Новости

23.11.2020 19:09
Рубрика: Экономика

Технологии лидерства

Андрей Шишкин: Создание инноваций - государственная задача
Переход на "цифру", создание собственного ПО, высокотехнологичные методы добычи, развитие катализаторного бизнеса, инновации в нефтепереработке и нефтехимии - все это полностью меняет лицо современной нефтяной отрасли. Перспективные научные проекты в российской нефтянке "Российская газета" обсудила с вице-президентом по информатизации, инновациям и локализации ПАО "НК "Роснефть", куратором крупнейшего в Европе научного центра Андреем Шишкиным.
Андрей Шишкин: Технологии нефтяного сектора по сложности уже сравнимы с космическими. Фото: Пресс-служба ПАО "Роснефть" Андрей Шишкин: Технологии нефтяного сектора по сложности уже сравнимы с космическими. Фото: Пресс-служба ПАО "Роснефть"
Андрей Шишкин: Технологии нефтяного сектора по сложности уже сравнимы с космическими. Фото: Пресс-служба ПАО "Роснефть"

Андрей Николаевич, наверное, только очень далекие от нефти люди все еще считают эту отрасль неповоротливой, консервативной. Но, тем не менее, большинству все равно трудно понять, что такое "инновации" в нефтянке. Не могли бы вы рассказать о том, как в "Роснефти" развивается модное ныне R&D направление?

Андрей Шишкин: R&D не взялось из ниоткуда. По сути, это тот же НИОКР, без которого и раньше невозможно было представить развитие любого серьезного дела, а уж сейчас в эпоху цифровизации - тем более. При нынешней конкуренции без тесной связки науки и производства на рынке просто нечего делать. Есть прямая зависимость, стопроцентная корреляция между вложениями в научные исследования, разработки и уровнем прибыли, рыночной капитализации компаний. Мировые мейджоры тратят колоссальные силы и средства на науку. Технологии нефтяного сектора по сложности уже сравнимы с космическими. Поэтому среди наших стратегических целей - цифровизация по всему периметру бизнеса. Многие процессы, которыми еще несколько лет назад на местах управляли сотни людей, мы теперь здесь и сейчас контролируем из единого центра.

В прошлом году мы запустили в эксплуатацию "цифровое месторождение" на базе Илишевского месторождения "Башнефти". Представьте, вы находитесь в 60 километрах от месторождения, но технологии 3D создают эффект присутствия. В "цифру" переведены скважины, трубопроводы, система подготовки нефти, объекты энергетики, впервые в отрасли полностью охвачены все основные процессы нефтедобычи и логистики. С этих цифровых двойников тысячи датчиков в режиме онлайн выдают подробную информацию геологам, технологам и за счет быстрых решений повышается энергоэффективность процессов добычи, снижаются логистические издержки. Только в рамках "Башнефти" такая оптимизация производства - это дополнительно миллион тонн нефти, экономический эффект - около миллиарда рублей в год. Конечно, мы будем переносить этот опыт на все месторождения "Роснефти".

Насколько мне известно, "Роснефть" имеет самый крупный в Европе научный комплекс...

Андрей Шишкин: Действительно, у нас крупнейшая научная база на континенте. 29 научно-исследовательских и проектных институтов общей численностью более 17 тысяч человек. Только в прошлом году эффект от внедрения различных инноваций превысил 11 миллиардов рублей. Наши разработки позволяют не только модернизировать нефтегазовую отрасль, но и дают мощный стимул развитию смежных отраслей. Есть мнение, и я лично его разделяю, что в XXI веке именно нефтяная отрасль по ряду причин, в том числе в связи с необходимостью разработки труднодоступных запасов углеводородов, должна стать и создателем, и важнейшим потребителем высоких технологий.

К тому же при нынешних непростых отношениях с Западом, когда нас, по сути, отрезали от многих уже наработанных глобальной наукой практик, роль корпораций в технологическом совершенствовании производственного комплекса страны резко возрастает. Государство, напомню, основной акционер "Роснефти", поэтому, принимая решения, мы всегда ориентируемся не только на рыночную прибыль, но и на социально-экономические эффекты от того или иного научного проекта.

