Новости

24.09.2020 05:13

Один в улье не воин

Чтобы выйти на новые рынки сбыта, пасечникам Дальнего Востока нужно объединяться
На минувших выходных во Владивостоке стартовал "Фестиваль тайги 2020". Около 20 производителей представили здесь свою продукцию: мед, прополис, медовую косметику, украшения для дома. Подобные мероприятия - отличный способ продвижения товара на внутреннем рынке, ведь поставки на внешний из-за пандемии коронавируса упали или прекратились вовсе.
Много дальневосточного меда идет в Китай и Японию - российским пчеловодам это выгодно из-за удобной логистики и приятных цен. Фото: Илья Наймушин/РИА Новости Много дальневосточного меда идет в Китай и Японию - российским пчеловодам это выгодно из-за удобной логистики и приятных цен. Фото: Илья Наймушин/РИА Новости
Много дальневосточного меда идет в Китай и Японию - российским пчеловодам это выгодно из-за удобной логистики и приятных цен. Фото: Илья Наймушин/РИА Новости

Казалось бы, сейчас - самое подходящее время, чтобы наполнить местным медом всю Россию или же поискать новые пути его реализации зарубежом. Однако сделать это не так просто. Почему, выяснила "РГ".

Себе хватает

Приморский край - один из лидеров по производству меда в России. Не зря еще первые переселенцы называли территорию региона раем для пчеловода.

- Порядка 6500 приморцев держат ульи. Пасеки бывают разные - от десяти до 600 пчелосемей, но в основном - по 30-100. В целом в крае насчитывается более 70 тысяч ульев. Крупных пасек немного, но количество их постепенно растет. Приморье обеспечивает себя медом на все 100 процентов, и у пчеловодов остаются довольно большие излишки продукции, которые идут в центральные и западные регионы страны и на экспорт. Приморский мед уважают в Китае, Японии. И нам это выгодно - удобная логистика и приятные цены, - описывает общую ситуацию председатель союза пчеловодов региона Рамиль Еникеев.

По его словам, до пандемии коронавируса и закрытия границ в ту же Поднебесную ежегодно уходила одна-две тысячи тонн приморского меда. Сейчас он тоже идет в КНР, но в меньших количествах. Тем не менее пчеловоды надеются, что ситуация постепенно стабилизируется.

Между тем, чтобы отправить продукт на экспорт, нужно подтвердить его качество соответствующими исследованиями. Специализированной лаборатории под все требования разных иностранных экспортеров в крае нет, исследования по согласованию с Россельхознадзором проводятся в КНР. Платят за них экспортеры, причем немало - до 150 тысяч рублей. И это одна из главных проблем приморских пчеловодов на сегодняшний день.

По информации краевого минсельхоза, в нынешнем году в крае планируется собрать 5-5,2 тысячи тонн - немного меньше, чем в прошлом, из-за капризов погоды.

- Китайцы уже ждут наш свежий таежный мед. По наработанным каналам отправим 500-600 тонн, - рассказал руководитель министерства Андрей Бронц, отметив, что перед властями стоит задача расширить рынки сбыта.

Вот для этого и нужна лаборатория, которая будет проводить исследования по стандартам разных стран. Сейчас региональное правительство вместе с Россельхознадзором края создает ее в Уссурийске.

Что касается выхода на японский рынок, который некогда был основным для приморского меда, там сейчас хотят видеть промышленные партии однородного продукта. Минсельхоз края работает над созданием кооперативов, для которых предусмотрена грантовая поддержка на закуп специализированного оборудования.

Школа пчеловода

А вот у пчеловодов Хабаровского края со сбытом меда все не так просто. Об этом говорит генеральный директор группы компаний "Таежная пасека" Василий Лебедев.

Он объясняет, что ресурсов у производителей много, но нет стабильности. Путей сбыта три: местным закупщикам, в центральные регионы России и ближайшему соседу - Китаю. У каждой из дорог свои кочки.

