Новости

15.12.2020 22:00
Рубрика: Происшествия

Последнее пристанище

Следственный комитет разбирается со страшным пожаром в доме престарелых в Башкирии
В Башкирии сгорел частный дом престарелых. Погибли большинство его постояльцев - пожилых граждан. Следственный комитет возбудил уголовное дело и объявил, что ищет родных погибших.

Это седьмой пожар в подобных заведениях страны за последние десять лет. Абсолютное большинство из таких погорелых домов для стариков местные санитарные и пожарные органы никогда не проверяли, так как они работали незаконно.

Для тех, кто открывает такие частные дома престарелых, есть красивое название - социальный предприниматель. Но их деятельность в нашей стране идет в основном подпольно. Почему? Пожары последних лет высветили жуткую картину - за стариков никто из контролирующих органов не отвечает. Дома, где происходят трагедии, официально являются просто чужим частным жилым домом, где пожарных не ждут, - как это случилось в Башкирии. Либо это чужой коттедж, взятый в аренду "под стариков", как это было полгода назад в Подмосковье.

Удивительно, но, открывая даже маленький магазинчик, его хозяин подпадает под кучу правил, инструкций и норм, которые обязан соблюдать под страхом штрафов и закрытия бизнеса. Но в такой торговой точке при несоблюдении тех же противопожарных норм, "пострадают" только седла и ведра. А здесь живые люди.

Судя по всему, этот бизнес на старых и больных банально выгоден, если подобные заведения за последние десять лет стали массово открываться не только рядом со столичным регионом, но и в глубинке.

Получается следующая картина - уход за стариками в частных домах не требует лицензии. Наш Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" частные дома престарелых не затрагивает... Чтобы получить лицензию на право заниматься бизнесом, гражданин должен собрать пакет документов и, соответственно, находиться под контролем государства.

Большинство из таких погорелых домов для стариков местные санитарные и пожарные органы никогда не проверяли, так как они работали незаконно

Бизнес на стариках под контроль почти не попадает.

А вот деятельность социальных предпринимателей, открывающих пансионаты для пожилых или инвалидов, наркоманов, не подпадает под действие этого закона.

Единственная возможность контролировать подобных бизнесменов - если они добровольно вошли в реестр поставщиков соцуслуг. Слово - добровольно здесь ключевое. Поставщик социальных услуг с момента его включения в реестр услуг несет ответственность за достоверность и актуальность предоставленной информации.

Башкирская предпринимательница не сочла нужным войти в реестр поставщиков социальных услуг. По действующему закону социальный предприниматель не обязан предоставлять свои данные в реестр. Это, повторим, его право, а не обязанность.

Поэтому сколько в стране таких частных домов для больных и старых, никто не знает. Официальные цифры не отражают даже приблизительной картины с такими заведениями.

Именно поэтому сгоревший бревенчатый дом, находившийся в собственности предпринимателя Расимы Махияновой, использовался ею как центр социального обслуживания населения. Как социальный объект с круглосуточным пребыванием он не был зарегистрирован, поэтому проверки не проводились.

Дом был рассчитан на 10 человек, но в момент пожара там находилось 14. В здании было установлено два пожарных извещателя, однако требованиям безопасности строение 1968 года не отвечало.

Как сообщил источник в районной администрации, по уставу ООО "Ахай", в нем можно было ночевать. Постояльцы платили за проживание 75 процентов своей пенсии.

Если человек совсем не может за собой ухаживать, берут всю пенсию. А как за постояльцами таких домов ухаживают? Чем кормят? Какие дают лекарства? На все эти вопросы ответов - нет. Никто не проверяет, никто не контролирует. Только если случится несчастье, придут сотрудники Следственного комитета и начнутся проверки и неудобные вопросы. Но это уже потом, после трагедии. А если трупов нет - и , выходит, спрашивать нечего?

Это не первое ЧП, произошедшее в частных приютах для нуждающихся в Башкирии.

В Иркутске при пожаре в частном доме-интернате для престарелых трое скончались. Суд признал хозяйку дома виновной. Она получила три года. Условно

Осенью у всех на слуху оказался пансионат "Моя семья" под Уфой, в котором постояльцы содержались в жутких условиях. После этого скандала власти попытались собрать информацию о том, сколько подобных заведений работает в республике, и разослали депеши во все муниципалитеты.

Полученные от глав районов сведения передали в прокуратуру. Но, по словам вице-премьера РБ - министра семьи, труда и социальной защиты населения Ленары Ивановой, Абзелиловский район информацию о пансионате в деревне Ишбулдино не предоставил.

- В домах за высоким забором неизвестно что происходит. Возможно, где-то еще вот также стариков держат, и нигде эти организации не регистрируются, нигде себя не показывают, никому они не отчитываются, никто их не проверяет, - отметила она. - Поддерживая бизнес подобным образом, мы просто убиваем людей.