В рамках реализации цифровой стратегии в 2017 году "Роснефть" создала первый в Евразии промышленный симулятор гидравлического разрыва пласта (ГРП) "РН-ГРИД". Какие еще программы созданы компанией и вызывают ли они интерес на рынке программного обеспечения?

Андрей Шишкин: Мы стремимся обеспечить технологическую независимость компании в области компьютерного моделирования, необходимого при использовании сложных технологий бурения, таких как гидроразрыв пласта. По сути, "Роснефть" сработала на опережение, создав собственное программное обеспечение еще до введения санкционных барьеров, ограничивших продажи ПО. Из российских компаний сегодня только "Роснефть" имеет в своем распоряжении собственный программный продукт для полного цикла проектирования операций гидроразрыва.

"РН-ГРИД", о котором вы упомянули, ноу-хау в области высокопроизводительных вычислений, позволившее сделать отечественный симулятор одним из самых быстрых в мире. Это уже оценили нефтегазовые и нефтесервисные компании, в том числе и за границей. На данный момент реализовано более 200 коммерческих лицензий, на стадии заключения контракты еще на 50 лицензий.

Среди других успешных наших разработок - гидродинамический симулятор "РН-КИМ" для создания и анализа трехмерных цифровых моделей месторождений, программный комплекс для обработки и интерпретации данных геофизических исследований скважин - "РН-ПЕТРОЛОГ" и комплекс "РН-СИГМА", предназначенный для геомеханического моделирования при бурении.

Есть у нас еще один продукт, который во многом соответствует ожиданиям цифровой эпохи. Это прототип программного комплекса для геологического моделирования "РН-ГЕОСИМ", использующий передовые информационные технологии искусственного интеллекта. В отличие от зарубежных аналогов он позволяет, в частности, осуществлять в автоматизированном режиме построение геологических моделей различных месторождений.

Нефтяная отрасль должна стать и создателем, и потребителем высоких технологий - в том числе из-за необходимости разработки труднодоступных запасов

На какие еще прорывные разработки R&D подразделения "Роснефти" следует обратить внимание?

Андрей Шишкин: Наши специалисты создали уникальную формулу огнестойкого масла, необходимого для надежной эксплуатации современных энергетических установок. Масло предназначено для турбин высокой мощности, включая энергетические установки атомных электростанций.

На сегодняшний день огнестойкие масла в России не производятся. Но мы намерены выпускать ежегодно 700 тонн, чтобы полностью обеспечить потребности и технологическую безопасность российской энергетики, включая атомную. Реализация этого проекта позволит "Роснефти" войти в число мировых производителей огнестойких масел.

Мы также разработали масла для Арктики и Крайнего Севера для надежной работы машин и механизмов при температуре до -60 С. Новые масла изготовлены на базе низкозастывающих основ, которые получены по собственным запатентованным технологиям. Освоение этих технологий не только полностью удовлетворит потребности компании и других отечественных потребителей в современных арктических маслах, но и решит проблему импортозамещения в этой области. Ну и немаловажно, что наши масла существенно дешевле синтетических базовых масел зарубежного производства, которые сейчас используются в России, и не уступают им по качеству и потребительским свойствам.

Эти наши разработки востребованы прямо здесь и сейчас в рамках проекта "Восток Ойл" - пожалуй, беспрецедентного по значению не только для российской экономики, но и для глобальной нефтяной отрасли. Речь, напомню, о добыче углеводородов в районах Крайнего Севера. Подтвержденная ресурсная база там около 6 млрд тонн. Транспортировать сырье "Восток Ойла" будем по Северному морскому пути и в Европу, и в Азию. Причем на судах, которые строим на Дальнем Востоке на первой в России верфи тяжелого гражданского судостроения "Звезда". Это еще один наш высокотехнологичный проект - "Роснефть" возглавляет консорциум инвесторов, и мы же обеспечили пилотную загрузку "Звезды". Уже размещен заказ на серию из 10 танкеров высокого ледового класса, адаптированных для работы на Севморпути. В целом для "Восток Ойла" планируется построить 50 судов различных классов.

