Новости

23.11.2020 19:06
Рубрика: Экономика

Где искать деньги в кризис

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Что происходит с нашими деньгами? В пандемию они - или лекарство, или боль. Деньгами можно спасти, поднять на ноги. Или наоборот.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

На кризис 2020 года Банк России впервые за 30 лет ответил денежным смягчением. В 1998, 2008, 2014 годах его политикой были денежный холод и рост процента. В этот раз всё по-другому. Насыщенность экономики деньгами выросла. В 2019 году монетизация, "Широкие деньги/ВВП", составила 58,6%. Сегодня - уже 69-71%. Мы приблизились к развитым странам. Пошел вниз процент. Ключевая ставка Банка России с 6,25% в 2019 году упала до 4,25% в 2020 году. Какое счастье! Мы лечим себя в точности по международным рецептам. Девальвация рубля на 25-30% не вызвала вспышки инфляции. Да, мы знаем, что цены рано или поздно приспособятся к новому курсу рубля. Но хотя бы нет мгновенного, убивающего взлета цен.

В этот раз доктор лечит правильно. Но ему очень непросто. Торговый баланс России, основа нашего кошелька, ухудшился. Экспорт товаров упал на 23%, положительное сальдо экспорта - импорта товаров - на 43% (до 77 млрд долл., III квартал, ФТС). Всё заработанное уйдет за кордон. Вывод капиталов из России в этом году удвоится (оценка ЦБР), превысит 50 млрд долл. "Зато, - скажет доктор, - у меня целы международные резервы!" И впрямь они стоят, как скала, пусть хоть вся Россия покроется локдаунами. Эти резервы (их "директор" - Банк России) выросли в феврале - ноябре 2020 года c 570 до 584 млрд долл. (включая курсовые разницы и рост цен на золото). Всем плохо - а кубышка растет. Этот казус точно войдет в историю. Думали, что будем тратить, когда придет черный день. Но - держимся. А чем сейчас не тот самый день?

Что там еще с деньгами? Вклады населения замерли, в октябре был отток. Рост рублевой их части за год пока не больше 2-3%. Хотя, может быть, в декабре - месяце больших выплат из бюджета, они резко, как обычно, подрастут. И, слава богу, нет паники, нет "набега вкладчиков на банки", тишина. А где эти деньги находятся "физически"? Больше всего в Московском регионе. Его доля в рублевых вкладах населения - 35%, в валютных - 64%. В рублевых средствах на счетах организаций - 56%, в валютных - 75%. В рублевых депозитах "юриков" - 73%, в валютных - 93%. В этой точке, кажется, начинает выть сирена. Сверхконцентрация денежных ресурсов в центре! Денежное опустынивание регионов! В средних и малых городах живут больше 100 млн чел. Им что, остаются копейки?

А где еще деньги? Конечно, в наличности. В кризис многие спасаются в "нале", в серой экономике. За 9 месяцев денежная масса в "наличке" выросла на 21%. Почти 80% общей суммы банкнот - 5000-рублевки (ЦБР). Все понятно? Куда они идут, зачем служат? А где физически находятся? Не удивимся, если 35-40% в Москве. Тем более что на Москву приходится 32-43% продажи частникам наличной валюты, 55-60% выдач "зеленых", евро с банковских счетов (ЦБР).

В этот раз доктор лечит правильно. Но ему очень непросто. Торговый баланс России, основа нашего кошелька, ухудшился

А куда бросились деньги, когда по вкладам упал процент? В акции и облигации. Число "физиков" на Московской бирже за год выросло почти в два раза, дошло в октябре до 7,5 млн чел. За ними - уже почти 50% торгов акциями. Только за 2020 год в акции из вкладов ушли сотни миллиардов рублей. Больше трети инвесторов - из Московского региона. Кто-то должен им сказать, что риски мыльного пузыря - зашкаливают. Что эти деньги - спекулятивные. Наш рынок всегда, и, тем более, в пандемию, в мировой кризис - под вулканом. Особенно при падении спроса и цен на нефть. И у городской публики могут быть многомиллиардные потери.

Но все-таки - как живо в центре! И денег много, и финансовый котел кипит! А вот на бескрайних просторах нашей страны - как там c деньгами? Ответ - не очень. В регионах крайняя нужда в них, чтобы справиться с пандемией. Там кратно меньше возможностей в лекарствах, "скорых", койках, в любых ресурсах и, самое главное, в людях, врачующих, исцеляющих. Финансы регионов в огромной степени зависят от центра. Доля федеральных денег в их бюджетных расходах - 25% в целом по России. У четырех регионов эта доля выше 80%. У трех - за 70%. Еще у четырех зашкаливает за 60%, у 11 - больше 50%, у 12 - выше 40%, у 16 - порядка 30% бюджетных расходов и выше, у 11 - за 25%. У 10 регионов доля федерального финансирования колеблется от 20 до 25% расходов их бюджета (сентябрь, минфин). Так что для более чем 80% субъектов РФ "жизненная сила" идет от центра.

Это значит, что возможность справиться с пандемией критически зависит от федеральных денег. 10, 30, 80 млрд руб. в этой ситуации - небольшие деньги. Попробуйте их разделить на 85 - число регионов. У нас стоит нетронутым Фонд национального благосостояния. В 2020 году он только рос. В нем живых денег в валюте - около 10 трлн руб. Если попытаться в локдауне прервать человеческие связи на 2 - 3 недели и выплатить по 10 тыс. руб. каждому из 82 млн (число трудоспособных), то на это потребуется 820 млрд руб. Это меньше 10% ФНБ. Фантастика? Все равно этого не будет? Тогда будет - что?

Для 80% регионов возможность справиться с пандемией зависит от федеральных денег

Ведь есть еще и международные резервы с золотом и валютой (ФНБ - их пятая часть). Деньги в резервах государства - это средства для помощи. Сегодня есть стойкое ощущение, что пандемия еще на 7 - 8 месяцев может стать пыткой для общества и экономики. И куда она приведет - неизвестно. И нужно уже сегодня вкладывать сотни миллиардов рублей в регионы, воссоздавая способность медицины как системы массового обслуживания справиться с пандемией, не унижая человеческого достоинства. Огромная разница - пройдут через пандемию 3, или 5, или 6 млн чел. Два процента их - под смертельным риском. Каждая из десятков тысяч спасенных жизней - бесценна.

Экономика Макроэкономика Колонка Якова Миркина