Новости

29.01.2021 22:20
Рубрика: Культура

От героев былых времен…

Страна прощается с великим артистом и гражданином Василием Лановым
В палате он шутил и предлагал врачам спеть песню из картины "Офицеры". Кто у нас не помнит этих слов?! "От героев былых времён не осталось порой имён…"

Старался подпевать. И обижался, если сбивались или фальшивили.

Его увезли в больницу с подозрением на коронавирус - вместе с женой, тоже народной и прекрасной, Ириной Купченко. На второй день наступившего года. С ней, к счастью, все в порядке. Надеялись, что и Василий Лановой - он сильный - справится с болезнью. Но в минувший четверг все ухудшилось - реанимация, ИВЛ. Поздно вечером двадцать восьмого, без четырех минут одиннадцать, актер ушел из жизни. Только что, шестнадцатого января, ему исполнилось 87.

"И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть. Ни с пути свернуть".

"И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть. Ни с пути свернуть". Не думали, но вышло так, что этой песней там, в больнице, проводили Ланового

Не думали, но вышло так, что этой песней там, в больнице, проводили Ланового. Слова простые - трудно без дрожи петь и слушать. А кого еще? В фильме "Офицеры" не его герою Ивану Варраве достались наградные красные революционные шаровары. Зато Василию Лановому давно уже присвоили негласно имя "главного офицера страны". Дело совсем не в том, что ему - с такой осанкой и таким-то профилем - шли военные мундиры и погоны всех времен, от войны с Наполеоном до гражданской и Великой Отечественной. Чаще всего сейчас звучат слова: ушел из жизни настоящий патриот и государственник. Их произносят в наше время, как известно, с разными оттенками. Как-то стесняются. Лановой - как всем известно - не стеснялся. Этим многих раздражал. Слушая ругающих "советское прошлое", бывало, не смущаясь, говорил - то самое, о чем помалкивают многие: все, конечно, верно, но не надо забывать, что если бы не это прошлое, сейчас он, Вася Лановой, ходил бы пастухом в селе Стримба где-то в Одесской области, откуда родом его родители. Так что каким бы романтическим он ни был государственником, в этих словах он не видел двусмыслицы.

Что интересно: соглашался на роли, которыми теперь больше всего знаменит, каждый раз со скрипом. Смысл искал. Вот и с Варравой в фильме "Офицеры" было то же самое. На роль отчаянного романтического командира артисту помогли настроиться Вивальди и историк Карамзин. В цикле "Осень" из "потрясающих скрипичных "Времен года" - как рассказывал артист - он ощущал "яркую бронзу, первую изморозь... "Вот, - понял я, - где Иван Варавва!".

Странно лишь на первый взгляд. Дальше наслаивалась "История государства Российского" Николая Карамзина, в которой "впервые прозвучала мысль", которая и стала лейтмотивом фильма: "Есть такая профессия - Родину защищать". Для Ланового эта фраза - не отвлеченная: за ней стук сердца, шелест крови.

Семилетнего Василия с двумя сестрами отправили на лето к дедушке и бабушке. Дети приехали 22 июня сорок первого. Над Одессой в небе гул немецких самолетов. Родители об их судьбе не знали ничего - поскольку скоро дети оказались в оккупации. Самое незабываемое ощущение - как гадский фриц дал две автоматные очереди у него над головой для развлечения. От заикания вылечат потом в Москве, когда в сорок четвертом детей смогут вывезти родители.

Второе - в памяти Иван Иванович, учитель. В оккупации детей - как жителей новой Бессарабии - приказано было учить румынскому. За классом присматривал румынский офицер. Но, как запомнил Лановой, как только тот куда-то исчезал, Иван Иванович доставал из старого портфеля запрещенную литературу: "Хлопцi, зараз я вам почитаю…" Книжка Миколы Островського называлась "Як гартувалася сталь". Так что оттуда, из детства, из запечатленного в сознании, остался образ Павки Корчагина, "коммунистического Иисуса Христа", спасительного "гимна не эгоизму, а самоотречению человеческому". Во имя. Это у него и от родителей - они здоровье потеряли, но считали: стыдно ныть - это их вклад в Победу.

Это объясняет, почему Павка Корчагин для Ланового в одном ряду с Иваном Варравой. Но объясняет ли - как пастушку, крестьянскому ребенку, затаившему личную детскую злобу на фашистов, удалось войти в историю блестящим капитаном Греем под алыми парусами, лощеным ловеласом Курагиным в "Войне и мире", прирожденным графом Вронским? Василий Лановой - красив. Ненавидел "символы", которые ему приклеивали. Талантлив необыкновенно. Но к этому добавилось еще одно: достоинство. Наследственное. Его поступки и слова - мужские. Тут опять стук сердца, голос крови.

