Новости

08.12.2020 11:55

Норкой затарились

Кризис перепроизводства может поставить звероводческие предприятия Верхневолжья на грань банкротства
Новости из Европы, где уничтожены миллионы норок, якобы переносящих мутировавший штамм коронавируса, что называется, подогрели интерес к пушному звероводству вообще и российскому в частности. "А что у нас, как у нас?" - такими вопросами, наслушавшись шокирующих европейских новостей, задавались, наверное, многие. К счастью, отечественные норки под репрессии не попали, но этот бизнес, по словам его представителей, сегодня полностью обескровлен. И причина - не только в пандемии.
Сегодня меховые склады затоварены и в России и в других государствах. Фото: Виктор Драчев/ТАСС Сегодня меховые склады затоварены и в России и в других государствах. Фото: Виктор Драчев/ТАСС
Сегодня меховые склады затоварены и в России и в других государствах. Фото: Виктор Драчев/ТАСС

Склады забиты

Тверская область - традиционно звероводческий регион, где расположены самые крупные российские зверофермы. По данным областного минсельхоза, маточное поголовье пушных зверей в местных хозяйствах превышает 105 тысяч голов. Фермеры выращивают в основном норку - 95 тысяч голов, соболя (7,5 тыс.), лисицу (1,7) и хоря - 900 голов.

На конец ноября 2020-го, по информации того же минсельхоза, в области работали пять звероводческих предприятий. Председатель совета национальной ассоциации звероводов России и директор зверохозяйства из деревни Мермерины Калининского района Владимир Бозов уточняет: уже меньше.

- Сейчас закрывается звероферма в Конаковском районе - идет забой зверей, чуть ранее прекратило деятельность хозяйство в Кимрском районе, в прошлом году - в Бологовском, - подсчитывает потери Владимир Бозов.

Пандемия коронавируса, по его словам, оказалась "последним гвоздем в крышку гроба". Остальные "гвозди" были забиты раньше.

- В звероводстве всего мира произошел глобальный кризис, связанный с перепроизводством, - объясняет специалист с многолетним стажем. - Китай начал наращивать производство пушнины, и к 2014 - 2015 годам его объем в мире в целом вырос до 89 миллионов шкурок в год. А с 2014 года спрос начал падать, и цена на мех к 2019 году снизилась в три с половиной - четыре раза. Рынок перенасытился, в мире сейчас огромные запасы пушнины на складах, и это давит на цены, снижая их. Если стоимость самой лучшей и дорогой датской норки доходила до 100 - 120 евро за шкурку самца, то сейчас ее средняя цена - 22 евро на мировых аукционных площадках. При себестоимости ее в Дании от 35 до 39 евро.

К 2019 году мировое производство пушнины сократилось до 35 миллионов шкурок, прогноз на 2020-й год - 28 - 30 миллионов. И Владимир Бозов уверен, что для некоторых датских фермеров, кто послабее, уничтожение всего поголовья норок и получение за это хорошей компенсации было даже выгодно. Российские производители пушнины оперируют немного иными показателями (средняя себестоимость выращивания норки в отечественных зверохозяйствах равна 1800 рублей, цена шкурки - около 16 евро), но проблема та же: себестоимость получаемых шкурок сейчас выше мировых оптовых цен.

"Был полный ступор"

Пандемия ковида проблемы только усугубила. Звероводы рассказывают, что с февраля прекратили работу все международные пушные аукционы, крупнейшие мировые меховые выставки, не состоялись некоторые российские ежегодные смотры-конкурсы.

Себестоимость получаемых на российских предприятиях шкурок сейчас выше мировых оптовых цен

- Вся наша инфраструктура продвижения и реализации продукции встала, - говорит председатель совета национальной ассоциации звероводов. - Потом были введены ограничения и прекратили работу предприятия по выделке, а также меховые ателье. Остановились меховые магазины. Надежды на онлайн-торговлю не оправдались, потому что людям важно при покупке шубы ее рассмотреть и потрогать. Летом, когда магазины открылись, спрос был низким, ведь в это время шубы никому не нужны. Кроме того, многие покупатели оказались стеснены в средствах, да и просто из опасений "подцепить что-нибудь" ходили в магазины только за товарами первой необходимости. У нас в стране по всем регионам просто полный ступор был. В мировом масштабе к 1 сентября 2020 года было продано всего 10 процентов произведенной в 2019 году пушнины, хотя должно быть - 75 - 80 процентов.

Звероводы сетуют, что, несмотря на весь этот град "ударов судьбы", отрасль звероводства не была признана пострадавшей от COVID-19. Прежде всего потому что зверофермам работать не запрещалось. Так-то оно так, говорят производители пушнины, зверей ведь не бросишь голодными, за ними ухаживали, их кормили, платили персоналу зарплату, оплачивали электричество, ГСМ и прочее. Но доходов не получали, с каждым днем все больше уходя в минус.

А предыдущий 2019 год и без того был непростой - с 1 января для отрасли был введен 20-процентный НДС, и только из-за этой новации, подсчитали участники рынка, реализация продукции упала почти в два раза.

