Новости

01.12.2020 19:13
Рубрика: Власть

Нить Ариадны

Во время недавнего визита в Афины министр иностранных дел РФ Сергей Лавров вместе со своим греческим коллегой Никосом Дендиасом подписал Меморандум о проведении в 2021 году "перекрестного" - росcийско-греческого - Года истории. В том, что он совпадает во времени с празднованием 200-летия Греческой революции, которая в конечном счете привела к созданию независимого государства, есть глубокий смысл. Роль России в освобождении Эллады от Оттоманской империи трудно переоценить.

Как известно, в 1814 году греческие патриоты для борьбы за независимость создали в Одессе тайное общество "Филики Этерия", которое в 1818-м перебралось в Стамбул. В начале марта 1821 года генерал русской армии Александр Ипсиланти начал восстание против Османской империи в Валахии. 11 апреля 1827 года Третье Национальное собрание Греции в Тризине избрало Иоанна Кападистрию, бывшего управляющего делами Министерства иностранных дел Российской империи, правителем Греции сроком на семь лет. Этот пост он занял в январе 1828 года после поражения турецко-египетского флота в Наваринской бухте Ионического моря от объединенной эскадры России, Великобритании и Франции... В 1829 году по Андрианопольскому договору Греция получила автономию, а в 1832 году обрела полную независимость - правда, совсем не в тех границах, что сегодня...

Привел эти общеизвестные факты лишь для того, чтобы на их основе сформулировать некоторые проблемы, с которыми столкнется каждый, кто захочет прикоснуться к духовному бытию нынешней Греции, неотделимому от ее истории.

Одна из самых великих книг о мифологии истории, роман Томаса Манна об Иосифе и его братьях начинается с поучительной фразы: "Прошлое - колодец глубины несказанной..." Для современной греческой культуры, для греческого самосознания и идентичности понимание того, какова глубина этого колодца минувшего, где его пределы - вовсе не схоластическая загадка. Это живой вопрос, который приводил порой к рискованным военно-политическим решениям. Желание понять, чему наследуем, свойственное не только жителям Эллады, но и народам с менее протяженной историей, в случае с греками обретает особое напряжение и многоголосье.

Одним из центральных событий грядущего года может стать выставка "Сокровища Акротири" в ГМИИ им. А. С. Пушкина - уникальные памятники Минойской (Критской) цивилизации с острова Тира, датирующиеся ХVII веком до н. э. Они были погребены под вулканической лавой и обнаружены благодаря счастливому случаю в 1866 году, когда с Тира начали вывозить породу для сооружения земляных валов Суэцкого канала. Именно Суэцкий канал, пробудивший к жизни Порт-Саид, послужил причиной окончательного упадка Александрии, одной из блестящих столиц Александра Македонского и птоломеевского Египта, в котором почти всю жизнь - в последней трети ХIХ века и первой трети века ХХ - прожил гений новогреческой поэзии Константинос Кавафис. Его переводчики - от Т. С. Элиота до И. А. Бродского - подчеркивали его чувственно-историческую память греческой античности и мирового - еще доримского - эллинизма. И умение погрузить эту историческую чувственность в бессобытийное повседневное существование.

Роль России в освобождении Эллады от Оттоманской империи трудно переоценить

Для посторонних глаз греческая история не столь мозаична и разнообразна, как для самих греков. Что нам за разница между ахейцами и дорийцами, которых разделяют столетия? Что нам темные века, подарившие Гомера и греческую мифологию? Прилежные ученики археолога-любителя Генриха Шлимана, открывшего и чуть окончательно не сгубившего наследие легендарной Трои, мы грезим о существующей только в фантазиях "беломраморной" античной Греции "семи мудрецов", которую привычно реконструировали на протяжении десятилетий при постановке античных трагиков.

В 1983 году в Афинах познакомился с Каролосом Куном, великим творцом театральных чудес, способным возвысить пряный авангард до классических гармоний и раскрыть в зачитанных текстах из школьной программы парадоксальную новизну. Аристофановские "Птицы" в его постановке 1959 года вызвали скандал, докатившийся до кабинета министров, и были сняты. Через три года они триумфально были приняты публикой и критиками в парижском Театре Наций. Он был одним из первых, кто открыл мне пестроту и многоцветие эллинской культуры, ее протяженность во времени и пространстве. Не только драматизм сопряжения архаики и классики, но - что важнее - конфликт античности и христианства. Греческая античность стала запретным прошлым не в Риме, а в Константинополе.

Православие и античность - сюжет поистине вселенского масштаба, который питает современную греческую литературу. Чтобы понять это, достаточно взять в руки недавний русский перевод выдающегося романа Костаса Тахциса "Третий брак", который ни один греческий издатель не решился напечатать в 1962 году, когда он был завершен.

Греческая античность стала запретным прошлым не в Риме, а в Константинополе

Восточная Римская империя, завершившая свое существование вместе с Трапезундским царством в 1461 году, оставила грекам "Великую Идею" возрождения Византии, православного христианского государства. Недостижимая утопия, она освещала путь греков в новое и новейшее времена, одухотворяла в революционной борьбе. И одновременно приводила к трагедиям, таким как Малоазийская катастрофа. Она определяла националистическую политику премьер-министра Элифтериоса Венизелоса в двух балканских войнах 1912-1913 гг., когда греки вернули себе Салоники, и в годы борьбы с итальянским и немецким фашизмом...

Для современной греческой идентичности понимание того, "чему наследуем", требует колоссального напряжения, которое под силу лишь великим и бесстрашным мыслителям и художникам. Только они знают тайну той нити, которая связывает прошлое и настоящее. И обладают пониманием того, что свершившееся не должно присваивать грядущее.

Власть Позиция В мире Европа Греция Колонка Михаила Швыдкого