Сказочный принц Калаф - его первая большая роль на вахтанговской сцене - разгадывал замысловатые загадки капризной принцессы. Правильные ответы были в трех словах: "надежда", "кровь" и "Турандот". В жизни Лановой очень серьезно - при том, что щек он никогда не надувал, - эти три слова трансформировал в три основных понятия: "вера", "память" и "любовь".

Он часто вспоминал в интервью о "позвоночнике". Который гнуть не стоит. И - переходил к Пушкину. Он государственник такой - от Пушкина. Его "бессмертный полк" воспитан на Толстом. "Никому отчета не давать, себе лишь самому служить и угождать; для власти, для ливреи не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи".

"Для меня российская национальная идея - Пушкин: он наше все! - не раз говорил Василий Лановой. - Недаром же кто-то мудрый заметил: "Когда в России все хорошо, Александр Сергеевич - наш флаг, а когда начинаются беды, он превращается в фундамент и якорь государства".

И - без корысти. Без занудства. Без уколов в спину. "Мне не к лицу и не по летам… Пора, пора мне быть умней! Но узнаю по всем приметам болезнь любви в душе моей".

К его семидесятилетию в 2003-м году в театре поставили спектакль "Фредерик, или Бульвар преступлений" - по пьесе француза Эрика Шмитта. О судьбе романтического актера Фредерика Леметра, блиставшего два века назад на парижских сценах не самых строгих нравов и отдавшего жизнь своей божественной и проклятой профессии. Все три часа, пока идет спектакль, Лановой был на подмостках. Гордился тем, что в семьдесят - и до семидесяти пяти - мог перелететь через всю сцену на люстре и сделать сальто назад.

Он государственник такой - от Пушкина. Его "бессмертный полк" воспитан на Толстом

Жена Ирина Купченко: "Ты что, с ума сошел, зачем тебе так рисковать?". Он отвечал: "Вот когда не смогу сделать, тогда играть перестанем. А пока могу - вперед". Василий Семенович рассказывал тогда же "Российской газете" про свою коллегу, Юлию Борисову, которая такие же головокружительные кульбиты совершала в спектакле "Милый лжец" - так же не считаясь с возрастом. И он ей так же говорил: "Зачем, Юля, может не надо?". И она ему так же в ответ: "Вася, когда перестану делать, вот тогда и перестанем играть".

Такое поколение - такой закалки.

Если скажут, что теперь Василий Лановой не выйдет с "Бессмертным полком" - не верьте. "...Этот вечный огонь, нам завещанный одним, мы в груди храним". Фото: РИА Новости

Конечно, Лановой был "государственник" и "патриот". Его Корчагин и Варрава на лихом коне - были светлы по-пушкински. И мерки времени снимал актер по-пушкински: "Главный ведь бич сегодня какой? Польза, польза, польза! Деньги, деньги, деньги!" - а они в любые времена "будут являть собой образец бескорыстия и чистоты".

Напоминать, что в жизни кое-что важнее денег.

Такая вот патриотическая мысль.

В самом финале фильма "Павел Корчагин" герой выходит крупным планом к зрителю и говорит: "Если вам когда-нибудь скажут, что Павка Корчагин сложил оружие или умер, - не верьте. Это бред, брехня".

В понедельник в Вахтанговском театре - прощание с большим артистом, честным гражданином и хорошим человеком. Похоронят его на Новодевичьем.

И если скажут, что теперь Василий Лановой не выйдет на парад "бессмертного полка" - не верьте. Это бред, брехня.

"… Этот вечный огонь, нам завещанный одним, мы в груди храним".

Прощание

Проводить в последний путь Василия Ланового смогут не только его близкие и друзья. О том, что прощание пройдёт в открытом формате, "Российской газете" сообщили в пресс-службе Театра им. Вахтангова. Церемония пройдет в понедельник, 1 февраля. С 10.00 до 12.00 часов в здание театра будут пускать всех, кто придёт проститься с народным артистом СССР. Похоронят его на Новодевичьем кладбище.

Прямая речь

Римас Туминас, худрук Театра им. Вахтангова:

- Лановой был башней Вахтанговского театра, и она рухнула. ...Почувствовал: земля уходит из-под ног, душа нашего театра кричит от боли.

Вчера было горе, но сегодня светлый день - и какое-то облегчение и благодарность по отношению к нему, что мне довелось с ним встречаться и работать. Такое ощущение, что он не ушел, как не уходят из театра великие артисты, - приводит ТАСС слова Римаса Туминаса.

Он любил Пушкина и мечтал играть только такого уровня литературу и поэзию. Все ему казалось мелким и недостойным театра и зрителей.

