Новости

14.01.2021 04:49
Рубрика: Общество

Без охоты нет жизни

Пушной бизнес в ДФО подкосил COVID-19
Охотники из северных районов Хабаровского края задумались о поиске новых источников дохода. Резкое падение цен на пушнину сделало промысел по-настоящему убыточным. И даже самый ценный соболиный мех, который принято называть "мягким золотом", приходится продавать за смешные деньги.
Чем севернее территория, тем больше вероятность, что "кормить" людей будет соболь. В некоторых районах Хабаровского края охотой живут около десяти процентов населения. Фото: Аксинья Симонова Чем севернее территория, тем больше вероятность, что "кормить" людей будет соболь. В некоторых районах Хабаровского края охотой живут около десяти процентов населения. Фото: Аксинья Симонова
Чем севернее территория, тем больше вероятность, что "кормить" людей будет соболь. В некоторых районах Хабаровского края охотой живут около десяти процентов населения. Фото: Аксинья Симонова

Из-за пандемии коронавирусной инфекции и закрытия границ стало невозможным проведение аукционов "вживую", а продажи на онлайн-торгах резко упали. Неудивительно. Мех, выставленный на продажу, различается по качеству. А когда увидеть его можно лишь на картинке, возрастает риск купить "кота в мешке". В результате покупатели либо резко опускают цену, либо отказываются от покупки вовсе. А сами аукционы отменяются или переносятся на более поздние даты. Продать в этих условиях в лучшем случае удается только часть товара.

- На международном пушном аукционе в Санкт-Петербурге, проведенном 2-3 октября в онлайн-режиме совместно аукционной компанией "Союзпушнина" и "Байкальской аукционной компанией "Русский соболь", продали только 13 процентов выставленной партии шкурок соболя дикого баргузинского кряжа. Шкурки соболя енисейского, амурского и якутского не удалось реализовать совсем, - отмечает первый заместитель министра природных ресурсов Хабаровского края Андрей Стрельников. - В этой ситуации тем, кто занимается пушным промыслом в рамках любительской, спортивной охоты, необходимо искать дополнительные источники дохода - рыбалку, добычу диких копытных животных, сбор, переработку и реализацию грибов, дикорастущих ягод, папоротника и других пищевых лесных ресурсов.

Почему именно такую альтернативу привычному промыслу предлагают охотникам? Потому что другую работу в отдаленных населенных пунктах найти сложно. Чем севернее территория, тем больше вероятность, что "кормить" людей будет соболь. Только в Аяно-Майском районе, по данным местной администрации, охотой живут около десяти процентов населения.

- Пока они как-то справляются с ситуацией, но, если она не изменится, нужно будет им помогать, трудоустраивать людей. А такой возможности сегодня особо нет. Все рабочие места заняты, - признается первый заместитель главы района Роман Марткачаков. - Хотя, конечно, стоит учесть, что всегда есть какая-то ротация. Где-то сотрудники не совсем качественно выполняют работу, их держат на местах, потому что трудовые ресурсы ограничены и нет желающих их заменить. Один из вариантов: кто-то из охотников сможет прийти на место таких нерадивых работников. Другая возможность - устроиться на вахты, например, в добывающие артели.

Жительница села Удское Тугуро-Чумиканского района, охотница Аксинья Симонова настроена более пессимистично. По ее мнению, найти работу на месте практически невозможно, с большой долей вероятности северянам придется покинуть родные места.

- Сейчас занимаются кто чем. Некоторые пытаются шить одежду, унты. Но товар не особо востребован. Охота нас кормила. А нет охоты - нет зарплаты, жить не на что. Нынче мода на искусственный мех, он более дешевый, - говорит женщина. - Если кто и выехал в этом году на охоту, так больше потому, что образ жизни у нас такой, привыкли. Интуитивно: уже осень - надо ехать. Люди отправляются, чтобы участок не пустовал. Мы в этом году не поехали. Никакого смысла нет. Больше потратим.

В октябре на международном пушном аукционе в Санкт-Петербурге продали только 13 процентов выставленных шкурок соболя дикого баргузинского кряжа

Расходы охотники действительно несут немалые. Чем дальше угодья, тем больше тратится средств. Если ехать недалеко, можно "поразвлекаться" пару дней и вернуться домой. Северяне редко могут позволить себе такую роскошь, им приходится отправляться на участки за несколько сотен километров. Если добрался, проще уже остаться там на пару месяцев. А это значит, что и бензин, и продукты на время проживания вдали от дома придется закупить в больших объемах.

Если отрасли, которые вошли в список наиболее пострадавших от пандемии, получили господдержку, то охотникам на такие подарки судьбы наде­яться не приходилось. Хотя в межрегиональной общественной организации "Кречет" признают: льготные кредиты на подготовку к сезону или любая другая помощь были бы далеко не лишними. Ведь приходится платить немалые деньги за закрепление угодья и получение лицензии на добычу зверя.

- Мы спрашивали, можем ли на что-то рассчитывать. Но получили отказ. Никто же не думает о том, что за нашими спинами в этих поселках - люди, у всех семьи, дети и им нужно как-то выживать, - говорит сотрудник организации Юрий.

Впрочем, как объяснили охотники, проблема появилась далеко не в 2020-м. В последние годы цена соболей непрерывно падала из-за увеличения объемов товара и количества аукционов по продаже пушнины.

- Это же как с нефтью, например, увеличился объем нефти, сразу цена упала. Так же и здесь. А рынок в последнее время перенасытили. Шкуры поставляет и Дальний Восток, и Сибирь. В советское время был контроль: регулировали и объемы, и цену. Сейчас такого нет, - объясняют представители отрасли.

Есть еще одна причина рухнувшей стоимости товара. В последнее время появилось три новых аукциона помимо главного в Санкт-Петербурге. Когда существовал только один, продавцы держали цену. Теперь же покупатели ищут тех, кто продаст дешевле, и диктуют условия аукционистам.

Пандемия усугубила и без того сложную ситуацию. Большинство покупателей, которые забирали с аукционов большие партии товара, - зарубежные представители крупных меховых фабрик. Сейчас этих продаж нет. Неизвестно, когда границы откроются, когда начнутся "живые" торги.

- Непонятно и как обстоят дела у бизнеса за рубежом, - говорят в обществе охотников. - А в России мало своих производителей, которые могли бы спокойно соперничать с мировыми брендами. Они только начинают подниматься. Есть частные фирмы, но там другие объемы. А сейчас еще и доходы у людей упали из-за кризиса. И он еще продолжается. А значит, ситуация только ухудшится.

В регионах Общество Природа Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Хабаровский край