Новости

26.10.2020 21:32
Рубрика: Культура

Террор - жанр театральный

Тема с худруком театра "У Никитских ворот" Марком Розовским
В театре "У Никитских ворот" сыграли премьеру - спектакль "Фанни", поставленный режиссером Марком Розовским по им же написанной пьесе. Это основанный на документальном материале рассказ о последних днях жизни эсерки Фанни Каплан, стрелявшей 30 августа 1918 года в Ленина. Спектакль вышел в канун очередной годовщины со дня теракта на Дубровке, происшедшего в октябре 2002 года. Терроризм по-прежнему не знает границ - ни во времени, ни в пространстве. Он стал глобальной проблемой. В чем его корни? Имеет ли он сегодня исключительно политическую или религиозную подоплеку? Чего на самом деле добиваются те, кто называет себя "повстанцами", "освободителями", "борцами за справедливость"? Обсудим тему с художественным руководителем театра "У Никитских ворот" Марком Розовским.
 Фото: РИА Новости  Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Хотелось распознать психологию несостоявшейся убийцы Ленина

Что побудило вас написать эту пьесу и поставить по ней спектакль?

Марк Розовский: Хотелось распознать психологию несостоявшейся убийцы Ленина, которую лично расстрелял комендант Кремля Мальков - мой неединокровный родственник по отчиму. Родная сестра моего отчима, чью фамилию я ношу, Берта Захаровна Розовская была женой Малькова. Они старые большевики, ленинцы, посидевшие и в царских тюрьмах, и в сталинских.

Ваше дальнее формальное родство с одним из персонажей русской истории - Мальковым - едва ли является единственным побудительным мотивом к созданию этого спектакля. Сама тема политического терроризма волнует вас, представляется важной сегодня?

Марк Розовский: Конечно. История Фанни Каплан полна до сих пор неразгаданных тайн. Версий много, но все, что связано с террором, всегда трагедия, а трагедия - жанр театральный. Мой жанр. Я написал "фантазию на документальной основе", сделав слепую Фанни "ясновидящей". Это домысел, ход, позволяющий драматургически осмыслять не только то, что случилось с забытой террористкой, но и всю нашу советскую историю вплоть до 90-х годов. Поэтому Фанни - лишь повод, чтобы мы, сегодняшние, задумались о насилии и праве на насилие, о грехе и ответственности за грех убиения. А это, можно сказать, одна из самых главных тем всей русской культуры. Ход истории неумолимо приговорил классовую борьбу и ее смертоносные методы, то есть диктатуру пролетариата, как политику и практику греховной бесчеловечности. Великая русская культура несовместима с апологетикой насилия и террора - это надо нам всем зарубить на носу. Давайте научимся четко разделять гуманизм и дегуманизм.

Спектакль должен рождать эмоции, и они бывают непредсказуемы

Фанни Каплан в вашем спектакле вызывает большую симпатию, чем ее мучители. Она столь же фанатично служит своей идее, как они - своей, но она умна, прозорлива, насмешлива. Она измучена, но не сломлена. Не боитесь обвинений в оправдании терроризма?

Марк Розовский: Я не приемлю терроризм в любых его формах и проявлениях, так что симпатий никаких нет и быть не может. Но спектакль должен рождать эмоции, и они бывают непредсказуемы. И даже не всегда объяснимы логикой. Художественное произведение часто интересуется заблуждениями героев, совершающих злодеяния, но при этом демонстрирует их внутренний мир, стараясь понять мотивы и причины тех или иных поступков и преступлений. На этом пути авторы всегда правы. Вот Шекспир... Давайте обвиним его в "симпатии" к Гамлету или Отелло, а ведь они - убийцы, хоть и искавшие справедливости, но один - мститель, другой - душитель! А разве д Артаньян - не обаятельный юноша, оставляющий после себя горы трупов? Еще пример - пушкинский Годунов. У него "мальчики кровавые в глазах", а мы, признаться, ему сострадаем в театре! Классика Чехова - рассказ "Спать хочется": всего пять страничек, на которых гениально выписан страшнейший сюжет - ребенок убивает ребенка, а мы, читатели, глубоко сочувствуем Варьке, ибо видим отчетливо, что творится в ее раздрызганной от усталости душе. Искусство на то и искусство, что хочет докопаться до глубин человеческого "я", открыть секреты поведения, живописать характеры и подвести нас к итоговому размышлению, где зло, а где добро.

Принцип "цель оправдывает средства" лежит в основе основ всякого террора

Вся история России последних двух веков начиная со второй половины XIX полна страниц террора. Сперва Каракозов, Нечаев, Засулич, Желябов, Перовская, Халтурин... Потом "красный террор". Затем сталинские расправы над политическими противниками. А в наши дни - Басаев, Радуев, Бараев, Умаров... Терроризм - несомненно, явление интернациональное, но, вероятно, в России он имеет свои особенности. Какие, на ваш взгляд?

Марк Розовский: Не хочется морализировать, но всем известный принцип "цель оправдывает средства" лежит в основе основ всякого террора. Ленин поклонялся Нечаеву, провозгласившему в "Катехизисе революционера" право убивать, - морально все, что служит революционному делу. Это безбожие в чистом виде. Отсюда вседозволенность, превращение кровопролития в доблесть, искусственная героизация убийц. Толстой с его толстовством во весь свой рост встал в канун революции титаном-противоборцем насилия. Никогда он не был "зеркалом русской революции", на чем совершенно беспочвенно настаивал Ильич. Раньше Толстого обществу предъявил своих "Бесов" Достоевский, предупредив Россию о мерзостях Верховенского типа "мы сделаем смуту... мы сделаем такую смуту..." Сделали! Кто? Да тот же Ленин с Троцким! Смута называлась "гражданская война" - самое позорное явление русской истории, когда "свои" пошли на "своих", стенка на стенку... и у этих стенок далее поставили под расстрелы миллионы людей. Террором оказалась пронизана вся наша история. Сталинское умерщвление политических противников - это последний, самый низкий способ сохранить и утвердить себя у власти. Но у народа - другая позиция.

Если мы перестанем быть чуткими и милосердными, Бог нас не простит. Это знают все носящие крестик и держащие свечу. Однако большевиков не спасли ни "термидор", ни "брюмер", ибо никаких "откатов" от диктатуры и классовой борьбы - как доктрины самоуничтожения народа - у партийцев и органов не было аж до самого 91-го года. Таким образом, главной особенностью у нас является государственный терроризм, та самая сталинщина, живучая, по сей день не подвергнутая суду идеологема дегуманизма. Иногда вожди проговариваются. Товарищ Сталин называл правящую партию "орденом меченосцев". Это признание дорогого стоит - жизни и смерти миллионов людей. Вдумаемся: даже не НКВД - "меченосцы", а - партия! Это означало легализацию "террорной работы", - что еще?! Терроризм провозглашался официальным методом расправы. Казни и пытки средневековые получали статус разрешенной свыше новейшей кровавой бойни. Но формула "все разрешено" едва ли могла помочь осуществиться социальной утопии. Терроризм всегда плохо кончает, ибо не способен сущностно решать никакие проблемы. Он - палка о двух концах. Ноль в результате. Сенсационный пшик. Действие от бессилия на самом деле, приносящее иллюзорную временную "победу". Бенгальский огонь сверкает на миг, он может обжечь и даже устроить пожар, но, повторяю, сущностно он поверхностен, его угрозы от беспомощности в главных изменениях. Исключение - выстрел одного серба в одного эрцгерцога, из-за чего началась Первая мировая война. Но тут, пожалуй, вина политиканов, ввергнувших свои страны в мясорубку истории, видна невооруженным глазом.

