Русполимет Дробмаш Гранком Завод вакуумной металлургии Выксунский литейный завод

Почему нефтяной отрасли после налоговой реформы нужны новые стимулы

В результате налоговой реформы 2020 года из нефтедобывающей отрасли в 2021-2025 году будет изъято 650 млрд рублей, но это вовсе не означает, что указанные средства в полном объеме автоматически поступят в федеральный бюджет. Компании будут сокращать нерентабельную добычу, так что размер общего "пирога" уменьшится. Об этом сказано в новом исследовании VYGON.Consulting "Налоги в нефтедобыче: реформа 2020".
 Фото: Максим Богодвид/РИА Новости  Фото: Максим Богодвид/РИА Новости
Фото: Максим Богодвид/РИА Новости

Суммарно потери нефтедобывающей отрасли составят 1150 млрд рублей, но 500 млрд будут возвращены за счет налоговых вычетов отдельных крупных проектов. Вместе с сокращением добычи ОПЕК+ в сочетании с низкими ценами на нефть это приведет к пересмотру в сторону снижения инвестиционных проектов, что негативно скажется на всей отрасли.

При этом системные изменения в фискальных правилах - расширение периметра действия налога на добавленный доход (НДД), то есть перехода с обложения валовых показателей добычи, на налогообложение финансового результата, соответствует общемировому опыту. Налог на прибыль с добычи принят в большинстве развитых нефтедобывающих стран, таких как Великобритания, Норвегия, Австралия и США. В 2019 году в России НДД применялся на участках, где производилось 46,3 млн тонн нефти (менее 10%), с 2021 года этот показатель составит до 230 млн тонн, около 48% всей добываемой нефти в стране. Но общая нагрузка на нефтедобывающую отрасль в России остается одной из самых высоких в мире, а с 2021 году она возрастет еще больше.

Причины ее увеличения на фоне пандемии и экономического кризиса понятны, но нефтянка уже принимает активное участие в пополнении бюджета за счет исполнения сделки ОПЕК+. По оценкам авторов исследования, за весь период с 2017 по 2021 год поддержка котировок барреля принесет в бюджет 9 трлн рублей дополнительных доходов. Уменьшить негативные последствия от роста финансовой нагрузки возможно, если с 2023 года, после окончания сделки ОПЕК+, создать новые стимулы для инвестиций. Например, введения амортизационных отчислений в 30% из налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Потенциально это может дать 419 млн тонн сверх запланированной добычи и 4 трлн рублей дополнительных доходов бюджета к 2035 году.

Также предлагается законодательно закрепить неизменность налоговых условий для инвестиционных проектов на 7-20 лет в зависимости от продолжительности инвестиционного цикла. Несмотря на то, что нефтяная отрасль является одним из крупнейших инвесторов в российскую экономику - в 2019 году ее вклад составил 1,3 трлн рублей, она не включена в периметр действия соглашений о защите и поощрении капиталовложений (СЗПК). При этом налоговые условия пересматривались, чуть ли не ежегодно. За период с 2002 по 2020 год нагрузка по НДПИ увеличилась в 1,6 раз (до 62% при цене нефти 60 долларов за баррель), и одновременно с этим, доля нефти, добываемой с различными льготами, выросла с 5% в 2007 году до 54% в 2018 году.

И, наконец, в исследовании указывается необходимость согласования единой методологии по оценке эффективности налоговых изменений, чтобы снять проблему разногласий между минфином и отраслью по анализу их влияния на бюджет. Стоит напомнить, что минфин выступил с инициативой пересмотреть параметры НДД еще в 2019 году, до прихода в мир коронавируса. Предлагается проводить такой анализ периодически, определить требуемую норму доходности инвестора и делать это с учетом особенностей различных активов (трудноизвлекаемые запасы, шельф, труднодоступные участки и прочее). Также речь идет об обязательной оценке мультипликативного эффекта нефтедобывающих проектов в связанных отраслях промышленности, для рынка труда и финансового сектора.