Евгений Князев, ректор Театрального института им. Щукина:

- Потеря для меня, конечно, личная. Раньше я не мог называть себя "старшим поколением" вахтанговцев, а теперь, выходит, пора. Корифеи ушли. Теперь и Лановой - человек крепкой закваски, мощный, не умеющий останавливаться. Вчера он мог отыграть спектакль, сесть в самолет, провести в другом городе концерт, заниматься "Бессмертным полком", - а завтра вернуться в Москву и прийти на семинар к студентам. Все для него было важно, а работа с молодежью - важнее всего. Василий Семенович в Щукинском преподавал художественное слово. Учил не просто говорить, но - понимать великую культуру страны, в которой студенты живут. По тому, как у студентов поставлена речь, как они преподносят поэзию - всегда можно понять, что они вышли из рук Ланового. Помните, как говорил Иван Варавва, его герой из "Офицеров" - командир обязан думать, а не просто шашкой махать. Это как раз про Василия Семеновича.

Мария Аронова, народная артистка РФ, актриса Театра им. Вахтангова:

- Ушел еще один человек-пароход. Наш красавец, умница, талантище. По нему можно было изучать - как правильно относиться к профессии, к товарищам, к любой просьбе. Чтобы он ходил по театру без сменной обуви или в шапке?! К залу он относился как к святыне - так учили его учителя. Никогда не видела его развалившимся в костюме в кресле - он слишком уважал труд художника по костюмам, костюмеров, которые его костюм отпаривали и отглаживали. Всегда изящен, собран, аккуратен и очень галантен. Будут ли еще такие?

Подготовили Андрей Васянин, Инга Бугулова

Из интервью Василия Ланового "РГ"

У "Бессмертного полка" командиров нет

ПРО "НЕИЗВЕСТНУЮ ВОЙНУ". "В свое время Роман Кармен пригласил меня озвучивать документальный фильм "Неизвестная война". И там был эпизод - крупным планом панорама по лицам ленинградцев, добровольно записавшихся на фронт. Люди разных возрастов, в том числе женщины, девушки, матери. И слова, которые мне предстояло озвучить: "Вглядитесь в эти лица. Запомните их. Никто из этих людей не вернется живым..." Я несколько раз начинал и не мог закончить - слова, словно ком, застревали в горле и накатывались слезы..."

ПРО ВКЛАД СЕМЬИ В ПОБЕДУ. "Для меня война началась на Украине, куда я из Москвы приехал к бабушке на каникулы 22 июня 41-го года. Мама собиралась приехать следом, но - увы. Три с половиной года в оккупации - никаких знаков от родителей: живы, нет... Как я потом узнал, они работали на оборонном заводе. С первых дней войны вручную разливали в бутылки противотанковую жидкость. А это очень вредное производство. Мама, когда смогла забрать меня, была уже инвалидом первой группы, у папы - вторая группа. Никто не ныл, на судьбу не жаловался. Кто-то здоровье, а миллионы людей жизни свои положили, чтобы разбить врага. Так считали мои родители, и так считаю я - это наш, Лановых, вклад в Победу. Служение этой памяти стало святым для меня".

ПРО СЛУЖЕНИЕ ПАМЯТИ. "Когда предложили подключиться к организации шествия в Москве, я ни минуты не колебался. Слава богу, великое движение родилось. Родилось без указаний сверху, а в самой что ни на есть народной гуще. И не в одном каком-то городе, а в разных местах, везде по-своему, в разные годы, но с одним общим порывом - сохранить память о тех, кто одолел врага и защитил нашу землю. Это великая память великого поколения - так "Бессмертный полк" и надо понимать".

ПРО КОМАНДИРОВ "ПОЛКА". "В "Бессмертном полку" все рядовые. Надо делать все, чтобы люди с чистыми сердцами и помыслами были в рядах организаторов. Тут не место беспозвоночным, которые рассуждают: вот сдали бы Ленинград - и людей сохранили. А с другой стороны - надо дистанцироваться от тех, кто использует народное движение для саморекламы, хочет выдвинуться, получить должность, сделать себе биографию. Мы сами не забываем о тех, кто победил фашизм, и не даем забыть другим. На этом святом деле никто не должен зарабатывать. Все принадлежит "Бессмертному полку". А хозяин - Память".

Подготовил Александр Емельяненков

"Палитра его возможностей казалась безграничной": Умер Василий Лановой

Скончался Василий Лановой. Пылкий Павел Корчагин, неотразимый принц Калаф из "Принцессы Турандот", Анатоль Курагин из "Войны и мира", романтичный Артур Грей из "Алых парусов", Алексей Вронский из "Анны Карениной", Крис Кельвин из "Соляриса"… Народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, многие годы он был одним из самых ярких светил знаменитого актерского созвездия вахтанговцев. И одним из самых востребованных мастеров советского кино.

Василий Лановой - из крестьянской семьи. Войну встретил семилетним ребенком и уже на своем опыте знал, что такое "пули у виска". Окончив в Москве школу, хотел стать журналистом и даже начал учиться в МГУ, но очень скоро интуиция подсказала ему путь, и его с первой попытки взяли в знаменитое Щукинское училище: стране нужны актеры не только талантливые, но и красивые. А внешность, которой наградила Ланового природа, была по-своему выдающейся, и его первое появление на киноэкранах - еще в студенческую пору - в школьной драме "Аттестат зрелости" стало всесоюзной сенсацией. Молодой актер там сыграл десятиклассника Валентина Листовского, сынка богатых родителей, возомнившего себя "белой костью". Здоровый классный коллектив, разумеется, поставил его на место и к концу фильма благополучно перевоспитал гордеца, но обаяние и красота дебютанта сразили миллионы женских сердец - Василий Лановой сразу взлетел на вершину популярности.

Триумф был закреплен образом контрастным - уже не просто положительным, но и героическим: Лановой сыграл Павку Корчагина из хрестоматийной книги Николая Островского "Как закалялась сталь". Надо понимать, какое место эта книга занимала в умах юного поколения советских граждан: она была для них библией, учебником жизни, указателем, "делать жизнь с кого". И ее главный герой на экране должен был предстать своего рода идеалом, но - земным и понятным. Картину снимали Александр Алов и Владимир Наумов, тогда входившие в число главных бунтарей и надежд возрождавшегося от спячки советского кино. И фильм оказался действительно хорош, а выбор актера на главную роль - безошибочным: Лановой сумел сделать идеал с плаката живым, страстным, убежденным, реальным и близким каждому из зрителей. Он не вызывал желания умиляться или поклоняться - на него действительно хотелось быть похожим, быть таким же принципиальным и бесстрашным.

Счастливая внешность Василия Ланового тогда во многом определяла его судьбу на экране и сцене. Понятно, что в роли Калафа из "Принцессы Турандот" не мог появиться никто другой. "Вася величество" - любовно называли его коллеги, играя эту импровизационную комедию-капустник, вошедшую в театральные летописи и ставшую визитной карточкой Вахтанговского театра. В "Идиоте" он играл, конечно, Очаровательного князя. В "Каменном госте", конечно, Дон Гуана. Он был высок и статен - и как нельзя больше подходил для роли Маяковского ("Конармия"). У него была природно царственная осанка - кто иной мог явиться в роли Октавия Цезаря ("Антоний и Клеопатра")! И, разумеется, в театре никого больше не видели в роли Казановы ("Три возраста Казановы" по Цветаевой). Он с детства любил поэзию, много ее читал со сцены, уже его Валентин Листовский сумел обворожить любимую девушку не только красотой и рыцарскими повадками, но и стихами. Это был, конечно, идеальный романтический герой. Но вахтанговский театр - по природе театр ироничный, и такое необходимое качество, как самоирония, было привито Лановому со студенческих лет. Поэтому в нем совсем не было свойственной красавцам самолюбования и заносчивости, и в той же "Принцессе Турандот", которая была замешена на подтрунивании над всем и вся, он оказался совершенно своим, органичным, необходимым. Он был на своем месте и в шекспировской трагедии, и в водевиле, и в советской бытовой драме, и в политическом триллере.

Пока знаменитый театр радовал москвичей и гостей столицы, миллионы жителей страны слушали голос Василия Ланового-чтеца - он очень много работал на радио. Шли радиокомпозиции по Пушкину, Маяковскому, Баратынскому, Цветаевой, радиоспектакли по Шекспиру, Ломоносову, Тургеневу, Цвейгу, Бунину… Телевидение беспрерывно крутило телеварианты театральных спектаклей с Лановым. И были годы, когда он снимался в трех, четырех кинофильмах сразу. От революционных ("Шестое июля", "Любовь Яровая") до авантюрно-пропагандистских ("Семнадцать мгновений весны", "Офицеры", "Пятьдесят на пятьдесят"), от советских драм ("Иркутская история") до классических комедий ("Мещанин во дворянстве"). Он играл реальных исторических персонажей от Дзержинского и Троцкого до Бернарда Шоу, играл кардиналов (Ришелье), царей (Александр I) и генсеков (Андропов). Палитра его возможностей казалась безграничной. И он до конца своих дней был неравнодушен к судьбам своей страны, активно участвовал в ее политической жизни и, не формально вступив в Коммунистическую партию еще в оттепельные 60-е, оставался верным своим убеждениям во все пережитые им эпохи.

Он прожил 88 плодотворных лет и пал жертвой самой разрушительной из войн - войны с захватившим планету коронавирусом. Память о Василии Лановом будет долгой и благодарной.

Культура Кино и ТВ Наше кино Общество Утраты Умер Василий Лановой РГ-Видео