Русполимет Дробмаш Гранком Завод вакуумной металлургии Выксунский литейный завод
прямая речь

Вирус изменил всех нас

Для систем здравоохранения по всему миру 2020 год войдет в историю как время больших испытаний. О том, как ведущие международные компании участвуют в борьбе с пандемией, "РГ" рассказал управляющий партнер, член совета директоров компании Philips в России и СНГ Роман Сабиров.
Цифровые технологии позволяют врачам обмениваться нужной информацией даже на большом расстоянии. Фото: Пресс-служба Philips Цифровые технологии позволяют врачам обмениваться нужной информацией даже на большом расстоянии. Фото: Пресс-служба Philips
Цифровые технологии позволяют врачам обмениваться нужной информацией даже на большом расстоянии. Фото: Пресс-служба Philips

Роман, какие направления своей деятельности ваша компания определила как приоритетные в период пандемии нового коронавируса?

Роман Сабиров: Наша миссия - улучшать качество жизни людей - сейчас актуальна как никогда прежде. В этом году мы осознали, что для нас настал момент, когда мы можем максимально полно раскрыть свой потенциал. Компания остается верна своей цели поддерживать систему здравоохранения и врачебное сообщество. Поэтому мы не только нарастили объемы производства нашего жизненно важного оборудования, но и выступили с различными социальными и образовательными инициативами, которые предложили клиникам и органам государственной власти.

В апреле-мае мы увидели, что есть существенный недостаток информации у лиц, принимающих решения, о том, какой опыт уже наработан в тех государствах, которые раньше других столкнулись с пандемией. Поэтому наши специалисты начали собирать информацию из различных стран, структурировать ее, адаптировать и предоставлять в открытом доступе всем заинтересованным сторонам. Мы рассылали ее в приемные губернаторов, по различным медучреждениям, в мэрии городов и видели, что она для многих оказалась полезна.

Мы адаптировали и портфель решений компании таким образом, чтобы они максимально полно соответствовали ситуации. Прежде всего, это диагностическое оборудование - такое как компьютерные томографы и ультразвуковые аппараты. Это и прикроватные мониторы, и аппараты искусственной вентиляции легких, а также всевозможные IT-решения, которые интегрируют все элементы медицинской инфраструктуры в единое целое и обеспечивают безопасный доступ к данным авторизированному персоналу. Последнее, например, актуально в условиях, когда исследование на КТ проводится в "красной зоне", а доктор, описывающий результаты диагностики, находится в "чистой зоне". Также актуален функционал экспертного анализа медицинских изображений, который позволяет быстрее поставить диагноз, управлять данными пациента и оптимизировать работу отделения. И, наконец, это цифровая реанимация - IT-платформа по взаимодействию внутри отделения, где находятся пациенты в критическом состоянии. Сейчас мы устанавливаем эту систему в различных медицинских учреждениях, в том числе в Москве.

Контракты жизненного цикла позволяют минимизировать простои сложной и дорогой медицинской техники

А что такое цифровая реанимация? Что она может дать практическому здравоохранению?

Роман Сабиров: Отделения реанимации и интенсивной терапии используют значительное количество высокотехнологичных медицинских устройств, большая часть которых генерирует огромный массив высокоточных медицинских данных пациента (погрешность измерения - десятые и сотые доли процента). К каждому пациенту подключен монитор, ко многим и другое оборудование, например, ИВЛ, инфузионные насосы. Кроме того, в отделение поступает большой объем данных лабораторных, инструментальных и прочих исследований. Проблема в том, что врач из-за высокой нагрузки не всегда может комплексно оценить всю эту информацию, хотя она может стать основой для принятия более точных, своевременных решений и даже для прогнозирования состояния пациента.

