Почему мы решили рассказать именно о поэтах 14.01.2021

Почему мы решили рассказать именно о поэтах

Почему мы решили рассказать именно о поэтах

Леонид Крапивников: Чему я здесь, на фронте, учусь? Всему - как жить и воевать 14.01.2021

Леонид Крапивников: Чему я здесь, на фронте, учусь? Всему - как жить и воевать

Леонид Крапивников: Чему я здесь, на фронте, учусь? Всему - как жить и воевать

Борис Смоленский: У меня никогда не было желания отсиживаться за чужими спинами 14.01.2021

Борис Смоленский: У меня никогда не было желания отсиживаться за чужими спинами

Борис Смоленский: У меня никогда не было желания отсиживаться за чужими спинами

До войны, в институте, Георгий Вайнштейн был освобожден даже от физкультуры 14.01.2021

До войны, в институте, Георгий Вайнштейн был освобожден даже от физкультуры

До войны, в институте, Георгий Вайнштейн был освобожден даже от физкультуры

Николай Майоров: Мы бредим морем, поездами, раскрытым настежь в сад окном... 14.01.2021

Николай Майоров: Мы бредим морем, поездами, раскрытым настежь в сад окном...

Николай Майоров: Мы бредим морем, поездами, раскрытым настежь в сад окном...

О чем писал Сталину 18-летний Василий Кубанёв 14.01.2021

О чем писал Сталину 18-летний Василий Кубанёв

О чем писал Сталину 18-летний Василий Кубанёв

Из класса, где учился Александр Подстаницкий, с войны вернулись только двое ребят 14.01.2021

Из класса, где учился Александр Подстаницкий, с войны вернулись только двое ребят

Из класса, где учился Александр Подстаницкий, с войны вернулись только двое ребят

Стихов Павла Когана, написанных во время войны, не сохранилось 14.01.2021

Стихов Павла Когана, написанных во время войны, не сохранилось

Стихов Павла Когана, написанных во время войны, не сохранилось

О Победе Владислав Занадворов написать не успел, но он погиб в наступлении 14.01.2021

О Победе Владислав Занадворов написать не успел, но он погиб в наступлении

О Победе Владислав Занадворов написать не успел, но он погиб в наступлении

О чем писал Багрицкий 14-летнему Коле Копыльцову 14.01.2021

О чем писал Багрицкий 14-летнему Коле Копыльцову

О чем писал Багрицкий 14-летнему Коле Копыльцову

Где искать чемодан с рукописями Михаила Кульчицкого 14.01.2021

Где искать чемодан с рукописями Михаила Кульчицкого

Где искать чемодан с рукописями Михаила Кульчицкого

Моисей Рыбаков: Хочу написать книгу. И довольно много уже написал - почти всю... 14.01.2021

Моисей Рыбаков: Хочу написать книгу. И довольно много уже написал - почти всю...

Моисей Рыбаков: Хочу написать книгу. И довольно много уже написал - почти всю...

Как сложилась судьба Владимира Калачева - лучшего адъютанта Красной Армии 14.01.2021

Как сложилась судьба Владимира Калачева - лучшего адъютанта Красной Армии

Как сложилась судьба Владимира Калачева - лучшего адъютанта Красной Армии

Иосиф Ливертовский: Я окончательно решил работать над каждой строчкой - чеканить стих 14.01.2021

Иосиф Ливертовский: Я окончательно решил работать над каждой строчкой - чеканить стих

Иосиф Ливертовский: Я окончательно решил работать над каждой строчкой - чеканить стих

Ананий Размыслов: Я буду еще сильнее бороться за право на жизнь нежных стихов и песен 14.01.2021

Ананий Размыслов: Я буду еще сильнее бороться за право на жизнь нежных стихов и песен

Ананий Размыслов: Я буду еще сильнее бороться за право на жизнь нежных стихов и песен

Ариан Тихачек: Почему у тебя сердце болит, когда я лежу раненый? Этому надо радоваться 14.01.2021

Ариан Тихачек: Почему у тебя сердце болит, когда я лежу раненый? Этому надо радоваться

Ариан Тихачек: Почему у тебя сердце болит, когда я лежу раненый? Этому надо радоваться

Осенью 1943 года лейтенант Георгий Суворов был награжден медалью "За отвагу" 14.01.2021

Осенью 1943 года лейтенант Георгий Суворов был награжден медалью "За отвагу"

Осенью 1943 года лейтенант Георгий Суворов был награжден медалью "За отвагу"

За год до войны Мухарбек Кочисов выпустил поэтический сборник "Мы любим" 14.01.2021