- Крупные торговые сети Хабаровского края и Приморья дают очень низкую цену, - сокрушается Лебедев.

Не удается много выручить, отправив мед в Москву. Там свои поставщики, которым не нужно везти продукт "за тридевять земель".

- У нас очень высокие цены на все, это особенность Дальнего Востока, поэтому конкурировать с западными производителями с учетом доставки тяжело, - делится пчеловод. - И мы в очередной раз поворачиваемся в сторону КНР. Но китайцы хотят сами приезжать и закупаться здесь на выгодных им условиях.

Василий Лебедев говорит, что с соседями из Поднебесной пробовал выстраивать отношения по-разному. И продавал мед в магазины, и держал собственный склад в Харбине. Но найти надежных партнеров за рубежом пока не удалось.

Возможность кардинально изменить текущую ситуацию он видит в создании медовой кооперации: объединение ресурсов помогло бы работать более продуктивно.

- А еще лучше промышленное пчеловодство, тогда эффективность повысится в несколько раз, - уверен хабаровчанин. - Пасечнику не нужно будет самостоятельно откачивать мед. К нему приедут и заберут готовые рамки, а откачают уже на заводе. В таких условиях тот, кто обычно обслуживает, например, 70 пчелосемей, сможет обслужить 200.

Еще одно перспективное направление - использование "дальневосточных гектаров" и создание школы пчеловода. Этот проект, с одной стороны, образовательный - начинающих научат, как организовать свое производство, а с другой - практический.

- Я вижу это так. Люди получат поддержку от государства в виде земли, допустим, 20 ульев и гарантированный сбыт в моем лице, - делится планом кооператор. - Но пока это больше теоретический проект. Мы через YouTube-канал популяризируем пчеловодство в первую очередь среди молодежи.

Перейти к созданию реальной школы пока мешает пандемия. Она сильно подкосила отрасль, закрыв и без того ограниченные каналы сбыта и снизив покупательную способность клиентов.

Пасеки у полюса холода

Работа над созданием опорных хозяйств в наиболее медоносных улусах ведется и в Якутии. Число пасечников в регионе с каждым годом растет. По данным правительства рес­публики, в 2018-м они содержали 250 пчелиных семей, в прошлом году уже 450. Соответственно, увеличился и суммарный сбор меда - с трех до пяти тонн. Поставлена цель довести производство продукции до 20 тонн.

Пчеловодство в регионе, как это ни покажется странным, имеет давнюю историю. Первый мед был получен на собственной пасеке местным купцом в 1869 году. В дальнейшем тоже появлялись отдельные энтузиасты, и даже колхозы ставили ульи, но считалось, что на Севере это занятие нерентабельно. Стереотип развенчал Анатолий Гаевой, приехавший строить БАМ, а ставший пасечником. Он уже 37 лет разводит пчел рядом с Якутском и получает прибыль, хотя и отмечает:

- Прежде чем вышел на рентабельное производство, много проб и ошибок было - в Якутии своя специфика.

Сейчас у него немало последователей и конкурентов. В столице республики работает несколько фирменных магазинов, где местные пасечники реализуют свою продукцию. В районах производство меда тоже набирает популярность, причем начинающие пчеловоды забираются все дальше на север.

Педагог Игнатий Слепцов, решивший поменять род занятий, открыл пасеку даже неподалеку от полюса холода в Верхоянском улусе. По его словам, самое сложное - наладить перезимовку пчел в морозы, достигающие 60 градусов. А летом в этих краях жара, долгий заполярный световой день и обилие медоносов - от цветущих ягодников до зарослей кипрея.

Местные власти поддерживают энтузиастов. К примеру, кинорежиссер Эллей Иванов, решивший на пенсии заняться пчеловодством, получил полуторамиллионный грант. На эти деньги он закупил ульи и все, что необходимо. А пасеку открыл на "дальневосточных гектарах", которые оформил совместно с родственниками.

В регионах Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Приморский край Владивосток ДФО Якутия ДФО Хабаровский край