Для безопасности пациента, упрощения работы медицинского персонала, снижения риска ошибок на помощь специалистам может прийти цифровая система поддержки принятия клинических решений для отделений реанимации и интенсивной терапии IntelliSpace Critical Care and Anesthesia (ICCA). Она автоматически собирает и анализирует данные с прикроватного оборудования большинства производителей, данные разнообразных исследований, информацию о назначениях медикаментозных препаратов, систематизирует ее, предоставляет врачам в удобном формате и дает рекомендации, основываясь на клинических шкалах и протоколах. Система помогает готовить отчетность, гарантирует преемственность, ведь в реанимации постоянно дежурят разные врачи.

Кроме того, с ее помощью можно вести мониторинг дистанционно. Например, если заведующий отделением уехал из клиники, он может взять с собой планшет с удаленным доступом к системе. Так у него всегда будет возможность следить за процессом лечения пациента и при необходимости вовремя его скорректировать. В нынешней ситуации важно, что с ICCA врачи могут работать со всей информацией о пациентах, не заходя в "красную зону". Это позволяет максимально снизить риски заражения для персонала.

Какие решения смогло предоставить российской системе здравоохранения консалтинговое подразделение вашей компании?

Роман Сабиров: Мы обладаем обширной экспертизой в медицинском консалтинге. В своей работе мы стараемся подходить к решению задач в сфере повышения качества медицинской помощи комплексно - от проектирования и выбора медицинской технологии в лечебном учреждении до анализа методов управления, консультации по оптимизации системы ОМС в регионе, порядка оплаты медицинской помощи и обеспечения эффективности отдельного учреждения или всей системы здравоохранения.

Мы прекрасно понимаем, что в момент кризиса, вызванного пандемией COVID-19, нецелесообразно предлагать клиникам внедрять сложные, основополагающие изменения. Поэтому старались найти тонкую грань, которая позволила бы поддержать медицинский персонал в это тяжелое время, но при этом не мешать его критически важной работе.

Например, в этих условиях мы смогли создать для коллег библиотеку материалов по трансформации социальных служб, по адаптации отделений и больниц к приему пациентов с подозрением на новую коронавирусную инфекцию, по подходам к проектированию временных сооружений для разделения пациентопотока в приемном отделении.

Цель прежняя - поддержка системы здравоохранения и врачебного сообщества и в период пандемии

Кстати, часть наших консультантов-врачей в разных странах оказалась на передовой, в отделениях реанимации, приемных отделениях больниц. Они на время вернулись обратно в медицинские учреждения, компенсируя недостаток персонала.

Кроме того, мы оперативно разработали инициативы на базе инструментов Lean-менедж-мента - бережливого производства, которые сегодня будут полезны почти для каждой клиники. Они представляют собой четкие и оперативные действия, с помощью которых можно в короткие сроки повысить эффективность отделений. Для нас стал действительно ценным тот факт, что медицинский персонал оказался открытым к такой помощи, а представители власти обращают внимание на рекомендации и оценивают, каким образом можно реализовать их на практике.

Расскажите, пожалуйста, подробнее об изучении международного опыта. Что конкретно вы предпринимали?

Роман Сабиров: Из-за распространения коронавируса системы здравоохранения по всему миру столкнулись с примерно схожими задачами: перепрофилирование или создание новой инфраструктуры, оснащение либо переоснащение клиник, обучение персонала, закупки необходимого оборудования и расходных материалов. Мы увидели, что те страны, которые проходят эти этапы чуть раньше, могли бы сами либо с помощью посредников, например, консультантов Philips, передать свой опыт другим. И тогда решили проанализировать самые успешные проекты на глобальном уровне. Некоторые интересные примеры мы нашли в Китае, Южной Корее, Японии и Германии. В частности, обратили внимание на опыт разделения потока пациентов еще до того, как они поступят в приемное отделение. Сейчас уже в любой клинике для первичных пациентов есть отдельные боксы, где происходит взятие мазка для анализа на ПЦР. В начале пандемии зачастую службы были не готовы к подобному подходу и в экстренном порядке адаптировали инфраструктуру стационаров и поликлинического звена. Мы собрали передовой опыт, описали функционал инфраструктуры, благодаря которой можно обеспечить первичную диагностику и маршрутизацию пациентов с подозрением на COVID-19, а также создать условия для ожидания в случае неготовности койки в стационаре. Более того, мы предложили проекты автономных быстровозводимых конструкций с учетом климатических особенностей и доступности коммуникаций. В некоторых регионах России предложенную конструкцию впоследствии локализовали.

