1 декабря 2020 г. 09:00
Текст: Ольга Хорошилова (кандидат искусствоведения)

Княжна Трубецкая, пчела золотая

В каких костюмах блистал на зимних балах и маскарадах высший свет российской империи
В императорской России очень любили зимние балы. Обыкновенно их проводили с 25 декабря до окончания масленичных гуляний. Культура костюмированного бала расцвела в XIX столетии. К маскараду готовились долго, приглашали лучших художников и портных, выбирали определенную тему, навеянную политическими событиями, войнами, новинками техники, театральными премьерами. Порой костюмы были так смелы и необычны, что провоцировали тенденции и даже предугадывали моду будущего.
Ах, этот русский бал!
Ах, этот русский бал!

Балы патриотические

Осенью 1770 года, после серии блистательных побед русской армии, Екатерина II надела так называемое Русское платье, сочетавшее европейские элементы с народными мотивами. Позже она присутствовала в нем на предновогодних вечерах. Так, с легкой руки царицы, русский стиль вошел в моду и нередко становился темой балов. В 1780-е годы не только в Петербурге, но и в Париже портные предлагали маскарадные платья "a la russe" и "a la Czarine" ("в стиле царицы").

Один из первых масштабных костюмированных вечеров на русскую тему прошел 9 февраля 1849 года в Москве в доме генерал-губернатора Арсения Андреевича Закревского. Он назывался "Англия и Россия" и символизировал единение государств в борьбе с европейской революцией. Его кульминацией стало шествие статистов в костюмах покоренных Российской империей народов - ливонцев, эстонцев, поляков, грузин, черкесов, киргизов, армян.

Участники бала "Англия и Россия" в костюмах, представляющих Киев. 1850 год. Фото: РГИА

Маскарады a la russe стали невероятно популярны при императоре-русофиле Александре III. Столичные аристократки полюбили патриотичный костюм "Калужанка". Он состоял из расшитой русской рубахи, желтой шелковой юбки с вышитым передником, зеленой бархатной безрукавкой, обшитой мехом. К нему полагались красные сафьяновые сапожки и золотая повязка на голову. Этот и похожие наряды для зимних балов приобретали в петербургском магазине народного платья купца Курицына (Гороховая улица, 42).

Участники бала "Англия и Россия" в костюмах, представляющих Тверь. 1850 год. Фото: РГИА

В 1883 году великий князь Владимир Александрович устроил в своем дворце бал на тему допетровской Руси. Его участник, Александр Александрович Половцов, отмечал: "На императрице верный исторический костюм царицы, нарисованный князем Григорием Гагариным. Богатство материи и камней чрезвычайное. Жена моя в русском костюме XI столетия, дочь - в татарском уборе. Особенно выдаются костюмы Васильчикова, директора Эрмитажа, и двух его дочерей, Балашевой, Шереметевой, графини Воронцовой, старухи княгини Кочубей. Все великие князья разодеты в богатейшие костюмы и уборы, вообще мужчины одеты с большею, чем дамы, историческою верностью"1.

Зинаида Дмитриевна Скобелева в русском маскарадном костюме. Ателье "Bergamasco", Санкт-Петербург. Начало 1880-х годов. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Самым блистательно патриотическим был знаменитый костюмированный бал в Зимнем дворце 1903 года. Темой выбрали эпоху царя Алексея Михайловича. В создании нарядов участвовали многие именитые мастера - художники Сергей Соломко и Евгений Пономарев, портниха Надежда Ламанова, дом моды "А. Бризак". Мероприятие растянулось на два дня. 11 февраля состоялся вечер, на котором гости приветствовали императорскую чету "русскими" поклонами, слушали концерт в Эрмитажном театре и танцевали "Русскую" в Павильонном зале. 13 февраля костюмированный бал завершился торжественным ужином. 14 февраля часть гостей в тех же костюмах участвовала в маскараде, устроенном во дворце графа Александра Дмитриевича Шереметева.