За год до войны Мухарбек Кочисов выпустил поэтический сборник "Мы любим"

За год до войны Мухарбек Кочисов выпустил поэтический сборник "Мы любим"

Как Дмитрий Удинцев стал разведчиком со зрением минус восемь 14.01.2021

Как Дмитрий Удинцев стал разведчиком со зрением минус восемь

Как Дмитрий Удинцев стал разведчиком со зрением минус восемь

Мирза Геловани: Не знаю почему, но я очень боюсь за себя. Боюсь оказаться забытым всеми 14.01.2021

Мирза Геловани: Не знаю почему, но я очень боюсь за себя. Боюсь оказаться забытым всеми

Мирза Геловани: Не знаю почему, но я очень боюсь за себя. Боюсь оказаться забытым всеми

Все свои стихи с фронта Леонид Розенберг посылал в письмах маме 14.01.2021

Все свои стихи с фронта Леонид Розенберг посылал в письмах маме

Все свои стихи с фронта Леонид Розенберг посылал в письмах маме

Мальчик в "Дикой собаке Динго" Фраермана - это Женя Разиков 14.01.2021

Мальчик в "Дикой собаке Динго" Фраермана - это Женя Разиков

Мальчик в "Дикой собаке Динго" Фраермана - это Женя Разиков

Юрий Дивильковский: Всякий может умереть, а смерть за свою мечту прекрасна 14.01.2021

Юрий Дивильковский: Всякий может умереть, а смерть за свою мечту прекрасна

Юрий Дивильковский: Всякий может умереть, а смерть за свою мечту прекрасна

Как создавалась книга "Ушли на рассвете. Судьбы и стихи" 14.01.2021

Как создавалась книга "Ушли на рассвете. Судьбы и стихи"

Как создавалась книга "Ушли на рассвете. Судьбы и стихи"

После выхода книги из забвения вернулись еще три имени 14.01.2021

После выхода книги из забвения вернулись еще три имени

После выхода книги из забвения вернулись еще три имени

"Разорванный метнулся воздух, И тяжко дрогнула земля..." Фото: РИА Новости

"Когда обнимет каждый мать свою..."

Леонид Розенберг, 22 года
Все свои стихи с фронта Леонид посылал в письмах маме. Сначала в Новосибирск на улицу Трудовую, потом в Москву, на Большую Ордынку, куда Мария Михайловна переехала к родственникам.
Гвардии лейтенант Леонид Розенберг. Погиб вместе со своим командиром 1 августа 1944 года в бою у города Карсава в Прибалтике. Фото: Из архива Дмитрия Шеварова

Так, в письмах, сохранилось и стихотворение "Артподготовка":

Часы в руке у генерала.

Ждут у орудий номера.

За стрелками следя устало,

Он тихо говорит: "Пора".

Качнулось небо в редких звездах,

И, ветви елей шевеля,

Разорванный метнулся воздух,

И тяжко дрогнула земля.

За муки Родины любимой,

За слезы русских матерей

Рванулся в ночь неумолимый

Огонь тяжелых батарей.

У раскалившихся орудий

Горячая работа шла.

Оглохшие от гула люди

Разделись чуть не догола...

Читая эти строки Леонида, нельзя не вспомнить "Марш артиллеристов", написанный в 1943 году поэтом Виктором Гусевым и композитором Тихоном Хренниковым. В 1944-м марш был известен и на фронте, и в тылу. "Артиллеристы, Сталин дал приказ! // Артиллеристы, зовет Отчизна нас! // Из сотен тысяч батарей // За слезы наших матерей,//За нашу Родину - огонь! Огонь!.."

Но в стихах 20-летнего лейтенанта Леонида Розенберга - лишь дальний отзвук марша. Про Сталина - ни слова. Есть только Родина и мама. И жесткая конкретика боя: раскалившиеся орудия, полуголые от жары расчеты, часы в руке у генерала...

Можно предположить, что генерал с часами - это командир 190-го гвардейского артполка 65-й гвардейской стрелковой дивизии Федор Сиротин.

Сорокалетний Федор Васильевич годился в отцы своему адъютанту лейтенанту Розенбергу. И относился к Лене, очевидно, соответственно.

А чем мог отблагодарить Леня? Только стихами.

Вот он и произвел своего "батю" из подполковников сразу в генералы. К тому же "генерал" куда лучше звучит в стихах, чем "подполковник".

Федор Васильевич был уроженцем вологодской деревни Дарки, его ждали дома жена и дети.

"Разорванный метнулся воздух, И тяжко дрогнула земля..."

