1 октября 2020 г. 13:40

"Но вы к моей несчастной доле хоть каплю жалости храня..."

Почему разбилась о быт семейная лодка прапраправнучки жены Пушкина
За давностью лет эту историю, пожалуй, можно уже рассказать.
Е. Устинов. Венчание.
Е. Устинов. Венчание.

Осенним утром 1988 года я - корреспондент "Комсомольской правды" в Индии - вышел из дверей советского посольства в Нью-Дели и отправился к припаркованной неподалеку машине. К автостоянке вела тропинка, заросшая травой. На тропинке стояла девушка. Тоненькая, очень симпатичная, в больших темных очках от солнца. Она заговорила первой. Спросила, говорю ли я по-русски. Потом сообщила, что живет здесь, замужем за индийцем, а приехала из Москвы. Собственно, в этот день она очень торопилась и просила подвезти ее до дому. Вероятно, денег на такси у нее не было.

Она жила неблизко, на северо-западе Дели, в промышленном районе, который назывался Кароль Бах. Я открыл перед ней дверь моей "Контессы", сел за руль, и мы поехали.

За час с небольшим, пока добирались до ее дома, я успел узнать о ней немало. Она познакомилась со своим мужем в Москве, он был на практике в агентстве печати "Новости", переводил на бенгали с русского. Они поженились. Он уговорил ее уехать в Дели. Стали жить в съемной квартире. Сначала у них родилась Наташа, потом мальчик - Шами. Муж - назовем его ВР - устроился преподавать русский язык в частной школе. Она сидела дома с детьми. Жили трудно. Денег постоянно не хватало. Но даже не в этом была ее главная проблема.

Когда я остановил машину у ее дома, она сняла темные очки, и я, сконфузившись, понял, почему она их надела.

Жизнь с господином ВР, увы, не сложилась. Былая романтика быстро растворилась в тяжелом и жарком, как делийский воздух, быту.

Она пригласила зайти в дом и познакомиться с мужем. Господин ВР оказался небольшого роста, он сносно говорил по-русски, но главными в этом скромном и даже бедном доме были чудные дети. Я выпил традиционного чаю с молоком, поблагодарил хозяев, пригласил их в гости и отправился обратно.

Весь путь до центра я пытался осмыслить то, что никак не укладывалось в голове: в маленьком домике на окраине Дели с мужем-индийцем и двумя детьми жила молодая женщина из прекрасной интеллигентной московской семьи с удивительной родословной.

Нина Гончарова(слева) с сестрой Ириной в садике корпункта "Комсомолки"в Нью-Дели. Фото: Юрий Лепский

Нина Гончарова - прапраправнучка блистательной и легендарной жены Пушкина - Натальи Николаевны Гончаровой.

Мы стали дружить. Нина с детьми и с ВР приезжали к нам в корпункт на обеды и ужины, они показывали нам Дели, места неизвестные туристам. Весь наш корреспондентский цех, аккредитованный в Индии, старался как-то помочь Нине. Ей нашлась работа в корпункте Центрального телевидения, на заработанные деньги она смогла в первый раз за долгие годы съездить в Москву...

Но, к сожалению, в отношениях с ВР все становилось только хуже. Солнцезащитные очки стали для нее предметом повседневного быта. И настал момент, когда Нина приехала в наш корпункт, расплакалась и сказала, что так больше не может жить. До полуночи мы придумывали, что делать. И придумали. В конце концов однажды вечером я отвез Нину, маленьких Наташу и Шами в международный аэропорт.

На следующий день приехал господин ВР, сказал, что Нина не ночевала дома, пропали дети, просил помочь. Что было делать? Я молчал, поскольку был связан словом. Он получил письмо от Нины через полторы недели. И опять приехал, и опять просил помочь. Через месяц он вылетел в Москву, но Нину там уже не застал.

Еще через месяц в корпункте "Комсомолки" раздался звонок из маленького скандинавского городка. Звонила Нина. Сказала, что у нее все замечательно. Живет в большом доме у друзей, устраивается на работу, дети пошли в школу. По-прежнему с удовольствием говорят на русском. Что касается ВР, то она старается его забыть. С детьми, конечно, будет сложнее, но со временем она все напишет ВР, и если он захочет, то сможет приехать к детям.

Что было дальше? Это все, что я могу рассказать вам. Пока.