Председатель Госсобрания - курултая РБ Константин Толкачев напомнил, что после разбирательств в "Моей семье" парламент республики предложил ввести в России лицензирование частных домов престарелых.

- Соответствующие поправки в федеральный закон направлены в Совет законодателей при Федеральном Собрании. В настоящее время большинство пансионатов для пожилых людей работают "в тени". Контролируются только те организации, которые добровольно входят в реестр поставщиков социальных услуг, но их очень мало. Введение лицензирования позволит упорядочить работу таких организаций, наладить должный контроль и защитить права граждан. Необходимо как можно скорее внести изменения в законодательство. Государство должно взять ситуацию под контроль, - заявил спикер регионального парламента.

Теперь название небольшой деревни Ишбулдино Абзелиловского района Башкирии облетело все новостные ленты. Ночью в частном пансионате для престарелых, расположенном здесь, произошел пожар, в котором погибли 11 человек.

Первой на место примчалась добровольная пожарная дружина, которая не дала огню распространиться на соседние здания. К моменту прибытия профессиональных спасателей деревянное строение с мансардой горело по всей площади.

На пожарище обнаружили тела 7 мужчин и 4 женщин в возрасте от 57 до 80 лет. Пятерым, в том числе сотруднице пансионата и ее дочери, удалось спастись.

Сотрудница-то как раз и сохранила жизнь трех человек. Она услышала звук пожарного извещателя и бросилась будить постояльцев, спавших на обоих этажах дома. Каким-то чудом ей удалось вытолкнуть в окно троих мужчин. Один из них сейчас в больнице. Для размещения остальных подготовлен пункт временного размещения в школе села Халилово, в пяти километрах от Ишбулдино.

Следственное управление СКР по Башкирии возбудило уголовное дело по части 3 статьи 109 УК РФ - "причинение смерти по неосторожности двум и более лицам". Директора пансионата задержали.

На место ЧП выехал глава Башкирии Радий Хабиров. Глава региона сообщил, что расходы на похороны возьмет на себя региональный бюджет.

Местные жители рассказали "РГ", что пансионат открылся прошлой зимой.

- Там жили пожилые одинокие люди, лежачие и больные, из Абзелиловского, Белорецкого районов и соседней Челябинской области, - сообщила местная жительница, попросившая не называть своего имени.

- Домик был небольшой, старенький, но хозяйка по возможности создала условия для старичков: мужчины жили отдельно, женщины - отдельно, у каждого своя кровать, не было канализации, но мылись в бане во дворе.

Не все жители деревни оказались довольны таким соседством, местная власть тоже была не в восторге - для нее это лишние заботы и ответственность.

Прокурор республики Владимир Ведерников выехал на место пожара и поручил провести проверки всех соцучреждений с круглосуточным пребыванием людей, дать оценку законности создания подобных организаций.

После таких несчастий наказывают за смерть стариков только собственников зданий. Если их, конечно, найдут.

Может быть, для огромного Подмосковья реально не заметить, что творится в одном из многочисленных домов за глухим забором. Но для сельской глубинки не знать, что происходит на твоей территории, - ситуация для местной власти или участкового просто нереальная.

Всего несколько месяцев назад сгорел частный дом престарелых в Московской области. Там погибли девять пожилых людей. Дом для стариков был подпольным. За ними ухаживала одна женщина - приезжая из бывшей советской республики. Никакого образование у этой гражданки не было.

Ни на какие вопросы следствия она ответить не смогла по причине того, что русским языком просто не владела.

В Красноярске в доме престарелых "Жемчужина" погибли четверо пожилых людей. Про существование "Жемчужины" местная власть узнала только после пожара.

Интересно, количество жертв в таких частных домах престарелых разное, но хозяев наказывают стандартно.

Так, в Иркутске при пожаре в частном доме-интернате для престарелых трое проживавших там пенсионеров скончались от отравления угарным газом.

Недавно, в декабре 2020 года, Куйбышевский районный суд Иркутска признал 42-летнюю хозяйку дома престарелых виновной в "оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности".

Она получила три года лишения свободы. Условно.

Подробности

Cигнализация в сгоревшем доме все же присутствовала, хотя появлялись сообщения, что систем оповещения и пожаротушения там не было. Отсутствие систем в региональных органах надзора объяснили тем, что пансионат не был никому известен, был зарегистрирован как частный дом. Потому выпал из поля зрения противопожарного надзора. О существовании дома знали в МЧС. Об этом говорит тот факт, что противопожарные проверки в доме не проводились, но планировались. Значит, сигнализация там должна была быть и сработать. И она сработала, но внутри здания. Звук сирены услышала одна из жительниц, живущих по соседству. Она и вызвала по телефону пожарных. Сигнал в автоматическом режиме, как это и положено, в пожарную часть не поступил.

Подготовил Тимофей Борисов

В регионах Происшествия Правосудие Следствие Происшествия ЧП Пожары Филиалы РГ Башкортостан ПФО Башкортостан