реки - от набережной Тараса Шевченко практически до Мневников, сплошная череда новых набережных. Из 180 километров береговой линии 60 километров уже приведены в порядок. Половина из них -за последние два года, с момента старта проекта. В течение пяти ближайших лет будет обустроено еще порядка 100 километров. Река становится реально осязаемой для горожан.

С плавучим бассейном, например, как в проекте на набережной Марка Шагала…

Сергей Кузнецов: Туда еще не дошли, но будут не только бассейны. А например, регулярное пассажирское движение по воде.

Как скоро это может произойти?

Сергей Кузнецов: Зависит от заселения берегов, пока там мало людей. Но, думаю, в течение пяти лет регулярные маршруты появятся. По карте "Тройка" мы сможем пересесть с метро на катер. Очень удобное сообщение, например, может быть по реке от ЗИЛа до "Зарядья". Скорости там большие не разрешены из-за ограничений по высоте волны, но поскольку пробок нет, на дорогу потребуется не больше 12 минут. Или взять маршрут от "Москвы-Сити" до "Зарядья" - по реке окажется доехать быстрее. Причем, как доказали ледоколы гостиницы "Редиссон-Славянской", движение по Москве-реке может быть круглогодичным.

Но все-таки главным видом транспорта для большинства москвичей остается метро. К тому, что строится оно сейчас небывалыми темпами и масштабами, когда вводятся в течение года целые новые линии, многие уже привыкли. Удивляеткрасота новых станций. Абсолютно не похожие на прежние, но тоже очень красивые. Не музеи, не подземные дворцы, как те, с которых начиналась московская подземка, а современные, легкие, яркие, каждая со своим лицом… Как удается этого добиться?

Сергей Кузнецов: Над оформлением станций метро работает огромная команда людей. Особенно эффектно смотрятся проекты, победившие в ходе архитектурных конкурсов. Недавно подведены итоги уже пятого конкурса, был выбран дизайн станций "Проспект Маршала Жукова" Рублёво-Архангельской линии и "Кленовый бульвар-2" Бирюлевской ветки. На первой станции победил проект архбюро "ASADOV", избравшее для оформления тему Великой Отечественной войны. Вторым победителем стал проект консорциума во главе с известным бюро Zahi Hadid, объединивший архитекторов из Великобритании, Италии и Москвы. Это первый проект, разработанный для нашего метро с участием иностранцев. Сейчас мы подбираем станции подземки для объявления нового конкурса.

Визитная карточка

Сергею Олеговичу Кузнецову 43 года. Он родился в Москве. По образованию архитектор. Мэр Москвы Сергей Собянин назначил его главным архитектором города в 2012 году. Кузнецов приложил немало усилий для изменения нормативной базы жилищного строительства в столице. Это вынудило московские ДСК перевооружить цеха и начать производить вместо обилия похожих друг на друга домов жилье более высокого качества и различной архитектуры. С подачи Сергея Кузнецова концепции самыхзначимых объектов стали отбираться в ходе конкурсов. Это открыло дорогу в столицу не только всем архитекторам России, но и привлекло лучшие архбюро мира. Итогом самого первого международного конкурса стал парк "Зарядье", построенный в 2017 году на месте снесенной гостиницы "Россия". Сам Сергей Кузнецов выступал руководителем авторского коллектива проектировщиков при строительстве этого парка, уже удостоенного нескольких престижных архитектурных наград и премий. Был он также руководителем авторского коллектива проектировщиков и в ходе реконструкции Большой спортивной арены "Лужники", получившей высокую оценку международного архитектурного сообщества и Дворца гимнастики Ирины Винер-Усмановой.

Дворец художественной гимнастики Ирины Винер-Усмановой в Лужниках стал победителем MIPIM как "Лучший спортивный и культурный объект". Фото: stroi.mos.ru
В регионах Экономика Недвижимость Инфраструктура Культура Арт Архитектура Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Реновация: Расселение пятиэтажек в Москве