Конструктору счастливой "Щуки" Радию Шмакову исполнилось 90 лет

Домыслам о подводном флоте России конструктор Радий Шмаков предпочитает правду факта. Фото: Александр Емельяненков
Домыслам о подводном флоте России конструктор Радий Шмаков предпочитает правду факта. Фото: Александр Емельяненков
Друзья-корабелы, ветераны подводного флота и военные моряки, в наши дни несущие службу на АПЛ из "малахитовой шкатулки", поздравляют с 90-летием Радия Анатольевича Шмакова - конструктора и главного конструктора многоцелевых подводных лодок проекта 671 РТМ "Щука".

Он родился в Новосибирске, в пять лет остался без отца, с золотой медалью закончил среднюю школу и не стал студентом Московского авиационного института, лишь потому что в МАИ в 1948 году не нашлось места в общежитии. В итоге сын "врага народа" Радий Шмаков через год после смерти Сталина получил диплом с отличием Ленинградского кораблестроительного института. И за семь десятилетий, по его словам, ни разу не пожалел, что однажды и навсегда связал свою жизнь с созданием подводных лодок и отработкой специального оружия для них.

- Учился я все пять лет хорошо, диплом получил с отличием, - признался Радий Анатольевич в одной из телепрограмм. - Имел возможность выбрать любое предприятие, поскольку тогда молодых специалистов распределяли по путевкам министерства. Диплом писал про подлодку - минный заградитель. И решил пойти работать в КБ, которое уже тогда было известно, а сейчас называется "Рубин". Туда дал согласие на распределение. Однако путевка из министерства пришла в неизвестное мне СКБ-143. Оно только-только возникло, и я, сам того не подозревая, сразу попал на передний край - туда, где создавалась первая советская АПЛ.

По словам генерального директора Санкт-Петербургского МБМ "Малахит" Владимира Дорофеева, выпускник и ровесник ленинградской "корабелки" (ныне это Санкт-Петербургский государственный морской технический университет, кузница морских инженерных кадров России) Радий Анатольевич Шмаков с 1954 года "успешно и плодотворно работает в нашем бюро".

Участвовал в создании самой первой в СССР атомной подводной лодки К-3 и выходил на ее испытания в море. А затем уже как представитель проектного отдела СКБ-143 и главный конструктор опытных дизель-электрических подводных лодок (проекты 613РВ, 633РВ, 633КС) отрабатывал и внедрял на серийные АПЛ противолодочные комплексы "Вьюга", "Водопад", "Ветер", "Шквал". По признанию самого Шмакова, на это ушло почти двадцать лет жизни.

В 1981 году за создание и отработку новых комплексов противолодочного оружия Радию Шмакову и группе его коллег была присуждена Государственная премия СССР. А он тем временем был погружен в решение другой задачи - постановку на вооружение подводных лодок комплекса "Гранат" с крылатыми ракетами большой дальности.

Музей и архивы СПМБМ "Малахит" сразу оживают, когда слово берет конструктор Р.А. Шмаков. Фото: Александр Емельяненков

Работа в тесном контакте с выдающими конструкторами и руководителями СКБ-143 Перегудовым, Исаниным, Русановым, Чернышовым учила высочайшей ответственности за порученное дело. А уж если сам вызвался - держи ответ по полной…

- В 1984 году коллегия Минсудпрома СССР утвердила меня в должности главного конструктора лодок второго поколения 671РТ и ее лучшего образца - 671РТМ. Генеральным конструктором и начальником бюро был тогда Георгий Николаевич Чернышов, и все проекты строились под его общим руководством. Он был моим учителем. Видел, знал меня по той работе, когда я много занимался оружием. По-видимому, это для него было решающим. И он определил главным конструктором меня…

Именно Шмакову уже как главному конструктору было поручено направление модернизации и поддержания в строю едва ли не самой большой серии АПЛ второго поколения 671РТ, 671РТМ и 671РТМК "Щука". За двадцать лет на ПО "Красное Сормово" в Горьком (ныне - Нижний Новгород), на Ленинградском адмиралтейском объединении и на заводе им. Ленинского комсомола в Комсомольске-на-Амуре в этой линейке было построено 33 атомные подводные лодки. Тогда удалось добиться главного: по уровню подводной шумности и собственным средствам обнаружения советские многоцелевые АПЛ приблизились к американским аналогам типа "Лос-Анджелес".

