Новости

25.01.2021 00:48
Рубрика: Культура

А наш-то Бог - цок да цок

Есть ли Бог в "Солярисе" и "Андрее Рублеве"?
Есть ли Бог в "Солярисе" у Лема и в "Андрее Рублеве" у Тарковского? Как он присутствует в текстах убежденного католика Толкиена? Не лучше ли сегодня подспудное присутствие Бога в художественном тексте вместо присутствия явного, как в средневековой литературе? Ответы на эти вопросы искали литературные эксперты, собравшиеся в Издательском совете Русской православной церкви для выяснения, каким должен быть образ Бога в современной литературе.
 Фото: iStock  Фото: iStock
Фото: iStock

- Конечно, для православного христианина, это должен быть Бог Евангелия, - предупредил глава Издательского совета, митрополит Калужский и Боровский Климент, напомнив при этом, что свидетельство о Христе требует большой духовной осторожности, чтобы не скатиться в профанацию.

Почти сразу был найден замечательный литературный пример современного разговора о Боге. Писатель Дмитрий Володихин вспомнил повесть Алексея Варламова "Рождение", в которой нет явления Бога в мир людей, и ангелы не сходят с небес, но так описано рождение из двух ненужных друг другу людей любящей семьи, что христианская тема звучит пронзительно, хоть и со всей необходимой духовной деликатностью.

Председатель правления Союза литераторов, писатель Николай Калиниченко напомнил об опыте фантастики, весь 20 век возвращавшейся от материального чуда (преклонения перед научно-техническим прогрессом и его могуществом) к чуду непостижимому, Божественному в творчестве Бредбери, Кларка, Толкиена, Булгакова. На вопрос "Если ли христианские мотивы в "Солярисе" Тарковского?" он ответил, что Бог точно есть в его же "Андрее Рублеве".

Писатель и литературный критик Глеб Елисеев напомнил о преобладании в фантастике атеистической картины мира. Историк Сергей Алексеев посчитал, что сегодня уместнее являть образ Бога через образ Промысла Божьего в мире. Писатель Далия Трускиновская, присоединившись к разговору онлайн, из Риги, и говоря об образе Бога в современной поэзии, напомнила о поджидающей неискушенного читателя ловушке: у тех, кто пишет канонично, не всегда получается поэтично, и наоборот. И предложила помнить разницу между поэтом и версификатором.

Писатель и критик Елена Федорчук уверена, что современная художественная литература может передавать идею о том, что мир сотворен Богом и человек предстоит перед Спасителем, и убеждает ее в этом творчество Светланы Кековой, Сергея Лукьяненко, Марины и Сергея Дяченко. Поэт Сергей Арутюнов рассказал об образе Бога в поэзии донецкого поэта и священника Дмитрия Трибушного.

О Христе можно говорить, не впадая ни в кощунство, ни в елейность

Под конец разговора спохватились, что вовремя не вспомнили дающего едва ли не лучший пример присутствия христианских мотивов в современной литературе Евгения Водолазкина, чей "Лавр" попал в топ-10 книг мировой литературы о Боге. И конечно, с благодарностью упомянули Тимура Кибирова, с его классическим стихотворением "Их-то Господь вон какой...", и замечательным объяснением его: "Мне хотелось показать, что о Христе можно говорить, не впадая ни в кощунство, ни в …елейное стилизаторство, которое делает бессмысленным высказывание". Этим, пожалуй, и заданы пока самые внятные культурные контуры отношений к Богу и с Богом в современной литературе.

"Их-то Господь…" (Тимур Кибиров)

Их-то Господь - вон какой!

Он настоящий герой!

Без страха и трепета в смертный бой

Ведёт за собой правоверных строй!

И меч полумесяцем над головой,

И конь его мчит стрелой!

А наш-то, наш-то - гляди, сынок -

А наш-то на ослике - цок да цок.

Едет совсем одинок.

А у тех-то Господь - он вон какой!

Он-то и впрямь дарует покой,

Дарует-вкушает вечный покой

Среди свистопляски мирской!

На страсти-мордасти махнув рукой,

В позе лотоса он осенён тишиной,

Осиян пустотой святой.

А наш-то, наш-то - увы, сынок, -

А наш-то на ослике - цок да цок -

Едет совсем одинок.

А у этих Господь - ого-го какой!

Он-то и впрямь владыка земной!

Сей мир, сей век, сей мозг головной

Давно под его пятой.

Вкруг трона его весёлой гурьбой

пляшет весь род людской.

Быть может, и мы с тобой.

Но наш-то, наш-то - не плачь, сынок,

на ослике - цок да цок -

Навстречу смерти своей.

что ждете у дверей

Едет опять одинок

На встречу со страшною смертью своей,

со смертью твоей и моей!

Не плачь, она от Него не уйдёт,

Никуда не спрятаться ей!

Культура Литература Общество Религия