- Мы просили минфин и Госдуму отменить для нас 20-процентный НДС, но пока безуспешно. Дело в том, что у нас 70 процентов затрат - это корма. Мы их покупаем под 10 процентов НДС, а шкурку должны отгружать под 20 процентов. Чтобы у нас ее купили, нам приходится снижать цену с учетом этих процентов. Это большая проблема, конечно, - объясняет глава зверохозяйства из деревни Савватьево Калининского района Георгий Четверкин.

При этом российский внутренний рынок, несмотря на введенную маркировку шуб, по словам представителей пушного бизнеса, наводнен нелегальной продукцией, которая завозится в основном из КНР. Идентификационные знаки контрабандисты прекрасно научились подделывать.

- Границы с Китаем у нас полупрозрачные, нелегальный ввоз процветает даже сейчас. Мы об этом откровенно говорим на всех площадках, но ничего не меняется, - сокрушается Георгий Четверкин.

Впрочем, недостатка в легальной пушнине из-за ее перепроизводства тоже нет (уничтожение миллионов датских и голландских норок на общую ситуацию на рынке мало повлияет, уверены российские специалисты). Но примерно из 12 миллионов шкурок, попавших на отечественный рынок в 2019 году - выделанных, невыделанных, в виде готовых шуб, - российского производства были... только полтора миллиона. В 2020-м будет, по прогнозам, еще меньше. А ведь когда-то страна производила до 15 миллионов шкурок в год. Нынче тверские власти увеличили местным племенным звероводческим хозяйствам субсидии на возмещение затрат по содержанию племенного маточного поголовья. Подчеркиваю, только племенным, а таковые не все. Но и за это звероводы, конечно, говорят большое спасибо. По словам Владимира Бозова, весной тверские представители отрасли оценивали свои потери примерно в 180 миллионов рублей. Около 50 миллионов субсидий оказались более чем кстати.

Банки отказывают звероводам в кредитах, считая их ненадежными заемщиками

- Эти деньги нам помогли в этом году не сократить объемы производства, - рассказывает о ситуации в своем хозяйстве Георгий Четверкин. - Но денег всегда не хватает, особенно сейчас, потому что наш товар - сезонный. Деньги тратишь целый года, товар получаешь только осенью, а покупатель его приобретает зимой, запускает в производство шуб... Очень длительный цикл. Деньги пришли очень вовремя.

"Рассчитываем выжить"

Наблюдая за ситуацией у коллег в Дании, тверские производители пушнины признаются, что сначала не верили, что цивилизованная страна может в одночасье расправиться с огромным и важнейшим сектором своей экономики. С норками лучшей в мире селекции. Оказывается, может. Хотя, по словам Владимира Бозова, вся информация о норках как носителях мутировавшего штамма новой коронавирусной инфекции до сих пор носит характер предположения. Но все происходящее звероводов, безусловно, нервирует.

- Ситуация нас серьезно беспокоит. Но локализации заболевания в местах дислокации наших хозяйств нет, то есть нет зависимости между наличием норок на территории и ростом заболеваемости ковидом, - говорит Георгий Четверкин. - Мы соблюдаем все меры предосторожности, проводим санобработку, носим маски, измеряем работникам температуру перед входом на территорию, проверяем персонал на наличие признаков заболевания, протестировали всех...

И так сегодня - на каждой тверской звероферме. А это все затраты, затраты... Кризис перепроизводства, помноженный на ковидный, поставил отечественную пушную отрасль на грань выживания. Со слов Владимира Бозова, из нее "выпита вся кровь, до капли". Кстати, банки, в относительно благополучное время ходившие вокруг кругами (только возьмите кредит!), насмотревшись на датский беспредел, в кредитах, так сегодня необходимых, звероводам сейчас отказывают, считая их ненадежными заемщиками. Даже если у них безупречная кредитная история. Бизнес, ничего личного...

- Если бы российским звероводам предложили такую же компенсацию, как голландцам или датчанам, думаю, 90 процентов из них с радостью приняли бы деньги, ликвидировали всех своих зверей и спокойно вздохнули, сказав: "Наконец-то отмучились!", - почти не сомневается Владимир Бозов.

Правда, для своего хозяйства он такой вариант не рассматривает и надеется, что его хозяйство выдюжит:

- Это дело всей жизни. Надеюсь, что я создал достаточно крепкое предприятие, которое имеет шанс на существование и развитие. Ради этого шанса и живу. Ведь мы же когда-то достигнем дна, оттолкнемся, пойдем наверх. Кто-то же должен на этот случай остаться. Я буду биться до конца.

- Рассчитываем выжить. Россия - крупнейший потребитель меха. Есть смысл стараться, - аналогично настроен его коллега из деревни Савватьево Георгий Четверкин.

Дословно

Министерство сельского хозяйства Тверской области сообщает: "В целях реализации мероприятий государственной программы "Сельское хозяйство Тверской области" на 2017 - 2022 годы племенным звероводческим хозяйствам предоставляются субсидии на возмещение произведенных затрат по содержанию племенного маточного поголовья из областного и федерального бюджетов. В 2020 году сумма государственной бюджетной поддержки для зверохозяйств региона была увеличена на 40,68 миллиона рублей и составила более 47,3 миллиона рублей, в том числе за счет средств областного бюджета - 18,4 миллиона, средств федерального бюджета - 28,9 миллиона рублей".

В регионах Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Тверская область Пандемия коронавируса COVID-19