- Головная лодка 671РТМ была третьей модификацией проекта 671, - по-своему уточняет и акцентирует Радий Анатольевич. - Таких было построено 26 единиц: тринадцать - на заводе им. Ленинского комсомола, столько же - в Адмиралтейском объединении в Ленинграде. Я имел счастье работать с "адмиралтейцами" на пяти лодках. Последнюю из них сдали в 92-м. На тот момент они вобрали лучшие наши достижения…

В том же интервью конструктор признался, что век у РТМ оказался короткий. Лодки, по его словам, спроектированы так, что через 5-7 лет должны становиться в плановый ремонт, потом - в ремонт с модернизацией. К сожалению, получилось иначе: плановых ремонтов многие АПЛ не дождались и ходили до износа. В итоге отслужили верой и правдой лет по 12 с момента сдачи, а это только половина назначенного срока. И были списаны лишь потому, что у нашего государства не нашлось денег их отремонтировать…

А на флоте эти корабли любили - за высокие характеристики, надежность, хорошую обитаемость, и службой на них гордились. В 80-е и начале 90-х подводные охотники этой серии были для нашего ВМФ главной надеждой. А еще, что не менее важно, опорой и базой для перехода к кораблям третьего поколения. Эту эстафету - вместе с двумя цифрами в обозначении проекта - приняли АПЛ серии 971 "Щука-Б", спроектированные в том же "Малахите"…

- В моем понимании, это продолжение серии РТМ, но уже на "Барсах". И в них мы уже достигли паритета с американцами, а может, и превзошли в снижении шумности. Это признают специалисты и наши, и зарубежные, - резюмировал Радий Анатольевич.

Новинка от "Малахита"- макет подводной лодки П-705Б с воздухонезависимой энергоустановкой. Фото: Александр Емельяненков

Более двадцати лет главный конструктор Шмаков возглавлял Совет изобретателей и рационализаторов СПМБМ "Малахит". А в 1997-м сам стал лауреатом премии правительства Российской Федерации в области науки и техники.

В последние годы главным делом Радия Анатольевича стала история отечественного подводного флота, атомного подводного кораблестроения, история и роль во всем этом конструкторского бюро "Малахит". Им написаны десятки статей и несколько монографий, лично и в соавторстве с коллегами. Его стараниями как главного редактора подготовлены и вышли в свет почти три десятка книг в серии "Подводное кораблестроение: прошлое, настоящее, будущее".

И музей, который создан в МБМ "Малахит", без него, конечно, не музей. Потому что нет человека более опытного, компетентного и с прекрасной памятью на имена, события и лица, чем Радий Анатольевич Шмаков. Живая энциклопедия "Малахита".

- Бюро, в которое я пришел работать много лет назад, было нулевой категории. А нулевая категория - это повышенные оклады, - открыл он с экрана страшную тайну. - И такое бюро было единственное в судостроительной промышленности: оклады наших сотрудников были в полтора раза выше, чем в других КБ. Это плата за секретность или, как мы называли, "плата за страх". Потому что бюро было сверхзасекреченным, строжайший режим, особые ограничений в правах. Знакомиться, иметь переписку с иностранными гражданами мы не могли. И никому ни слова о том, чем занимаемся на работе. Были специально придуманные легенды и обозначения. Реактор мы никогда не называли реактором. Это был кристаллизатор. А вместо подводной лодки - объект Перегудова, объект Чернышева. Произнести за стенами бюро что-то вроде "предельная глубина" или "воздух высокого давления" - даже не вздумай. Потому что эти термины выдавали принадлежность к подводному флоту и раскрывали суть того, чем мы занимаемся. Мы до последнего момента были закрытой организацией и не имели права выступать публично, выходить в печать, давать интервью…

Конструктор Радий Анатольевич Шмаков - живая энциклопедия подводного кораблестроения. Фото: Александр Емельяненков
P.S.

Братья Шмаковы - Радий и Сталь

В крещенские морозы 1931 года в Новосибирске молодые родители ждали мальчика и заранее придумали имя - Сталь. А родились сразу двое. Одного, как и было задумано, назвали Сталь, другого - Радий.

- В начале 30-х страна перестраивалась, все старое отметалось, - много десятилетий спустя говорил о том времени Радий Анатольевич Шмаков. - Не Пушкин был на пьедестале, а Маяковский. И те имена, которые давали по церковным документам, молодым семьям казались не современными, взамен искали что-то новое. Радий или Рая - это бог Солнца, радий - значит лучистый. Мои родители не химики, нормальные русские люди. Но им очень хотелось, чтобы имя сына сразу запоминалось. И чтобы носить его было приятно… Отца забрали в 36-м. А мама моя - Анна Ивановна Смышляева - жила долго, умерла в 92-м. То есть практически всю жизнь без мужа. Но она верила, ждала его и надеялась. И нам с братом внушала, что он где-то занят работой. А на самом деле его расстреляли в 38-м году, то есть почти сразу. Узнали об этом только после реабилитации…

Сталь Анатольевич Шмаков избрал, в отличие от своего брата, не техническую, а гуманитарную стезю. Закончил в 1952 году Новосибирский государственный педагогический институт и до последних дней своей жизни занимался преподавательской работой, теорией воспитания и организацией досуга молодежи, разработкой педагогических основ и концепции коллективной творческой деятельности школьников в свободное время. По творческим проектам С.А. Шмакова были созданы Всероссийский пионерский лагерь ЦК ВЛКСМ "Орленок" (открыт в 1961-м и действует до сих пор) и круглогодичный пионерский лагерь Новолипецкого металлургического комбината "Прометей" (1975).

В честь братьев Радия Анатольевича и Сталя Анатольевича Шмаковых установлена памятная плита у дома в Новосибирске, где они выросли (ул. Сургутская, 62 Железнодорожного района - бывшая Мазутная, 58).

Поделиться