Леонид Розенберг родился 6 мая 1924 года в Одессе. В начале войны он с мамой Марией Михайловной эвакуировался в Новосибирск, откуда и был призван на фронт в 1942 году.

...Летом 1944 года 54-я армия пошла на прорыв оборонительного рубежа "Валга", что был построен фашистами на территории Латвии.

1 августа у города Карсава в Прибалтике смертью храбрых погибли подполковник Федор Васильевич Сиротин и лейтенант Леонид Осипович Розенберг.

Командир полка и его адъютант пали в одном бою.

Похоронены на воинском кладбище латвийского поселка Тылжа.

Леня Розенберг - маме: "Пройдут бои, пройдет последний бой - я неожиданно твою открою дверь..." Фото: Николай Петров / ТАСС

Письмо Владимира Дерюженкова (Московская область):

"Пишет Вам внук подполковника Федора Васильевича Сиротина. Хотелось бы немножко рассказать о своем деде.

В книге "Омичи в боях за Родину" пишется: "Артполк и лично Сиротин Ф.В. пользовались уважением и боевой славой не только в дивизии, но и у всей 10-й Гвардейской армии... В августе 1944 г. Сиротин участвовал в освобождении Латвии, где переправился на плацдарм, лично корректируя и направляя огонь. Под вечер противник превосходящими силами предпринял несколько контратак. Стало ясно, что плацдарм не удержать, и командир дивизии приказал отойти... Сам же Сиротин не ушел. В этом бою также погиб и его адъютант - Леня Розенберг".

В советское время Тилжская средняя школа носила имя Ф.В. Сиротина. Моя мама часто ездила в Латвию на могилу деда, но после распада СССР ее туда не приглашали. Кстати, на одной из фоток на фоне школы имени моего деда есть и мама Лени Розенберга. У нее воротник с белой каймой.

Это только малая толика, что я могу рассказать о своем дедушке. Гораздо больше знает о нем мой дядя Юра. Он-то и позвонил мне сегодня, сказав, что кто-то из друзей по гаражу принес вырезку из Вашей статьи. Когда он читал мне по мобильному стихи Лени Розенберга, то плакал..."

Стихи Леонида Розенберга

Маме

На отвоеванном вчера лишь полустанке.

Решив отметить дело наших рук,

В накуренной, натопленной землянке

Мы у огня уселись в тесный круг.

Трофейного вина достали мы к обеду

(Поскольку утром выпили свое)

И выпили по стопке за победу,

И за друзей, погибших за нее.

Потом решили: каждый пусть из нас

Поднимет тост заветный самый свой,

А пить всем вместе каждый раз.

Так порешили мы между собой.

В землянке не подняться в полный рост,

Но все ж, когда за друга пригубя,

Я в свой черед сказать быть должен тост,

Я встал и поднял чарку за тебя.

Кругом на много верст легли снега,

Метели все дороги замели,

Где мы с боями шли, гоня врага,

С родной своей измученной земли.

А там, началом всех земных дорог,

Началом нашего победного пути

Лежит Москва, которую не мог

Я в этом тосте словом обойти.

Люблю его я, город наш большой,

И улицу, где маленький наш дом,

К которому привязан я душой

За то хотя бы, что живешь ты в нем.

С работы, знаю, вечером идешь

И посмотреть торопишься скорей -

Найдешь мое письмо иль нет

В почтовом ящике, что у твоих дверей.

Я знаю, что тревожит твой покой, -

Боишься ты всем существом своим

Застать письмо с моею почтой полевой,

Но писанное почерком чужим.

Опасен и суров солдатский путь,

И матери солдата тяжело.

Умей надеяться и мужественной будь.

Пройдет беда, как многое прошло.

Должна счастливой быть судьба у нас с тобой.

Я верю в жизнь, и ты со мной поверь.

Пройдут бои, пройдет последний бой -

Я неожиданно твою открою дверь.

Пропахнув порохом, и дымом от костров,

И пылью всех исхоженных дорог,

И запахом всех четырех ветров,

Я отчий свой переступлю порог.

За этот час, заветный этот час,

Когда обнимет каждый мать свою,

В огонь и в воду мы идем сейчас,

И не страшна нам смерть в бою.

Руками волосы мне теребя,

Заглядывая ласково в глаза,

Ты скажешь, что сегодня для тебя

Такой же я, как много дней назад.

За праздничным столом

в счастливый этот вечер,

От счастья своего хмельной слегка,

Я за тебя, за нашу встречу

Свой первый подниму бокал.

И сразу вспомнится, как в маленькой землянке,

В которой не подняться в полный рост,

На отвоеванном у немцев полустанке

Я поднял за тебя когда-то тост...

29 марта 1944

На главную