Новости

16.12.2020 16:59

Балки не сдаются

В Югре не успели завершить программу сноса временного жилья
В Югре пересчитали количество вагончиков, в которых продолжают жить люди, - их оказалось 554. Значение слова "балок" страна узнала после того, как во время очередной прямой линии к президенту обратилась учительница из Нягани Энже Сорокина: "Живем в маленьком щитовом домике более 30 лет, в морозы под 50 градусов прибиваем к двери одеяло, включаем все обогреватели, но все равно углы промерзают".

Вагон-городки в Югре существуют полвека: в 1970-х их первые обитатели, приехавшие на Север добывать нефть и газ, селились в строительных вагончиках, в наскоро приспособленных "бочках". Шли десятилетия, но тысячи людей так и продолжали жить в балках. Проблему во многом усугубляло то, что времянки официально вообще не являются жильем, а значит, и оснований для выделения их обитателям новых квартир у властей не было.

За расселение вагон-городков в ХМАО основательно взялись 10 лет назад. Два года ушло на формирование правовой базы. Разработали специальную программу, провели инвентаризацию времянок. По данным на 2012 год, в регионе насчитывалось 9998 жилых вагончиков. 2019-й был объявлен годом последнего балка. На тот момент в 3863-х времянках проживала 4001 семья. На снос выделили огромную сумму -7,7 миллиарда рублей: посчитали, что этого хватит. Но в 2020-м подкинули на решение проблемы еще миллиард. Между тем на пороге 2021 год, а "последних" вагончиков остается еще больше полутысячи.

- Для меня это очень болезненная тема, - призналась губернатор Югры Наталья Комарова на недавней встрече с журналистами. - Создали все условия, но свести проблему к абсолютному нулю пока не получилось.

- Основные сложности возникли с переселением людей, которые поселились в балках после 2012 года. Они не подпадают под субсидии и, вполне логично, не хотят лишиться единственного жилья, - объясняет причину Сергей Дегтярев, глава Нефтеюганска, где больше всего временных строений эпохи СССР.

Действительно, многие, как водится, решили воспользоваться программой и заселились в вагончики уже после инвентаризации. Подвести черту было необходимо - иначе число желающих получить таким способом жилье росло бы бесконечно. И вряд ли это справедливо по отношению к тем, кто, как Энже Сорокина, прожил в таких строениях не одно десятилетие. Сейчас в автономии идут судебные процессы по поводу претензий новоиспеченных балочников: претендовать на субсидии они не могут, а балки тем временем постепенно сносят.

Понятно, что корень проблемы не в незаконных притязаниях отдельных югорчан - их не так уж много. Просто не все муниципалитеты сумели в отведенный срок организовать дело так, чтобы временных строений на их территории не осталось.

- Но по большому счету в Югре все равно совершили прорыв, - отмечает Борис Павлов, ведущий научный сотрудник сектора социальных инноваций Института экономики УрО РАН. - Несмотря на экономические кризисы, значительное падение цен на углеводороды, программа работала все эти десять лет. И сегодня по сравнению с тем, сколько времянок было на старте, проблема практически решена.

Тем временем на Ямале в конце года запустили новую жилищную программу, направленную на снос аварийного фонда. По ней северяне, отработавшие в регионе 15 лет, могут получить компенсацию за непригодную для проживания квартиру и купить новую в любом регионе страны. Общий принцип: квадрат за квадрат. Правда, расчет стоимости будет идти исходя из среднерыночной цены жилья по стране: по прогнозам Минстроя РФ на 2021 год, это 49,2 тысячи рублей за квадратный метр. В столице на эти деньги вряд ли что купишь, но в большинстве других регионов реально приобрести качественное жилье. К слову, на самом Ямале стоимость тоже не маленькая - 66 тысяч рублей, поэтому переезд даже выгоднее. Предполагается, что в 2021-м предложением властей смогут воспользоваться 152 ямальские семьи.

Прямая речь

Марат Хуснуллин, зампредседателя правительства России:

- Более 62 тысяч граждан переселены из аварийного жилья в 2020 году. 56 регионов полностью выполнили целевой показатель. Однако аварийный жилой фонд продолжает увеличиваться. И закон о комплексном развитии территорий в случае принятия потребует около двух триллионов рублей только в первые десять лет реализации. Чтобы эту программу выполнить, придется привлечь всех застройщиков и их средства, а также все средства бюджетов - региональных, муниципальных, федеральных. Создать новые долгосрочные финансовые инструменты.

Проблема еще и в том, что региональные чиновники часто всеми силами не признают жилье аварийным. Как только жилфонд признан таковым, наступают финансовые обязательства, которые нужно исполнять. Поэтому цифры скрывают.

В регионах Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО ХМАО УрФО ЯНАО