Терроризм - хороший бизнес для всякого рода наемников и прочей людской швали

Может, стоит признать, что современный терроризм имеет финансовую подоплеку, а религиозные или политические мотивы - это пускание пыли в глаза тем, кого призывают под знамена радикального ислама, или тем, кого зовут на политические баррикады? Чтобы они не понимали, ради чего гибнут, во имя каких интересов жертвуют собой.

Марк Розовский: Несомненно, радикальный ислам - чем бы он был, что бы он мог без мегафинансирования?! Религия здесь часто носит кликушеский, фанатичный характер и служит, по точному выражению Ильича, "опиумом для народа". То есть прикрытием для завоевания мира - ни больше, ни меньше! - и для уничтожения "неверных", то есть нас с вами. Отсюда - ставка на непрекращающийся террор. Это ныне действительно дело выгодное, хороший бизнес для всякого рода наемников и прочей людской швали, всегда готовой подзаработать на чужой крови. Жажда власти и жажда разбогатеть вместе с человеконенавистничеством рождают жажду погромов по всему миру. Война цивилизаций уже идет давно, и нет гарантий, что "опиумные радикалы", стремящиеся заполучить (или купить!) ядерное оружие, будут им бряцать - и только! А коли найдут применение, в этой топке все сгорят - и палачи, и жертвы. Радикальный ислам предполагает откровенное фюрерство.

А оно, в свою очередь, специализируется, так сказать, на "рассылке" терроризма в разные точки Земли с целью вызвать шок в том или ином пространстве жизни. Террор, идущий с Востока, как правило, выполняет дестабилизирующую функцию - посеять панику, создать хаос, элементарно запугать и на волне естественно возникшего страха нарушить благоденствие региона, а то и целой страны. Ореол героя-смертника - образец дутого героя, в которого вселился дьявол. Все на свете террористы - безбожники, пустившие в свое пустое нутро черта - врага человечества. Религия для них всего лишь магический самообман, абсолютная бездушная мнимость. Слепо выполняя приказ своего религиозного фюрера, они делаются микробами вселенского зла, их души летят в адову пропасть, отнюдь не в рай. Человек правильно называет их "нелюдями", ибо они сами отчуждаются от человечества. Терроризм есть зверство.

Какая, к черту, "справедливость" в отрезании ушей и голов?!

Сегодняшние террористы берут на свое вооружение тягу чем-то ущемленных людей к справедливости, созданию иного миропорядка. Терроризм - это, вероятно, еще и убийственный отклик на несовершенство мира, крайний способ протеста против несправедливого порядка вещей?

Марк Розовский: Да какая, к черту, "справедливость" в отрезании ушей и голов?! Тут скорее психопатология, абсолют ничем не оправданной жестокости, повторюсь, обыкновенное зверство. "Пояс шахида", который сегодня хотят натянуть на весь земной шар (на Европу - уже во многом удалось) - реальность нашего бытия, как и пресловутая пандемия, это есть катастрофа, готовая растянуться на целую эпоху. Речь идет о всеобщем умопомрачении, причина которого кроется в потере нравственного стержня, а на нем только и держится мир. Любая смута ведет к сюрреалистическому кровоизлиянию, поэтому следует бояться не только террора, но любого разбития витрин и поджога автомобилей. Бунтарство снизу не приведет к реформаторству сверху, а только даст новые жертвы и не обеспечит "счастье человечества", ибо в решающий момент найдутся отпетые мошенники-псевдореволюционеры, которые перехватят власть и с размаху усядутся на вершине этой новой старой власти.

В репортажах о терактах, которые устраивают исламские радикалы, появились нюансы, каких прежде не было. Оказалось, многие шахиды - люди с высшим образованием, из вполне обеспеченных семей. Раньше-то представлялось: 50 тысяч долларов - и человек взорвет себя. Но выросло целое поколение террористов, идущих на смерть вовсе не для того, чтобы прокормить своих родных и близких, а по глубокому убеждению. Такой терроризм непобедим?

