Архитекторы рассказали, почему пора прекращать строить "человейники"

Как включить жителей в процесс городского планирования, можно ли завлечь людей на периферию и почему пора перестать строить "человейники"? Об этом рассуждали эксперты со всей страны на саммите "АрхЕвразия" в Екатеринбурге.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

Секция по городскому планированию оказалась одной из самых оживленных. Участники обсуждали новый для отрасли документ - Национальную градостроительную хартию. Впервые широкой публике ее представили 14 июля.

По мнению архитекторов, последние 30 лет монополию на градостроительные решения держит бизнес. На рынке доминируют крупные компании с серьезными финансовыми и организационными ресурсами. В их действиях отсутствует общественный интерес, главное - получение максимальной прибыли. Частное благо диктует строить больше жилья там, куда стремятся работающие граждане со всей России. Мегаполисы вытягивают кадры из малых городов и даже целых регионов, те начинают деградировать. Но и сами мегаполисы ничего не выигрывают с точки зрения архитектуры и городской среды: их окраины заполняются морально быстро устаревающими многоэтажными "человейниками". В Градостроительный кодекс за 15 лет было внесено более 80 поправок, но в нем до сих пор нет понятий "общественное благо" и механизма учета интересов жителей.

Главная задача хартии - определить значимость градостроительной деятельности и архитектуры, сместить фокус на образ наших городов, привлечь население к обсуждению будущего национального пространства и ввести его в мировой контекст. Вместо бесконтрольного расползания двух-трех агломераций архитекторы предлагают формировать "пояса расселения". Один из них протянется от Тихого океана до западных границ, второй - от южных до северных морей европейской части России. В приоритете должны быть пригороды и семейный усадебный или блокированный дом, "умный" и экологичный. Вместо количества квадратных метров -акцент на инфраструктуру, разные типы жилья и средовое разнообразие, вместо спальных районов - многофункциональные кластеры.

- Градостроительные средства должны работать на повышение конкурентоспособности нашей страны. Сегодняшний инструментарий нацелен не на это, а на латание дыр. Советский генплан - по сути, схема размещения производительных сил - уже не актуален. Современный генплан - технический документ с функциональным назначением территории, но он не отражает образ будущего, - поясняет Александр Шарыгин, советник президента Международной академии архитектуры.

На замену градостроительству участники "АрхЕвразии" предложили термин градосозидание.

- Язык консенсуса должен базироваться, прежде всего, на архитектурном мышлении, художественной норме, творческой интуиции, - считает Лев Купершмидт, член авторской группы по хартии.

Проблема в том, что большинство жителей пока не готово нести ответственность не только за свой город в целом, но и за свой дом или двор. Они уверены, что это муниципалитет обязан обеспечивать им комфорт.

- У нас нет реального института собственников жилья и земли. Люди должны понять, что собственность - это в первую очередь ответственность за те объекты, что им принадлежат. Существуют общественные организации, но с теми, с которыми мы сталкиваемся, очень редко можно построить внятный диалог. Сегодня главные представители гражданского общества на публичных слушаниях - так называемые городские сумасшедшие. Люди хотят, чтобы их услышали многие - пожалуйста, в клубах по интересам, на открытых площадках. Но это разговор не на профессиональном языке, - рассуждает полномочный представитель Гильдии управляющих и девелоперов в Свердловской области Андрей Бриль. - Также большая проблема с городскими думами и областными заксобраниями. К сожалению, их состав формируется не на основании представления интересов определенных социальных групп, имеющих четкие программы. Часто такие парламенты висят гирей на ногах муниципальных и областных властей. Если этого не решить, хоть сколько хартий можно принять, результата не будет.

По мнению главного архитектора Свердловской области Владимира Вениаминова, найти общий язык с жителями не сложно. Проблема, на его взгляд, кроется в том, что на общественные слушания генплан попадает на завершающей стадии. Общественность не понимает, откуда взялось то или иное решение, и достичь консенсуса не удается.

- Должен появиться мастер-план, состоящий из четырех каркасов, - говорит Вениаминов. - Ландшафтный (то, что мы изменить не в силах), экономический (как город и жители смогут заработать на этой территории), инженерный (сети, дороги и так далее) и расселенческий. Сейчас на публичных слушаниях обсуждается, в основном, лишь последняя составляющая, без анализа всего остального.

Кстати

Попытку поставить во главу угла общественное благо сделали в Екатеринбурге. В проекте нового генплана город поделен на 57 планировочных районов с учетом расселения жителей. На очереди - дифференциация правил землепользования и застройки (ПЗЗ).

- Территория города разнородна, в центре - одни характеристики среды, ценности и устои, на периферии - другие. Дифференциация ПЗЗ позволит соблюсти баланс интересов инвесторов и общества, - комментирует Алексей Бирюлин, замглавы Екатеринбурга по вопросам капитального строительства и землепользования.

Сейчас читают