Роман Сабиров: Локальное производство КТ позволяет снизитьсрок поставки аппаратов. Фото: Пресс-служба Philips

Второй блок нашей работы - анализ международного опыта обратного перепрофилирования медицинского учреждения после того, как ему пришлось бросить все ресурсы на лечение инфицированных больных. Ведь жизнь будет продолжаться: есть плановый поток пациентов, есть экстренные случаи, не связанные с COVID-19. Мы задались вопросом, каким образом можно вернуть систему здравоохранения в прежний рабочий режим, учитывая потенциальные риски распространения любых инфекций. Для ответа на него наши специалисты разработали рекомендации, которые мы готовили с привлечением зарубежных и российских экспертов. Мы обсудили подход с врачами НМИЦ кардиологии Минздрава России, провели онлайн-конференцию, получили положительный отклик как от руководства клиники, так и от других участников мероприятия. Сейчас можем с уверенностью сказать, что у нас есть практически готовый инструмент, который можно использовать для успешного обратного перепрофилирования любого медицинского учреждения. Надеемся, что вскоре многие клиники смогут им воспользоваться.

Вырос ли во время пандемии запрос на системы ИВЛ и другие устройства для поддержки дыхательной системы? Какие усилия пришлось предпринять, чтобы удовлетворить его?

Роман Сабиров: Безусловно, спрос вырос уже на раннем этапе пандемии. Еще весной наша компания начала активно наращивать производство ИВЛ и выстраивать логистику, чтобы обеспечить доставку аппаратов до заказчика. Это было сложной задачей. Однако невероятное желание помочь и вовлеченность каждого нашего сотрудника помогают нам достойно с ней справляться.

Мы получили временное регистрационное удостоверение в России на некоторые медизделия, которых до определенного момента в нашей стране не было. Росздравнадзор создал в России возможности поставки даже тех решений, которые в то время не были доступны. И многие этим воспользовались. В целом за период пандемии спрос на аппараты ИВЛ вырос примерно в 10 раз, и это беспрецедентно.

Еще одна технология, о которой сегодня говорят все, - это компьютерная томография, которая признана наиболее информативным методом диагностики коронавирусной пневмонии. Какие инновации появились в этом методе? В чем их преимущества? Почему важно локальное производство КТ?

Роман Сабиров: КТ признана основным методом диагностики коронавируса во всех странах мира. При этом очень важна возможность минимизации дозы рентген-излучения при исследовании на КТ. В частности, наше оборудование позволяет получить высокое качество изображения при низкой лучевой нагрузке на пациента. Специальное программное обеспечение подавляет шумы на снимках, что зачастую избавляет от необходимости проводить повторные исследования. При этом повышается пространственное разрешение, картинка становится более четкой.

Что касается локального производства, то здесь мы, как и другие производители, стремимся стать ближе к российским лечебным учреждениям и таким образом расширить доступ россиян к качественной медицинской помощи. Локальное производство КТ позволяет максимально снизить срок поставки аппаратов по нашей стране, а это один из ключевых запросов сейчас. Кроме того, оно дает нам возможность создавать новые рабочие места в России.

Во время пандемии COVID-19 впервые получил широкое распространение метод диагностики легких с помощью УЗИ. Какие именно УЗ-системы оказались особенно востребованными в условиях большого потока пациентов с COVID-19?