Все на свете террористы - безбожники, пустившие в свое пустое нутро черта - врага человечества 

Марк Розовский: Терроризм победим. Пример: гитлеровская идеологема после своего военного поражения была повешена в Нюрнберге. Террор Сталина своего трибунала избежал. Новые беспредельщики орудуют уже в нашу эпоху - вовсю. Нужен, ох как нужен этакий мировой суд наподобие Нюрнбергского, который действовал бы при реорганизованной ООН на постоянной основе, и, пользуясь международным правом, подробнейшим образом рассматривал все преступления против человечности. Защитите нас от дикости и варварства на деле, а не только выступлениями говорунов с трибуны и на застольях конференций. Человечество заслужило, чтобы во времена войн, революций и прочих насилий его кто-то спасал! Войска ООН - зачем? Они могут и должны быть не только "миротворцами", как сейчас (это мало что дает), а главным ударным отрядом, сосредоточенным в мировом масштабе на поимке и уничтожении лиц, связанных с террором и осуществляющих террор. Всемирная антитеррористическая боевая организация должна действовать молниеносно и вездесуще - в интересах безопасности стран и народов. Уверен, будучи воплощенной, эта идея даст плоды.

Памятники террористам по справедливости следует сносить

Террористы часто выдают себя за "повстанцев", "освободителей", "борцов за справедливость". Именно так трактовались в СССР деяния всяческих "бесов", от Каляева до Спиридоновой. Как вы относитесь к тому, что имена некоторых из них по-прежнему носят наши улицы?

Марк Розовский: Героизация убийц непотребна и должна преследоваться по уголовному закону. Как это ни больно, памятники террористам по справедливости следует сносить. Это большая и ответственная работа. Которая должна быть аргументирована и проделана в целях исправления нравов. Общество - не дураки. Оно все поймет правильно. Святое дело! Все имена террористов наравне с Фанни и Лениным, лежащим до сих пор в Мавзолее, должны быть признаны в России именами преступников. Память о них останется, но ложь совковых десятилетий должна быть пересмотрена рано или поздно. Правда, для этого необходимо покаяние коммунистов за преступные дела большевиков. Ведь их благими намерениями и утопиями устлана была дорога в ад. "Ваше слово, товарищ маузер!" - не просто слова талантливейшего поэта революции, а программное воззвание пустить кровь.

Какие уроки следовало бы извлечь из революционного терроризма в российской, а затем и советской империи?

Марк Розовский: Урок один, зато главный: здание счастья человеческого нельзя построить не то что на крови, а на одной слезинке ребенка. Мысль Федора Михайловича. А вот Иосиф Виссарионович по-другому говорил: "Есть человек - есть проблема. Нет человека - нет проблемы". Да нет же, Иосиф Виссарионович! Жизнь наглядно показала: "Нет человека - у вас будет еще больше проблем!" Как раз об этом в меру сил предупреждает спектакль "Фанни" на сцене Московского государственного театра "У Никитских ворот".

Визитная карточка

Марк Розовский - художественный руководитель Театра "У Никитских ворот", народный артист РФ. Родился в 1937 году в Петропавловске-Камчатском. Окончил факультет журналистики МГУ. Руководил студенческим театром МГУ "Наш дом", получившим широкую известность. После закрытия театра "Наш дом" ставил спектакли в лучших театрах страны, в кино, на телевидении и на эстраде. В 1975 году поставил первую в СССР рок-оперу "Орфей и Эвридика". В 1983-м организовал Театр "У Никитских ворот" и стал его художественным руководителем. Поставил спектакли "Бедная Лиза", "Доктор Чехов", "История лошади", "Романсы с Обломовым", "Дядя Ваня", "Гамлет" и др. Автор пьес "Концерт Высоцкого в НИИ", "Кафка. Отец и сын", "Триумфальная площадь", "Песни нашего двора", "Харбин-34", "Папа, мама, я и Сталин", "Человек-волк"... Автор сценария кинофильма "Д Артаньян и три мушкетера", либретто оперы "Пятое путешествие Колумба".

Культура Театр Драматический театр