Петербургская дама, возможно, участница маскарада 1883 года, в эффектном русском костюме. Ателье "Bergamasco", Санкт-Петербург. Начало 1880-х годов. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

В сложный период Первой мировой войны интерес к национальной теме не ослабевал. Для зимних маскарадов сочиняли псевдонародные наряды, а также платья в патриотической бело-сине-красной гамме. Так модники выражали свою любовь к Отечеству и к чудо-богатырям, сражавшимися на фронте.

Александр Васильевич Дунин-Борковский в маскарадном костюме боярина, 1890-е годы. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Балы экзотические

Одним из первых в отечественную моду проник экзотический стиль "шинуазри", или "китайщина". Он пришел к нам в XVIII веке окольными путями - через Поднебесную во Францию и оттуда в елизаветинский Санкт-Петербург. В эпоху романтизма "шинуазри" продолжал волновать щеголей. 14 февраля 1837 года в Аничковом дворце устроили пышный маскарад, посвященный Поднебесной. Император Николай I правдоподобно играл мандарина - в затейливом пестром наряде и гриме его едва узнали даже приближенные. Супруга монарха выступала в роли "Инспектрисы вееров", великая княгиня Елена Павловна - "Инспектрисы зонтиков". Князь Борис Николаевич Юсупов был неотразим в драпировках далай-ламы, а Василий Андреевич Жуковский примерил маску философа Лао-цзы. Большинство костюмов сшили в мастерских Императорских театров.

Молодой человек в маскарадном костюме мандарина. Санкт- Петербург, середина 1900-х годов. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Интерес к Поднебесной усилился к концу XIX века. В 1890-е годы, пока русские военные инженеры выводили химическими карандашами узоры будущей КВЖД, модницы терпеливо переводили с бумаги на шелк китайско-японские орнаменты. Желтый "дальневосточный" цвет стал главным в пестрой гамме русского маскарада. И дал имя новому забавному костюму "Желтоцвет": "Он представляет модный теперь цветок. Оттенки его очень разнообразны - от желтого до красного. Рассеянные цветы можно вырезать из набитой материи и приклеить. В боковой прорехе верхнего платья видно нижнее белое, покрытое большими зубчатыми листьями. Вершина прически украшена букетом свежих цветов на форме из проволоки. На веере написаны желтоцветы"2.

Восточный колорит оживлял столичные маскарады и в 1900-е годы. Татьяна Аксакова-Сиверс вспоминала: "На Рождестве я была одета китаянкой и имела забавный вид в расшитом золотом и яркими цветами кимоно. На высоко зачесанных волосах дребезжали приделанные к пружинкам серебряные украшения. Все эти аксессуары были привезены Васей Оболенским, мужем маминой двоюродной сестры Наты, из Китая, и одолжены мне по случаю маскарада"3.

Герцогиня Клермон- Тоннер в ориентальном костюме на маскараде 1912 года. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Экзотичный Древний Египет превратился в маскарадную тему благодаря композитору Джузеппе Верди. 24 декабря 1871 года в Каире впервые прозвучала его опера "Аида", напомнившая миру о фараонах и пирамидах. И уже в следующем году на балах появились платья оттенка "зеленый нильский" - цвета реки, где Радамес признавался в любви эфиопской рабыне. Для зимних костюмированных вечеров дамы готовили наряды в стиле фараонш: туники из белого шелка и золотой парчи, тяжелые воротники-оплечья, расшитые стеклярусом и головные уборы во вкусе Нефертити.

В первой половине 1910-х годов с подачи дягилевских "Русских сезонов" в моду ворвался Ближний Восток. Любители экзотики обсуждали роскошный бал, устроенный в Париже герцогиней Клермон-Тоннер, и спешили заказывать костюмы в стиле Леона Бакста и балета "Шахеразада". В декабре 1913 года русский вице-консул в Хайфоне (Индокитай) устроил маскарад "Персидский праздник", о котором сообщалось: "Маскарад организован в честь тезоименитства государя императора. Группа участников "Персидского праздника" - живая картина из "Тысячи и одной ночи". Костюмы по рисункам самого господина Рока"4.

