Русполимет Дробмаш Гранком Завод вакуумной металлургии Выксунский литейный завод
Переход на энергоэффективные технологии с низким выбросом углекислого газа, как и постепенный отказ от ископаемого топлива в пользу других источников энергии, - не только экологическая задача, но и фактор сохранения конкурентоспособности компаний и государств.

В России и власти, и бизнес очень активно прорабатывают вопросы структурных изменений экономики и перехода к альтернативной энергетике, в том числе использованию водорода и атомных источников. Об этом сообщил специальный представитель президента России по вопросам климата Руслан Эдельгериев в ходе выступления на российско-европейской конференции по климату.

"Мы должны обеспечить плавное структурное изменение в экономике, - подчеркнул Руслан Эдельгериев. - Заниматься декарбонизацией мы обязаны и будем это делать, но, например, энергоемкая промышленность к этому процессу очень чувствительна, она страдает сильнее других отраслей. Но если компании хотят к 2030-м годам быть конкурентоспособными, им надо этим заниматься".

С одной стороны, считает Эдельгериев, в краткосрочном периоде отказ от углерода может дать экономике негативный эффект: у нас в стране вся экономика построена на углероде, мы поставляет ископаемые источники на экспорт. Но при этом, продолжает он, некоторые российские компании уже стали лидерами по снижению выбросов при производстве конкретных видов продукции. А тех, кто пока отстает в сокращении выбросов, государство может поддержать, например, субвенциями.

"Переход к декарбонизации в России и Евросоюзе должен быть плавным, параллельным и взаимовыгодным, - описал идеальный сценарий развития событий Руслан Эдельгериев. - Искусственное сдерживание отдельных стран приведет конфликтам. Такой цели у Парижского соглашения по климату, в рамках которого все должно происходить, нет".

У властей ЕС тоже нет цели превратить "зеленую сделку" в источник конфликта или инструмент недобросовестной конкуренции, заверил вице-президент Европейской комиссии по климатической политике Франс Тиммерманс. Он полагает, что если весь мир разделит ценности экологии и возьмется сокращать выбросы, чтобы предотвратить опасные изменения климата, то никаких пугающих мер вроде трансграничного регулирования и углеродного налога вводить не придется. По словам Тиммерманса, они могут появиться только в том случае, если возникнет необходимость защиты европейкой экономики от конкурентов из других стран, использующих "грязные" технологии.

"Мы приняли особые обязательства как наиболее индустриально развития часть Света для выполнения Парижского соглашения стать климатически нейтральными к 2050 году, - объяснил Тиммерманс. - Для этого нужен план и конкретные шаги. В том числе сократить выбросы парниковых газов и СО2 на 55% к 2030 году. Это трудно, но возможно. Евросоюз разработал план восстановления экономики после пандемии, который позволит нам инвестировать 1,8 трлн евро. Из этих денег 30% пойдут на проекты, связанные с климатом, 20% - на цифровизацию жизни и экономики. Но и остальные программы не должны противоречь эти двум целям".

По мнению Тиммерманса, именно зеленый курс станет основной роста экономики Европы. Преодолевать кризис, вызванный пандемией COVID-19, будут одновременно с кризисами биологического разнообразия, климата и прохождением новой промышленной революции. Именно климатическая повестка станет своеобразным ключом для решения скопившихся проблем, считает вице-президент ЕК.

"У нас есть три приоритетные сферы: здания, транспорт и сельское хозяйства, - в которых можно сократить объемы выбросов СО2, - добавил Тиммерманс. - Сам процесс трансформации даст рабочие места и поможет экономике подняться. Например, теплоизоляция домов, которая позволит сократить расходы и на их отопление, и на их охлаждение, потребует труда множества людей".

Достижение экологических целей Европы касается всего мира и без участия России в принципе невозможно, подчеркнул Тиммерманс. Поэтому эти отношения будут очень важны. По мнению вице-президента ЕК, в постуглеродной экономике место углеводородов может занять водород. И для нашей страны это очень интересный вариант, в перспективе именно этот газ может стать основой нашего экспорта, потеснив нефть и природный газ, считает он.

"Двусторонние отношения России и Европы шире энергетики, - констатировал Тиммерманс. - Мы можем выработать решения, которые помогут и вашему, и нашему обществам повысить качество жизни".

В ответ Руслан Эдельгериев предложил, во-первых, заранее обговаривать все аспекты углеродного регулирования, чтобы исключить опасения использования их для каких-либо целей, кроме сокращения углеродного следа. И, во-вторых, рассмотреть возможность снятия санкций с российских компаний, реализующих экологические проекты, чтобы они могли получить доступ к любым источникам финансирования своих начинаний, важных не только для самих компаний, но и для всего мира.