Новости

21.12.2020 20:03
Рубрика: Экономика

Пандемия не приходит одна

Только ли коронавирус повлиял на снижение спроса на углеводороды
Пандемия COVID-19 стала беспрецедентным вызовом для всей мировой экономики, в том числе - глобального энергорынка. Никогда еще резкое падение спроса на энергоносители и цен на них не происходило одномоментно, а перспективы восстановления не были столь расплывчаты.
Загрузка танкера в Приморске - конечной точке Балтийской трубопроводной системы. Фото: Александр Рюмин / ТАСС Загрузка танкера в Приморске - конечной точке Балтийской трубопроводной системы. Фото: Александр Рюмин / ТАСС
Загрузка танкера в Приморске - конечной точке Балтийской трубопроводной системы. Фото: Александр Рюмин / ТАСС

По отчетам "Газпрома", чистая выручка от продажи газа в Европу и другие страны за девять месяцев сократилась на 748 миллиардов рублей, или почти на 40 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Как пояснили в компании, это обусловлено уменьшением средних цен в рублях на 34 процента и снижением объемов продаж газа в натуральном выражении на 10 процентов. А чистая выручка от продажи сырой нефти и газового конденсата (за вычетом НДС и таможенных пошлин) за девять месяцев уменьшилась на 230 миллиардов рублей, или тоже на 40 процентов. На снижение показателей повлияло уменьшение чистой выручки от продажи сырой нефти, вызванное снижением средних цен.

"Лукойл" так же зафиксировал снижение основных показателей за девять месяцев, включая чистый убыток в размере 14,3 миллиарда рублей против прибыли 521 миллиард за три квартала 2019 года. В числе последствий пандемии для компании: сокращение добычи нефти в связи с новым соглашением ОПЕК+, сокращение добычи газа в Узбекистане из-за падения спроса на узбекский газ в Китае, сокращение объемов переработки сырья и объемов реализации моторного топлива на АЗС.

На фоне пандемии и сделки ОПЕК+ более тщательно к наполнению своего инвестпортфеля подошли и в "Роснефти". Так, капитальные затраты компании в этом году снизятся до 800-850 миллиардов рублей. Это на 20 процентов меньше изначального плана в 1 триллион рублей, уточнил вице-президент "Роснефти" Алексей Салин.

Наиболее остро кризис ударил по нефтесервисным компаниям и шельфовым проектам. Ранее от участия в проекте "Газпрома" "Балтийском СПГ" отказалась компания Shell, посчитав транспортировку сырья дорогостоящей и технически сложной. Нецелесообразным посчитал свое участие в создании газоперерабатывающего комплекса полного цикла в Арктике "Сибур", заявив о распределении общего баланса своих проектов на другие локации и технологии. В целом рынок нефтесервиса в России в 2020 году может потерять 20-25 процентов, снизившись с до 20,5-22 миллиардов долларов, прогнозирует Deloitte. Ряд экспертов не исключают и падение на все 40 процентов.

40 процентов в общем объеме инвестиций в стране занимают капвложения в энергетические проекты

В то же время структурные изменения мировой энергосистемы прогнозировались достаточно давно, а разразившийся коронакризис лишь усугубил назревшие противоречия. Как считает замминистра финансов РФ Владимир Колычев: "Сейчас идет глобальный уход от углеводородной энергетики. Роль углеводородов будет неизбежно сокращаться. И хорошо, что мы заранее начали к этому готовиться, имея в виду осторожные предпосылки по цене на нефть в бюджетном правиле".

По его словам, пик потребления углеводородов, возможно, остался позади. Способствовало этому и то, что период эпидемической угрозы ускорил глубокую перестройку глобальной энергетики. В нынешних условиях на объемы ее работы влияют сокращение количества поездок и путешествий, командировок, пользования транспортом. А вошедшие за последнее время в широкий обиход видеоконференции и заказы через онлайн-торговлю останутся в числе устойчивых привычек делового и потребительского сообщества, также не способствуя восстановлению транспортной активности и потреблению нефтепродуктов в прежнем объеме.

Однако, как известно, кризисы несут нам не только вызовы, но и возможности. По мнению председателя Комитета Государственной Думы по энергетике, президента Российского газового общества Павла Завального, нынешняя ситуация позволила извлечь сразу несколько уроков. И первый в том, что пандемия показала: спрос на углеводороды не обязан расти. И, хотя углеводородный базис мировой энергетики будет играть свою роль на среднесрочную перспективу, ускорение энергетического перехода неизбежно. А он, в свою очередь, лишь усилит конкуренцию, сместив спрос с сырья на потребление продукции высоких переделов, таких как СПГ и нефтегазохимия.

Второй урок: внешние энергетические рынки, будь то европейский или азиатский, проявили себя все менее доходными и надежными. Третий урок пандемии - "каждый сам за себя". "Не только санкции могут разрушать принципы международной кооперации. Страны могут прерывать сотрудничество, физически закрывать границы, ставя гуманистические цели, цели выживания выше экономики. Это, кстати, стало серьезной проблемой и для нефтегазовых проектов, в том числе сахалинских, потому что привело к трудностям с ввозом компонентов оборудования и высококвалифицированных специалистов для его обслуживания", - отмечает Павел Завальный.

Наиболее остро кризис ударил по нефтесервисным компаниям и шельфовым проектам

Умеренный оптимизм вселяют последние решения ОПЕК, согласно которым Россия может нарастить добычу. Так, с 1 января общая квота производства стран ОПЕК+ должна увеличиться на полмиллиона баррелей в сутки. Рост добычи поддержан и позитивными ожиданиями инвесторов. Согласно последнему отраслевому обзору аналитиков INFOLine, основной объем инвестиций среди отраслей российской экономики приходится на ТЭК. Он составил около 40 процентов от общего объема инвестиций в крупнейшие проекты. Наиболее значимыми на сегодня являются разработка Ванкорской группы месторождений "НК "Роснефть" (3 триллиона рублей) и строительство газохимического комплекса "Сибура" в Амурской области (420 миллиардов рублей).

Очевидно, что восстановление мирового энергетического рынка будет зависеть от множества факторов, включая реальные сроки массовой вакцинации и возобновления деловой активности. Но уже сегодня понятно, что оно не будет идти теми темпами, которые ранее позволяли странам-экспортерам строить на этом свою экономику. Точки опоры нужно искать внутри страны, делая упор на внутренний рынок. А для восстановления и развития нефтегазовой отрасли необходимо развивать такие сегменты, как производство СПГ, высокотехнологичное импортозамещение, выпуск нефтегазохимии.

Экономика Отрасли Энергетика