Франсис де Круазе, участник бала, организованного герцогиней Клермон- Тоннер. 1912 год. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Но бал, который графиня Мария Клейнмихель провела у себя в петербургском особняке в 1914 году, затмил всё. Графиня вспоминала: "Великая княгиня Виктория Федоровна вместе с великим князем Борисом Владимировичем стала во главе восточной кадрили. Всех красивейших, изящнейших женщин Петербурга она просила принять участие в этом танце. Среди них назову княжну Ольгу Орлову, графиню Марию Кутузову, мисс Муриель Бьюкенен, княгиню Наталию Горчакову, мистрисс Джаспер Ридлей (дочь нашего посла в Париже, графа Бенкендорфа) и многих других... Мой костюмированный вечер стал происшествием в петербургском большом свете"5.

Русские модницы в псевдовосточных маскарадных костюмах, навеянных творчеством Леона Бакста. Начало 1910-х годов. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Часть костюмов для этого бала была создана по проектам Леона Бакста. К примеру, для светлейшей княгини Натальи Горчаковой художник сочинил наряд в персидском вкусе - серебристую тунику и зауженную книзу юбку с богатыми индо-иранскими узорами.

Дети из семьи Милорадович в костюмах, вдохновленных XVIII веком. 1890-е годы. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Балы исторические

Прошлые эпохи никогда не выходили из маскарадной моды. В 1820-1830-е годы щеголи наряжались средневековыми рыцарями, а дамы - византийскими императрицами, монахинями, французскими королевами. Все тогда были без ума от готики. Во второй половине XIX столетия пришла мода на эпоху барокко. Стали невероятно популярны костюмы в стиле Марии Стюарт с пышными рукавами и огромными кружевными воротниками, платья инфант, вдохновленные портретами Веласкеса, кафтаны французских Бурбонов и очаровательное неглиже в стиле пикантных картин Фрагонара. Маскарадная мода была в восторге от Вальтера Скотта и Джорджа Байрона, от пылких и диких революционеров Южной Америки и Балкан. Устраивали балы на тему Древней Греции и Рима, и дамы приходили в античных туниках, перепоясанные широкими кушаками a la grec, в сандалиях и золотых "рабских" браслетах.

В конце 1880-х - начале 1890-х на балах видели дам в бело-сине-красных платьях "нация" и "федерация", и господ в мундирах Национальной гвардии - так петербургские модники выражали свою солидарность с французской республикой, отмечавшей столетие Великой революции. В 1910-е годы, когда Россия праздновала юбилей Отечественной войны 1812 года, в маскарадную моду вернулся образ Наполеона.

Рисунок маскарадного костюма «анкруайябль» из эпохи Великой Французской револю- ции. Начало 1890-х годов. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Балы эксцентрические

Некоторые русские щеголихи любили эксперименты. Одной из самых смелых была Варвара Римская-Корсакова. На маскараде в Тюильри 1863 года, устроенном императрицей Евгенией, она поразила всех, явившись в костюме зеркала! На ней было роскошное блестящее платье из серебряного глазета, а на голове - серебряный русский орел. Впрочем, на том балу отличились и другие русские, изображавшие пчел. Обозреватель моды София Мей отмечала: "В одиннадцать часов явился кадриль пчел, исполненный молодыми особами. В каждом из четырех громадных ульев заключалось по три пчелы в полосатых черных с золотом корсажах, с распущенными крыльями. По знаку Штрауса пчелы вышли из ульев и исполнили маленький балет, от которого пришло в восторг общество. Две из прелестных пчел были наши соотечественницы - княжны Трубецкая и Долгорукая"6.

