Новости

14.10.2020 02:22
Рубрика: В мире

Самара - царица комуза

Она покорила сердца президентов и познакомила мир с музыкой Тянь-Шаня
Текст: Любовь Борисенко (Бишкек)
Самарбюбю Токтахунова (слева): Я очень требовательный педагог. Фото: Из личного архива Самарбюбю Токтахуновой Самарбюбю Токтахунова (слева): Я очень требовательный педагог. Фото: Из личного архива Самарбюбю Токтахуновой
Самарбюбю Токтахунова (слева): Я очень требовательный педагог. Фото: Из личного архива Самарбюбю Токтахуновой
Народная артистка СССР, лауреат многочисленных премий и наград, профессор Национальной консерватории республики и необыкновенно одаренный музыкант Самарбюбю Токтахунова или, как ее называют поклонники, - Самара отмечает сразу три круглых даты: 75-летие со дня рождения, полувековой юбилей своей творческой деятельности и 45-летие первого сольного концерта. "РГ" поздравила именинницу на ее рабочем месте - в классе консерватории.

У каждого человека настает период, когда хочется подвести какие-то итоги. Сбылась ли ваша самая заветная мечта или все еще впереди?

Самарбюбю Токтахунова: У меня еще много желаний, и хочется, чтобы они исполнились. Что же касается главной мечты, то, наверное, она уже сбылась. Я состоялась как артистка, у меня два чудесных сына, внуки, правнуки, мои ученики. Все живы и здоровы. Очень сильно огорчает то, что происходит в стране, но надеюсь, что все наладится. Что касается творческих планов, то они есть у каждого артиста, да и у простого человека. Значит, жизнь продолжается.

Говорят, талант дается человеку от рождения. Кто первый заметил ваши способности?

Самарбюбю Токтахунова: Мои родители очень хотели, чтобы я играла на комузе. Особенно мама. У нее самой не было музыкального образования. Да что там, она и нот-то не знала, но слух был исключительный. Думаю, если бы у нее был шанс, мама стала бы знаменитой артисткой.

Отец с матерью были простыми колхозниками. Вообще, в старину на комузе больше играли мужчины. Их называли акынами. Моя бабушка была одной из первых женщин, которая самостоятельно научилась игре на этом музыкальном инструменте. Я же познакомилась с ним чуть позже.

Помню, мы с мамой поехали в город, зашли в магазин, а там продавалась лютня. Мне удалось уговорить маму ее купить. Приехали домой, и я попробовала играть. Просто так, на слух. Получилось неплохо, все родственники хвалили. Потом попробовала комуз. Мне так понравилось его звучание, что я поняла: его музыка живет во мне. Осенью мама отвезла меня в музыкальное училище. Мы опоздали к приему, и нам сказали приехать на следующий год. Однако мама настояла, чтобы меня просто послушали. Члены приемной комиссии согласились и после сразу зачислили на первый курс. Мне тогда было 14 лет.

Помните ваш первый концерт?

Самарбюбю Токтахунова: Это было в 1961 году. Тогда с профессиональными музыкантами было сложно. Меня практически со второго курса пригласил в оркестр знаменитый в то время дирижер, народный артист СССР Асанхан Джумахматов, чтобы мы на практике привыкали играть в коллективе. Тогда же мы поехали в Москву на открытие Дворца съездов. Это и было моим первым большим выступлением перед огромной аудиторией.

Не могу вам передать свои чувства. Казалось, что попала в другой мир. Мы репетировали в вестибюле, и вдруг мимо нас прошел Юрий Гагарин вместе с Екатериной Фурцевой. Они о чем-то разговаривали. Я набралась смелости и попросила с ним сфотографироваться. Он согласился. Меня тогда поразили его скромность и открытость. Когда вышли на сцену, у меня ноги чуть не подкосились. Я увидела в зале Никиту Хрущева, Алексея Косыгина, Леонида Брежнева и других первых лиц СССР. Тут любой растеряется. Мне казалось, что это было не со мной.

Было ли такое выступление, которое вам особенно запомнилось?

Самарбюбю Токтахунова: Каждое запоминается чем-то особенным. К примеру, в 1965 году у нас был трехмесячный гастрольный тур по США. Мы дали более 30 концертов в самых разных городах. Особенно мне понравилась "Метрополитен-опера" в Нью-Йорке. Публика аплодировала стоя. До этого были в Париже и выступали в одном из самых знаменитых европейских концертных залов "Олимпия". Приехали по приглашению известного композитора Бруно Кокатрикса. Нас было трое комузистов, двое мужчин и я одна женщина. Тоже произвели, можно сказать, фурор. С нами тогда приехало много известных артистов - Николай Сличенко, Артур Эйзен, Эдита Пьеха. С ней я вообще жила в одном номере в гостинице. Помню, она от волнения не могла уснуть и просила меня: "Самарочка, сыграй, мне так нравится"... и засыпала под мою музыку.

Во время турне по Швеции так случилось, что мне пришлось закрывать концерт. Номер подошел к концу, я, как положено каждому артисту, поклонилась зрителям. В зале овации. Вдруг поднимаю глаза, а передо мной стоит президент страны Урхо Кекконен и протягивает огромный букет цветов. Мое выступление также очень понравилось президенту Пакистана Зия-уль-Хаку. Он после концерта вышел на сцену поблагодарить. На следующий день, когда мы завтракали в гостинице, принесли от него большую коробку. Придя в номер, открыла ее, а она вся выложена розами, а среди них - концертное платье необычайной красоты.

Изменилась ли как-то ваша жизнь после того, как вам присвоили звание народной артистки СССР?

Самарбюбю Токтахунова: Это было в августе 1979 года. Знаете, в том, что я его получила, большая заслуга моего супруга Чалагыза Исабаева. Он ведь был моим педагогом. Причем очень настойчивым и требовал от меня беспрекословного исполнения. Не терпел даже малейшей неточности. Даже, бывало, говорил, что если я не буду репетировать, то и ужинать не буду.

О том, что мне присвоено звание, я узнала в Алма-Ате. Мы с мужем были в гостинице. Вдруг звонит телефон, и голос в трубке спрашивает: "Здравствуйте, я разговариваю с народной артисткой Советского Союза?" Я ответила, что ошиблись номером, и положила трубку. Потом снова звонок. И только на третий раз поняла, что это наш руководитель делегации - бывший в то время министр культуры Киргизской СССР Акун Токтосартов. Он чуть не кричал в трубку: "Самара, я тебя поздравляю! У меня в руках указ Президиума Верховного Совета ССР". Чалагыз в это время брился в ванной. Я подошла к двери. Стучу и говорю ему: "А ты знаешь, дорогой, что ты сейчас разговариваешь с народной артисткой СССР?" Что тут началось! Он выскочил, лицо намыленное. Схватил меня на руки и давай кружить. Потом с таким важным видом сказал, что половина этого звания принадлежит ему.

Расскажите о вашем комузе. Правда ли, что он какой-то особенный?

Самарбюбю Токтахунова: Моему музыкальному инструменту уже больше 40 лет. А вообще, их было два. Очень давно в Ошской области жил старый мастер. Он изготовил эти комузы из урюка. Предназначались они для Чингиза Айтматова. После одного из концертов Чингиз Торекулович подарил один из них мне.

Как вы относитесь к тому, что национальные музыкальные инструменты сейчас активно стали использовать на эстраде?

Самарбюбю Токтахунова: У меня к этому двоякое отношение. Конечно, нужно искать что-то новое, но уникальность звучания комуза должна сохраняться. У меня оба сына музыканты. Аслан - инструменталист. Живет и работает в США. Актан - эстрадный исполнитель. Несмотря на мой консерватизм в музыке, мне нравится их творчество.

Сейчас вы преподаете в консерватории. Вы строгий педагог?

Самарбюбю Токтахунова: Я очень требовательный преподаватель, ведь по себе знаю, что успеха можно добиться только упорным трудом. Сейчас много ребят приходят заниматься, но сыграть так, как надо, вложить в исполнение душу, увы, удается единицам.

В мире экс-СССР Киргизия