Новости

22.12.2020 21:45
Рубрика: Общество

Как выбраться из пробирки?

В Центре имени Чумакова готовят свой ответ на угрозы ковида
С недавних пор к работе этого научно-производственного коллектива, тесно связанного с Российской академией наук, приковано особо пристальное внимание коллег-иммунологов и простых граждан, которые прежде наукой мало интересовались.

В Федеральном научном центре исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени М.П. Чумакова провели доклинические исследования и сейчас завершают второй этап клинических испытаний цельновирионной инактивированной вакцины против коронавируса SARS-CoV-2. О том, что представляет собой новый препарат и почему его называют классикой вакцинологии, руководитель центра член-корреспондент РАН Айдар Ишмухаметов рассказал в недавнем интервью "РГ".

А специально для полосы "Наука" мы попросили его ответить на другой, не менее важный вопрос: как удается в нынешних условиях совмещать фундаментальные исследования с решением прикладных и крайне важных задач?

Айдар Ишмухаметов, генеральный директор ФНЦ им. М.П. Чумакова, член-корреспондент РАН:

- Как и многие мои коллеги, я убежден, что у каждого научного учреждения должен быть продукт. Причем продукт не в смысле пробирки или вакцины, а как уже сформированное решение, пригодная к переносу технология. Наш центр, основанный Михаилом Петровичем Чумаковым и долгое время известный как Институт полиомиелита, изначально предполагал использовать полученные фундаментальные знания, переводя их в прикладную плоскость. По свидетельству специалистов, что работали с академиком Чумаковым, всякий раз, когда открывали новый вирус или какой-то новый штамм, он вызывал сотрудников и говорил: теперь давайте сделаем на нашем экспериментальном предприятии защиту от этого вируса.

За 60 лет истории здесь созданы десятки иммунобиологических препаратов и различных средств защиты. По мере необходимости массовое производство вакцин переносили на другие площадки. Так еще в 90-е годы был создан "Микроген" - крупнейший на сегодняшний день производитель вакцин в России.

И в те же 90-е, увы, решили было разделить институт и производство, что не могло ни привести к печальным результатам. Производство сколько-то времени еще сохраняло научный потенциал. Но мы все время испытывали проблемы с тем, чтобы приглашать ученых из института для развития, для контроля качества, для создания новых препаратов. А институт, оставшись сам по себе, скажем честно, хирел...

В 2016 году нам удалось воссоединить институт и предприятие. Тем самым мы вернулись к изначальной идее научно-производственного комплекса. Именно в такой форме, по моему убеждению, должен существовать и развиваться научный центр. Это тот самый принцип, когда фундаментальные знания и достижения на их основе используются и направляются для решения прикладных задач. И возникает столь необходимая технологическая цепочка для получения востребованного продукта.

Помимо вакцин, включенных в национальный календарь прививок, на базе центра создана отечественная иммунобиологическая школа, которая позволяет отвечать на современные вызовы. Вот почему для нас не было вопроса, должны ли мы заниматься созданием вакцины в условиях разразившейся пандемии. Никакого приказа "сверху" не было, и мы его не ждали. Это стало для нас естественным делом...

Мы использовали внебюджетные фонды для того, чтобы этот проект стал жить. Я благодарен и президенту РАН академику Сергееву Александру Михайловичу, который поддержал наше прошение, и главе минобрнауки Фалькову Валерию Николаевичу за те средства, что были нам выделены на фундаментальные исследования и которые нам помогли. Мы смогли сформировать очень сильную команду по работе с культивированием самого вируса.

Если в феврале-марте у нас все пойдет хорошо, мы будем готовы обеспечить трансфер технологии. Но чтобы осуществить трансфер на другую площадку, надо сначала самим эту технологию отладить, оформить и затвердить множеством регламентов. Это нельзя сделать на живую нитку и с ходу. Сейчас в структуре нашего институте примерно 60 ученых и 20 технологов. Если это соотношение не выдерживать, то продукцию ученых крайне сложно будет транслировать на другие площадки.

К сожалению, не все сознают, что прямо из лабораторной пробирки в формирующийся промышленный кластер ничего пересадить нельзя. Укоренилась и стала живучей мысль о том, что если сделана одна пробирка, то сделать тысячу пробирок - вопрос чисто технический. Но это не так. При производстве тысячи пробирок используются другой инструментарий, другие буферные системы, другие среды и многое другое.

Трансфер предполагает четкое соблюдение регламентов на первом производстве и строгое следование им на тех предприятиях, которые пытаются воспроизвести такое же иммунобиологическое средство. А в иммунобиологии особенно важно, как организован контроль качества. У нас в этом отделе более ста человек, он является даже более значимым, чем отдел производства.

Общество Наука Общество Здоровье Вакцинация от коронавируса Пандемия коронавируса COVID-19