Новости

10.11.2020 16:46
Рубрика: Общество

"Минерва" надоумила

Зачем тюменцы скупают машинки и чемоданы
Сколько человек живет на земле, столько и собирает. Рога и копыта, камни и ракушки - в далеком прошлом. А в недалеком, вон за тем историческим перекрестком, - монеты, марки, спичечные коробки, пуговицы, открытки, календарики, ручки, свечки, автографы - у кого на что хватает денег. Первый в мире документально подтвержденный коллекционер - римский наместник провинции Сицилия Гай Веррен, живший в первом веке до нашей эры, - сумел скопить немало статуй, шедевральных изделий из слоновой кости, ювелирных украшений. Правда, обдирая жителей. Наши герои к своим коллекциям пришли почти случайно и не обманули никого из соплеменников.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

Самым знатным собранием миниатюрных машинок масштаба 1:36 и 1:43 в Тюмени владеет искусствовед, профессор ТюмГУ Александр Ярков. В стеллажах по периметру комнаты в его квартире хранится 332 экземпляра. В приоритете иностранные образцы до 1940 года, а также советские авто. К современным четырехколесным Александр Павлович страсти не питает.

- Увлекся почти 50 лет назад, когда вернулся из Чехословакии с мини-копией машинки конца XIX века, - рассказывает Ярков. - Кстати, самые редкие привозил из одного и того же магазинчика в Германии. А последнюю модель преподнесли друзья из Ишимского землячества. Это "Жигули" седьмой модели.

Если раньше профессор демонстрировал свои богатства только избранным, то теперь соглашается на авторские выставки. Они уже прошли в областном центре, поселках Богандинский и Винзили. После пандемии у Александра Павловича есть договоренность свозить копии машин, на которых осваивали Тюменский Север, в музейный комплекс имени Шемановского в Салехард. А пока отдает образцы-"повторки" любопытному внуку - пусть играет и изучает. Кстати, Ярков питает слабость и к ковбойским шляпам стетсон.

Швейные машинки появлялись в квартире сами собой: в виде подвесок, брошей, магнитов, игольниц

У руководителя клуба "Дусины сказки" Оксаны Климеровой несколько коллекций: открытки, платки, мебель, чемоданы, чайники. И все на вдохновляющую советскую тематику. Больше всего кухонной утвари: с 2012 года Оксана собрала 70 "носатых", начав с чайника-ежевички, который купила, отселившись от родителей в статусе студентки. Самый дорогой во всех смыслах - от мамы (отдать за малютку 12 тысяч рублей - не шутка), красивый - от друзей, за самым большим (на три литра) летала на измайловский блошиный рынок в Москву.

Если для чайников Климерова отвела лучшие полки, то 20 объемных советских чемоданов, произведенных в артелях Тюмени и Екатеринбурга в середине прошлого века, перенесла на балкон. Первый - фанерный, с пестрой расцветкой внутри - достался от бабушки. В Тюмени именно Климерова ввела моду ходить на ярмарки мастеров с такой переноской - сложил аккуратно рукодельные вещи, и порядок.

- Очень скоро коллекционирование стало для меня навязчивой идеей и даже отняло свободу, поэтому покупать перестала - теперь только принимаю в дар, - замечает Оксана.

Такого же мнения придерживается руководитель квилт-клуба "Сибирская палитра" Анна Глазунова: специально швейные машинки лоскутница никогда не приобретала, они появлялись в квартире сами собой. Три десятка экземпляров (современные профессиональные; когда-то работающие советские детские; довоенные; в виде подвесок, брошей, магнитов, игольниц, музыкальных шкатулок, брелоков) с трудом умещаются на балконе и в домашней мастерской. "Минерва", "Тула", "Зингер"… Что за названия! Просто песня для понимающего человека. Достойное место в коллекции занял аппарат в деревянном кофре со шпулькой-ракетой - его за символическую плату отдала попутчица в маршрутке. Этот старый-престарый "Зингер" помог ее семье выжить в войну: выменянный на мешок картошки, исправно обшивал соседок.

А другая тюменская мастерица Людмила Шатохина собирает… кованые гвозди. Началось все с поездки в село Дубровное в Свердловской области, где в одном из заброшенных домов Людмила Николаевна обнаружила железа на пять килограммов. А гвоздь коллекции (какой каламбур получился!) - старый 20-сантиметровый железнодорожный костыль для скрепления рельсов и деревянных шпал - отыскала в Тюмени.

В коронавирусную весну Шатохина нашла применение тяжелым сокровищам: она вымачивает их в дождевой воде, а затем закрепляет получившейся жидкостью принты на ткани. Никаких химикатов! Результат превосходный - настроение отличное!

В регионах Общество Ежедневник Образ жизни Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Тюменская область Тюмень