Русские модницы в псевдовосточных маскарадных костюмах, навеянных творчеством Леона Бакста. Начало 1910-х годов. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

В том же 1863 году Петербург озарился шестью тысячами керосиновых фонарей и на маскарадах появились "Газовые королевы" - диадемы с подсветкой. Журнал "Модный магазин" опубликовал подробное описание: "Над затылком, смаскированный шиньоном или собственной косой, помещается небольшой газовый резервуар; от него с обеих сторон дугой, как венок, огибает голову газопроводная трубочка, на которой насажены очень маленькие горелки, покрытые стеклянными цветными шариками, которые устроены подобно ламповым цветным шарам. Сама проволока, конечно, смаскирована золотой каймой наподобие диадемы и, если угодно, может быть украшена драгоценными камнями. Отверстия горелок малы, почти микроскопичны, так что выпускают газ очень дробными долями. Запас его, хранящийся в резервуаре, оказывается совершенно достаточным на все время бала"7.

Господин в эксцентрическом костюме "Снежные заносы". На капюшоне - модель поезда № 7 и электрические столбы. 1901 год. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

В 1880-е годы, когда городская культура стала оказывать серьезное влияние на моду, портные придумали маскарадный костюм "Почтальонша". Выглядел он так: "Коротенькая юбка из голубого кашемира. На ней наклеены или нашиты различные марки настоящие или сделанные из материи и затем письма из белого сукна с печатью из красного сукна. Казачек по талии из темно-синего сукна обшит красным кашемиром. Спереди на кожаном кушаке висит кожаная сумка для писем. Почтовые ящики и пакеты прикреплены на шнурках сзади. Синяя суконная фуражка с красным околышком и черным козырьком. На околышке серебряная кокарда. Высокие ботинки со шпорами"8.

Эксцентрические костюмы оставались популярными вплоть до начала Первой мировой войны. Дамы и господа, хохоча, обращались в школьные парты, снеговые заносы, кипы журнальных листков и календари. Фантазии не было пределов.

Маскарадный костюм "Календарь". Низ юбки украшен изображения- ми 12 месяцев, на голове барышни - диадема, составленная из цифр Нового года. 1895 год. Фото: из архива Ольги Хорошиловой

Наряды детей были еще смелее. Родители и портные сочиняли воистину сюрреалистические конструкции. Вот, к примеру, описание наряда "Рабочий ящик": "Составлен из розовой тафтяной юбки с белым фуляровым тюником и корсажем. Вместо отделки идет ряд катушек с разноцветными шелками, сбоку висят ножницы. Шиньон изображает подушечку с воткнутыми булавками. С другой стороны тюника находится моток шерсти". А так выглядел "Костюм школы для первоначального обучения" (замечу, не ученика, а школы): "Одежда из синего сукна, полоса с цифрами на обеих ногах панталон, азбука на груди, ноты на рукавах, портфель за спиной, в виде солдатского ранца, на голове чернильница с гусиным пером, пучок розог сбоку".

И только знаменитые сюрреалисты Эльза Скьяпарелли и Сальвадор Дали ничего не придумали к Новому году. Они просто превратили маскарадные эксцентрические костюмы, увиденные в детстве, в высокое искусство моды ХХ века.

1. Половцов А.А. Дневник государственного секретаря А.А. Половцова в двух томах. Т. 1. 1883-1886 гг. - С. 38.

2. Модный свет, 1892, N 1. - С. 7.

3. Аксакова-Сиверс Т.А. Семейная хроника. - Кн. 1, Париж, 1988. - С. 94.

4. Как веселятся в Индокитае / Столица и усадьба, 1914, N 8. - С. 20.

5. Клейнмихель М.Э., графиня. Из потонувшего мира, 1923.: http://az.lib.ru.

6. Модный магазин, 1863, N 5. - С. 63.

7. Где что делается / Модный магазин, 1863, N 8. - С. 110.

8. Новый русский базар, 1884, N 47. - С. 480.