Роман Сабиров: Ультразвуковое исследование легких рекомендовано Минздравом России, как и авторитетными зарубежными организациями, при клинических признаках COVID-19. По сути, это дополнительный метод оценки динамики развития пневмонии, необходимый, когда проведение компьютерной томографии затруднительно. Ультразвуковые аппараты более доступны, мобильны, с ними врач может провести диагностику легких пациента в любом месте в любое время. УЗИ легких подходит и для сортировки потока и направления на КТ при массовом поступлении пациентов.

Отдельный класс УЗ-аппаратов - портативная ультразвуковая система Lumify. Это компактное устройство легко помещается в кармане врача. Оно представляет собой набор миниатюрных УЗ-датчиков, которые можно подсоединить к смартфону или планшету с установленным мобильным приложением. Кроме того, устройство подключено к Сети, и его можно использовать для телемедицинской консультации или запроса второго мнения коллег в режиме реального времени. Врач проводит манипуляции датчиком, видит изображение на экране, параллельно та же картинка транслируется его коллеге, который может находиться далеко от места проведения исследования. Последний может не только помогать оператору правильно поворачивать датчик в нужную проекцию, но и регистрировать ту самую петлю, на которой необходимо сфокусировать внимание. Мы апробировали эту технологию в инфекционных больницах, в том числе в ГКБ № 40 в Коммунарке. Врачи учреждения по достоинству оценили удобство использования системы и качество изображений на решении Lumify, которое ничуть не уступает стационарным УЗ-аппаратам.

Какие телемедицинские форматы оказались наиболее эффективными при контактах "врач-врач"?

Роман Сабиров: Взаимодействие врачей в "красной зоне" и вне ее - это две разные задачи. Любой документ, который находится в руках у врача в "красной зоне", должен пройти дезинфекцию, покидая ее. Этот непростой процесс, требующий ресурсов и внимания, формирует еще один риск для медицинского персонала. Поэтому любая технология, которая позволяет создавать и передавать данные в цифровом формате, дает ощутимые преимущества. В частности, на Сахалине мы развернули одно из таких решений - установили платформу IntelliSpace Portal. Это программное обеспечение позволяет передавать изображения любых модальностей, в том числе КТ, МРТ, УЗИ, с любого аппарата на расстоянии. Платформа также дает возможность работать с изображениями совместно нескольким врачам. Решение дополнено элементами искусственного интеллекта, который обрабатывает снимки и помогает в принятии решений. При этом аппарат может находиться в "красной зоне", а врач, анализирующий данные, - в "чистой зоне", что минимизирует риск заражения специалиста.

Ваша компания одной из первых заключила в этом году контракты жизненного цикла с учреждениями здравоохранения Москвы и ЯНАО. Какие преимущества дают КЖЦ медицинским организациям? Почему это особенно важно во время пандемии?

Роман Сабиров: Мы начали обсуждать принципы контрактов жизненного цикла еще в начале 2019 года, проводили консультации с вовлеченными в этот процесс органами государственной власти. Ключевой смысл КЖЦ в здравоохранении в том, что сложная и дорогостоящая медицинская техника, благодаря им, может работать практически без простоев. Сейчас в большинстве случаев пользователю, чтобы отремонтировать или обновить медицинское оборудование, необходимо запускать длительный процесс, организовывать тендер. По контрактам жизненного цикла поддержание работоспособности техники, профилактика и устранение поломок - это ответственность производителя. В КЖЦ предусмотрены и штрафные санкции, если аппарат простаивает дольше определенного времени, поэтому здесь поставщик мотивирован не просто чинить, а предупреждать возможный выход аппаратов из строя. Это абсолютно другой уровень ответственности и подход к эксплуатации.

В зарубежных странах такой формат используется уже давно, в России также есть примеры реализации контрактов жизненного цикла в различных индустриях. Поэтому мы постарались вместе с нашими коллегами, другими производителями медицинского оборудования, работающими на территории нашей страны, рассказать представителям власти о преимуществах КЖЦ. Ведь этот механизм позволяет совсем по-иному управлять медицинской инфраструктурой. По сути, это полноценный аутсорсинг ответственности за функционирование сложного оборудования. И это особенно важно в условиях пандемии, когда нагрузка на технику высока, а административные ресурсы клиник ограничены.

Ваша компания является одним из мировых лидеров в создании систем управления общественным здоровьем. Какие решения в этой сфере пригодились в условиях пандемии?

Роман Сабиров: Население региона - это огромная открытая система, в которой многое зависит от управления. Например, чем раньше мы выявляем какую-либо патологию, тем дешевле обойдется для ОМС лечение и тем лучше будет исход для самого пациента. Одна из концепций, которую мы предлагаем, - стандартизированная анкета. Система может взаимодействовать с жителями региона и с помощью анкеты выявлять определенные симптомы, чтобы направлять пациентов к нужным специалистам. Такой элемент системы здравоохранения экономичен с финансовой точки зрения и реализуется достаточно просто. Подобные решения способны помочь выстроить модель, которая позволит максимально повысить эффективность медицинской помощи в условиях российской системы здравоохранения.

В этом году Philips провела исследование "Индекс здоровья будущего 2020", в ходе которого были опрошены молодые медицинские работники разных стран. Каковы ключевые выводы этого исследования?

Роман Сабиров: Опросы исследования "Индекс здоровья будущего 2020" были проведены в ноябре и декабре 2019 года, а фокус-группы - в январе-феврале 2020-го. Это время совпало с началом пандемии COVID-19, поэтому мы можем утверждать, что исследование позволило отразить реальное состояние систем здравоохранения накануне кризиса.

Тема исследования в этом году - новое поколение медицинских работников, в чьих руках окажется здравоохранение будущего. Опросы изучали их восприятие профессии, карьерные ожидания. Благодаря исследованию, мы смогли обозначить области, на которые следует обратить внимание лидерам здравоохранения: это медицинское образование, технологии, создание комфортной рабочей среды в медицинских учреждениях.

Например, мы отметили, насколько позитивно молодые медицинские работники относятся к внедрению современных технологий. Так, 83 процента молодых врачей в России считают, что цифровые технологии - важный инструмент для достижения лучших результатов лечения пациентов, 87 процентов - что технологии потенциально могут снизить их уровень нагрузки на работе, а 79 процентов - что цифровые технологии позволяют им уделять больше времени заботе о пациентах. Медицинские работники готовы к внедрению инноваций, а значит, требуются решительные шаги со стороны руководителей больниц и регионов. Начало цифровой трансформации сейчас станет залогом лучшего качества медицинской помощи через 5-10-15 лет.

Главный вопрос

Что, по вашему мнению, пандемия поменяет или должна поменять в сознании наших граждан?

Роман Сабиров: К сожалению, моя семья и я сам лично столкнулся с COVID-19. Поэтому я могу оценивать систему здравоохранения в этой ситуации и как пациент. И меня расстраивает, что в обществе все еще есть мнение, что опасность нового коронавируса преувеличена.

С другой стороны, заметно, что многие люди стали менять отношение к собственному здоровью. Они осознают, что здоровый образ жизни и, как следствие, хороший иммунитет, способен защитить организм от сложного течения любой болезни, включая и коронавирусную инфекцию.

Все мы живем в рамках конкретной системы здравоохранения, которая имеет свои особенности. Например, медицинская помощь у нас гораздо доступнее, чем во многих других странах. Но, несомненно, сейчас здравоохранение как никогда нуждается в трансформации. Позитивные перемены требуют всеобщего участия - как представителей власти, так и производителей медицинского оборудования и простых граждан. Я уверен, что, прислушиваясь друг к другу и опираясь на международный опыт, вместе мы сможем предлагать наиболее эффективные и значимые изменения.

Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Татьяна Батенёва