Для этих судов мы делаем еще один уникальный для России продукт - винто-рулевые колонки высокого ледового класса, которые серийно выпускает наш собственный завод в составе судостроительного кластера "Звезда". По инициативе нашей компании в 2015 году была начата разработка первого в стране винто-рулевого комплекса такого класса мощности и прочности, а на сегодняшний день мы уже имеем линейку колонок мощностью 7,5 и 15 МВт и собираемся развивать эту серию дальше с перспективой разработки мощностного ряда оборудования до 21 МВт. Данной технологией владеют только две мировые компании, одна из которых - "Роснефть". Еще вчера наши ВРК были на стадии научных и исследовательских работ, а сегодня находят промышленное применение.

Отдельно следует отметить уникальную электротехническую разработку нашей компании - систему компенсации перепадов напряжения, предназначенную для обеспечения надежности непрерывных технологических процессов при кратковременных возмущениях в электрической системе. Вместо традиционных решений с применением аккумуляторов, здесь, в качестве накопителей энергии, используются суперконденсаторы, позволяющие снизить совокупную стоимость владения и повысить отказоустойчивость оборудования. На сегодняшний день пройдены успешные испытания макетного образца системы, где нам удалось достичь более высоких параметров работы, чем мы предполагали изначально. При этом наша разработка крайне актуальна не только для нефтегазовой отрасли, но и для любых видов промышленности, где требуется обеспечить бесперебойное электроснабжение технологических процессов, таких как металлургия или фарминдустрия.

Многие аналитики рассуждают сейчас о завершении нефтяной эпохи, смене технологического уклада. В связи с этим хотелось бы уточнить, не будут ли инвестиции в научные разработки для нефтяной промышленности бессмысленной тратой денег?

Андрей Шишкин: Создание инноваций - задача государственная. Она требует плановой, хорошо организованной работы, глубокого погружения в уже существующие технологии производства и готовности к любым вызовам вплоть до смены технологического уклада. И если вдруг завтра откроют новый вид более дешевой энергии, то нам придется либо сворачивать свою деятельность, либо искать новые способы применения товара.

Нечто подобное произошло, когда Эдисон изобрел электрическую лампочку, и казалось, что нефть умерла как товар. Нефть ведь на начальном этапе использовалась по всему миру как источник осветительного керосина. Но была изобретена форсунка для использования мазута в паровых двигателях, а затем Дизель создал двигатель внутреннего сгорания, перевернувший всю нашу цивилизацию. И оказалось, что электроэнергию лучше всего получать из той же нефти или газа.

Большинство энергетических прогнозов, даже предполагая значительный рост возобновляемой энергии в течение ближайших 20-30 лет, исходят из того, что в одиночку альтернативные источники не смогут удовлетворить спрос на энергоносители. Хотя бы потому, что это очень дорого, а в некоторых регионах мира вообще невозможно, даже в силу природных условий. Ну и, конечно, нефтяная отрасль не будет "сложа руки" наблюдать, как ее обходят конкуренты, нефть и газ это не только топливо, это также новые материалы, реагенты и продукты.

Я уже говорил, что мы сегодня на переднем крае разработки новых технологий и один из безусловных трендов, подхваченных ведущими корпорациями нефтяного сектора, как раз на экологичность. Интенсивность парниковых выбросов "Роснефти" уже сейчас одна из самых низких в нефтегазовой отрасли. За последние годы нам удалось избежать выбросов в размере более 3,1 млн тонн СО2-эквивалента. И это прямая заслуга инноваций. За последние пять лет "зеленые" инвестиции компании превысили 4 млрд долларов. Мы модернизируем нефтеперерабатывающие заводы, наращиваем производство чистых видов топлива, увеличиваем долю добычи газа. И наша стратегическая цель - упрочить экологическое лидерство за счет новых разработок.

В целом, хотел бы еще раз подчеркнуть, что без R&D планировать долгосрочное развитие бизнеса невозможно. Имеющая серьезные ресурсы и стратегическое видение крупная корпорация обязана развивать и собственные научные центры, и поддерживать перспективные стартапы.

Экономика Бизнес Инновации