Новости

24.12.2020 12:00
Рубрика: Культура

Эволюция утюга: глажка, засолка, выставка

"Российская газета" принимает участие в создании музея Толстовского дома
Чугунный утюг, набитый сеном старинный стул, ученические тетради 1920-х годов, поилка для раненых, тарелки раннесоветского периода - эти и другие предметы, собранные сотрудниками "Российской газеты", станут экспонатами музея Толстовского дома.
 Фото: Сергей Николаев / РГ  Фото: Сергей Николаев / РГ
Фото: Сергей Николаев / РГ

Дом, прекрасный во всех отношениях

Роскошный Толстовский дом-квартал между улицей Рубинштейна и набережной Фонтанки - настоящее украшение исторического центра Петербурга. Это бывший доходный дом, построенный в стиле северный модерн в 1910-1912 годах. От других зданий того же времени он отличался повышенным комфортом: паровое отопление, электричество, телефонная связь, лифты и водопровод. А Толстовским он стал по имени первого владельца - Михаила Толстого, родственника Льва Толстого.

Многое в доме осталось от того времени, в том числе входные двери, витражи, таблички с номерами квартир, напольная плитка в парадных, лестничные перила, крепления для лифтов, малые ворота в арке со стороны Фонтанки. К слову, большие ворота там же - восстановленные, потому что настоящие в годы советской власти пионеры сняли и сдали на металлолом.

Дом знаменит и своими жителями. Среди них писатель Аркадий Аверченко, архиепископ Варнава (Накропин), князь Михаил Андроников, профессор Дмитрий Позднеев, академик Владимир Гаршин, певец Эдуард Хиль, фигурист Олег Протопопов, дирижер Марис Янсонс. В истории Толстовского дома есть и свой святой праведник: здесь жила канонизированная РПЦ преподобномученица Августа Оптинская (Защук).

Толстовский дом можно увидеть в таких фильмах, как "Зимняя вишня", "Приключения принца Флоризеля", а в "Приключениях Шерлока Холмса и доктора Ватсона" его дворы заменили улицы Лондона, по которым ездят кэбы.

В общем, рано или поздно музей в таком легендарном доме должен был появиться.

Фото: Сергей Николаев / РГ

От кофемолки до холодильника

Музей Толстовского дома создается по инициативе самих жильцов и исключительно на частные пожертвования. Под экспозицию отвели подвальное помещение. Стены красного кирпича, внизу - пудожский камень. Часть кладки оставят в открытом виде, чтобы были видны строительные особенности. А в одну из стен уже вмонтированы кирпичи с клеймами заводов-изготовителей того времени.

Член инициативной группы историк и географ Леонид Колотило показывает экспонаты, которые пока хранятся в правлении ТСЖ.?Вот дореволюционный холодильник, которым поделился житель дома историк Александр Романов. Холодильным элементом в нем был колотый лед, который загружали в особый отсек. Лед таял, воду с помощью краника сливали и загружали новую порцию льда. Огромная шляпная коробка - найдена, как и многие другие предметы, на чердаке при разборе завалов. На старинной кофемолке (подарок одного из жителей) обещают молоть кофе, чтобы угощать гостей музея. Исполинская чугунная плита с духовкой - тоже дар. Свечной фонарь, подковы, елочные игрушки, прялки, керосиновые лампы, части от внутриквартирных дверей...

И - немного магии. Искусствовед Марина Колотило обнаружила на чердаке копию картины "Октябрьский ветер" известного советского художника, у которого она училась в Академии художеств, - Михаила Девятова. На полотне изображен Ленин на набережной Невы.

- Картина буквально упала к моим ногам. Стало страшно. Подумала: Михаил Девятов умер, это его последнее послание. Бросились звонить - родные сказали, что несколько часов назад он скончался, - вспоминает Марина Колотило.

Фото: Сергей Николаев / РГ

Помогли экспонатами

Сотрудники редакции заинтересовались идеей создания музея одного дома и решили помочь экспонатами. Во многих петербургских квартирах сохранились предметы столетней давности, может быть, не имеющие большой денежной ценности, но, безусловно, представляющие ценность историческую. Тем более что в будущем музее предполагается часть экспозиции посвятить быту 1920-1930-х годов и воссоздать интерьер жилья того времени.

Автор этих строк поделилась с музеем дореволюционным стулом, набитым ватой и травой, а также старинной книгой с выдранными в начале листами. Мои родные жили неподалеку от Толстовского дома и могли заходить туда к кому-то в гости, а кто-то из "толстовцев" - к ним. Возможно, сиживали на этом потемневшем от времени стуле. А книга - памятка о блокаде. Родственники очень бережно относились к книгам, но чем-то ведь нужно было растапливать буржуйку. Бумаги не было: стали брать не очень нужные издания.

Еще сотрудники "Российской газеты" принесли ученические тетради 1920-х годов, старинную посуду, авоську - простую, но важную вещь, которая была в каждой семье. И чугунный утюг: после того как им перестали гладить, его много лет использовали в качестве груза при засолке капусты и грибов.

В планах создателей музея - и постоянная, и временные экспозиции. Предполагается организация пространства для встреч, лекций, дискуссий. Обитатели дома хотят, чтобы музей не был законсервированным кусочком эпохи, а оставался живым организмом. Как сам Толстовский дом.

Фото: Сергей Николаев / РГ
Говорят жители дома

Евгений Самсыгин, инженер:

- Нравится, что в музее можно будет увидеть инженерные коммуникации. К нам на экскурсию любят приходить студенты строительных вузов, ведь строительство Толстовского дома - это целый пласт инженерной истории.

Наталия Гамба, балетный критик:

- В Толстовский дом постоянно вселяются новые жильцы, с новыми биографиями и судьбами. Наверняка кто-то из них обогатит историю этого места, оставит свой след и, кто знает, станет героем будущего музея...

Иван Карлов, историк искусства:

- Нет сомнений в том, что создание нашего музея будет успешно продолжено потомками. Для этого есть все необходимые предпосылки - культурное прошлое и настоящее Толстовского дома и его обитателей.

Дом и мистика

Среди жильцов и гостей Толстовского дома немало тех, кто, как поговаривают, был связан с магией. Например, здесь часто бывал Григорий Распутин: заходил в квартиру 333, к жандармскому генерал-майору Александру Спиридовичу. Причем всегда поднимался не по парадной лестнице, а по черной. Кстати, в квартиру Спиридовича была проведена как обычная телефонная связь, так и дворцовая, а металлический шкаф-сейф, в который были спрятаны провода, поныне существует и используется по назначению.

А в квартире 359, где проживал князь Михаил Андроников, на старца было совершено покушение. Стрелять в него должен был Симеон Пхакадзе, жених дочери Распутина Марии. Пхакадзе направил револьвер на Григория, но тот на него пристально глянул и сказал: "Ты хочешь меня убить, но твоя рука не повинуется". Не повиновалась: Пхакадзе выстрелил в себя.

В 660-й квартире жил востоковед Дмитрий Позднеев - родственник Михаила Булгакова, по мнению некоторых, ставший одним из прообразов Воланда. Дело не столько в магии, сколько в отсутствии глаза: у Позднеева один глаз был искусственный, у Воланда левый глаз тоже "пустой и черный".

Мистика или нет, но какая-то сила защитила дом во время блокады. Ни одна бомба, ни один артиллерийский снаряд в него не попали.

В регионах Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург