Новости

06.12.2020 20:24
Рубрика: Культура

Чрезмерный гений

Два радостных литературных события конца этого года. Первое: в издательстве "Молодая гвардия" в серии "ЖЗЛ" и одновременно внесерийным изданием вышла биография Н. С. Лескова писателя и критика Майи Кучерской "Лесков. Прозеванный гений". Второе: журнал "Юность" объявил о создании литературной премии имени Валентина Катаева за лучший рассказ.
 Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС  Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

"Прозеванным гением" назвал Николая Семеновича Лескова поэт Игорь Северянин. "Достоевскому равный, он - прозеванный гений. / Очарованный странник катакомб языка", - писал он в стихотворении "На закате" 1928 года. И при жизни Лескова, и после его смерти в 1895 году, и после Октябрьской революции его не слишком жаловали ни официальная власть, ни прогрессивная общественность. И человек он был, мягко говоря, непростой - колючий, неуживчивый, всегда "против течений". "Против течений" - так называется единственная по сути биография Лескова Анатолия Фаресова, которая вышла более ста лет назад в 1904 году. Можно сказать, что до сегодняшнего дня полной биографии Лескова не было, если не считать мемуарной и во многом пристрастной (скорее - в негативном ключе) книги его сына Андрея Лескова. Ее первый рукописный вариант погиб во время блокады Ленинграда. Второй, написанный после войны, вышел в СССР в "Серии литературных мемуаров". И вот наконец эта лакуна закрыта - перед нами полная и обстоятельная биография, несомненно, великого русского писателя.

Насколько мне известно, Майя Кучерская работала над ней десять лет. И если такой комплимент позволителен в отношении женщины, это был очень мужественный поступок, потому что поднять такую глыбу, как Лесков, задача почти непосильная. Одно дело - разбираться с ним с точки зрения его удивительно самобытного языка, с этой задачей успешно справлялись и советские литературоведы. Одно дело писать о нем в жанре "Лесков и вокруг". Здесь нужно вспомнить превосходную книгу покойного Льва Аннинского "Лесковское ожерелье". Одно дело - создавать о нем писательские эссе. Не могу не вспомнить блестящий очерк о Лескове Юрия Нагибина "Ересиарх". И совсем другое дело - написать полную, полноценную биографию писателя, общественного и религиозного деятеля, который "не вписался" ни в XIX, ни в XX век. Сердечно поздравляю Майю с окончанием этой работы и надеюсь еще вернуться к ней на страницах "РГ".

Теперь о премии имени Катаева, о создании которой было объявлено на прошлой неделе. Премия учреждена журналом "Юность" во главе с его редактором Сергеем Шаргуновым, как сказано в Положении, "с целью сохранения традиций малой прозы и привлечения внимания общества к современной литературе, не сводящейся исключительно к книжным публикациям романов".

Цель прекрасная и своевременная. За последние три десятилетия мы много погрешили против жанра русского рассказа. Я подчеркиваю: именно русского рассказа, потому что русский рассказ - это еще и наше национальное явление, как, впрочем, и русский роман. Русский рассказ далеко не всегда story (история) с отчетливой фабульной конструкцией. Возьмите рассказы Антона Чехова или Юрия Казакова. Или, например, "Алеша Горшок" Льва Толстого.

Вышла биография Н. С. Лескова писателя и критика Майи Кучерской "Лесков. Прозеванный гений"

Когда наши издательства стали коммерческими, рассказы перестали издавать. Сборники рассказов не пользовались спросом на рынке. К ним не проявляли интереса и крупные литературные премии, такие как "Русский Букер", "Национальный бестселлер", "Большая книга". И проблема даже не в том, что писать короткие рассказы (а написать хороший рассказ порой не проще, чем хороший роман) писателям стало невыгодно. Проблема в том, что вокруг короткого рассказа возник какой-то читательский вакуум. Он ушел почти исключительно в "толстые" журналы, а они стремительно теряли свои тиражи. Увы, у нас нет журнала вроде американского "Нью-Йоркера" с его почти вековой историей и миллионным тиражом, где печатали рассказы лучшие писатели Америки ХХ века, в том числе и русские - Набоков и Довлатов.

Я помню только один премиальный триумф сборника рассказов - это присуждение в 2011 году премии "Супер-Нацбест" (100 000 долларов) книге Захара Прилепина "Грех".

Но опять же - дело не в размере премиального фонда. Размер премии имени Катаева - 300 000 рублей. Дело в статусе премии и ее имени. Имя Валентина Катаева, да еще и в паре с названием журнала, который он основал в 1955 году, - это высокий статус, и я уверен, что эта премия станет главной за жанр короткого рассказа.

В состав жюри вошли писатели Сергей Шаргунов (председатель), Алексей Варламов, Михаил Тарковский, Татьяна Толстая, актриса Любовь Толкалина и предприниматель Герман Зверев. Кстати, я до сих пор не могу забыть, каким прорывом в жанре короткого рассказа была книга Татьяны Толстой "На золотом крыльце сидели", которая вышла в 1987 году в "Молодой гвардии". Это была ее первая книга, а следующий сборник "Любишь - не любишь" вышел спустя десять лет. Это одновременно и к вопросу, легко ли писать рассказы, и к вопросу, насколько они востребованы издательствами.

Шаргунов, Варламов и Тарковский - тоже блестящие "рассказчики". Так что премия в надежных руках.

Журнал "Юность" объявил о создании литературной премии имени Катаева за лучший рассказ

И наконец - имя. Удивительно, но Катаев, как и Лесков, не избалован литературой о нем. Потребовалось тридцать лет после его смерти в 1986 году, чтобы Сергей Шаргунов написал его полную биографию и очерк творчества. Биография вышла в 2016 году и удостоилась второй премии "Большая книга".

Не буду ставить рядом Катаева и Лескова - слишком разные они и по судьбе, и по творчеству. Но есть в них одно общее - это великолепный русский литературный язык, которым невозможно не восхищаться. Я бы даже сказал, что их язык слишком великолепен. Недаром Лескова называли "чрезмерным" писателем.

Но лучше "чрезмерности", чем серости.

Культура Литература Литература с Павлом Басинским