Новости

31.01.2021 21:15
Рубрика: В мире

Старые новички Байдена

Новый президент США сформировал свою команду. Обозреватели "Российской газеты" и ТАСС о том, чего от нее ждать России и миру
Ключевые назначенцы нового президента США Джозефа Байдена утверждены сенатом и заезжают в новые кабинеты. Откровенно незнакомых лиц среди них почти нет, за что и американские, да и российские специалисты в шутку называют ее администрацией Барака Обамы 2.0. Справедливо ли это? Какую политику будут проводить Джо и его команда? И кто ее будет определять - сам 78-летний президент или его назначенцы? В этом попробовали разбираться и об этом поспорить обозреватели "РГ" Игорь Дунаевский, отработавший в Вашингтоне 4 года, и ТАСС Андрей Шитов, стаж которого в американской столице - более 20 лет.
Ллойд Остин - министр обороны США. Этот отставной генерал, принимавший участие в войнах в Афганистане и Ираке, считается опытным военачальником, но широкого геополитического бэкграунда не имеет. Зато Остин давно и близко знаком с президентом Джо Байденом, хорошо знал его сына Бо (умер в 2015 году) и даже ходил с ним в одну церковь во время службы в Ираке. Фото: Reuters

Джо командует парадом?

Игорь Дунаевский: Во время предвыборной кампании после того, как Байден в первых же выступлениях отметился громкими ляпами, сложилось впечатление, что его команда во избежание ошибок спрятала стареющего политика подальше. Это наводит на мысли о том, что и во время его президентства "хвост", что называется, может пытаться "вилять собакой". Ему отведут церемониальную роль, а политику по большей части будут формировать его люди.

С одной стороны, внешняя политика, как говорят, - это "первая любовь" Байдена, много лет отработавшего в международном комитете сената. И он захочет держать руку на пульсе. Но, с другой стороны, от него ждут решения внутренних проблем. Ему нужно обуздать пандемию, и если говорить языком лозунгов, Байден должен Make America United Again. Поэтому, вероятно, ему придется в чем-то делегировать внешнюю политику своим ставленникам.

Андрей Шитов: Что касается того, кто будет реально править, отталкиваясь от своего опыта, знаю, насколько ревниво президенты США относятся к своему статусу. Уверен, что и с Байденом, пока он физически в состоянии исполнять обязанности, решать будет он.

Самый большой начальник более или менее занимается тем, чем хочет. Внешняя политика - прерогатива главы государства в любой стране. Это действительно его конек. Поэтому он и поставил руководить госдепартаментом США своего самого доверенного человека. Хотя, каким "подносчиком снарядов" окажется Энтони Блинкен, это нам время покажет.

Энтони Блинкен - госсекретарь США. Блинкен работал в аппарате национальной безопасности в администрациях Билла Клинтона и Барака Обамы, а между ними стал ключевым советником тогда еще сенатора Джо Байдена. Специалист широкого профиля, помогавший формировать политику США по Ираку, затем Украине и Сирии. Фото: Reuters

Они чьих будут?

Игорь Дунаевский: В прессе наперебой шутят о нынешней администрации как команде Обамы 2.0, на мой взгляд, как раз самых приближенных к Обаме в ней нет: Валери Джаррет и Бена Родса (бывшие советники президента), Саманты Пауэр (бывший постпред США при ООН), Майкла Макфола (бывший посол в России). Все они были ближе к Обаме, чем к Байдену.

Есть и относительно свежая кровь, особенно в аппарате нацбезопасности при Белом доме. Заметная фигура - новый советник президента США по нацбезопасности Джейк Салливан. Хваткий 44-летний чиновник, протеже Хиллари Клинтон, но успевший поработать и на Байдена. Про него в полушутку говорят, что опыта у него на десяток-другой лет больше биологического возраста.

Джейк Салливан - советник президента США по национальной безопасности. Несмотря на "юный" по политическим меркам 44-летний возраст, обладает внушительным опытом во внешней политике, в том числе был "правой рукой" экс-госсекретаря Хиллари Клинтон. Фото: Getty Images

Андрей Шитов: Это, конечно, команда демократов, а не Обамы. И когда в Белый дом пришел неопытный Обама и формировал ее, она в большей степени могла считаться командой Байдена, который наверняка всех их уже знал в Вашингтоне за десятилетия работы. В первых его кадровых решениях ощущается привкус квотирования, стремления угодить разным слоям демократического партийного электората.

Игорь Дунаевский: На мой взгляд, есть сильный привкус выбора по принципу личной лояльности и связей. Взять трио аппарата нацбезопасности - советник по нацбезопасности Джейк Салливан, госсекретарь Энтони Блинкен, министр обороны Ллойд Остин. Салливан и Блинкен давно близки к Байдену, да и между собой придерживаются схожих взглядов, публиковали совместные статьи.

В Пентагоне Байден отказался от считавшейся фавориткой кандидатуры Мишель Флурной - она дама с амбициями и самостоятельностью. Байден это почувствовал и предпочел ей отставного генерала Остина, который имеет боевой опыт, но не очень силен в геостратегии, на что указывали и эксперты. Зато Байден очень хорошо знаком с ним лично.

Если при Трампе во многом это был театр одного актера, то здесь больше вырисовывается командный подход, такая сборная единомышленников без выраженных внутренних конфликтов. В отличие от предшественника новый президент хорошо знает взгляды своих назначенцев. Они глубоко лояльны Байдену, а потому меньше склонны проводить свою самостоятельную линию, как это подчас пытались делать советники и министры Трампа.

Андрей Шитов: Слышал такую подробность, и якобы для Байдена это важно, это про людей, имевших какое-то отношение к его сыну Бо (умер в 2015 году в возрасте 46 лет. - "РГ"). Генерал Остин был с Бо знаком по службе в Ираке, где ходил с ним в одну церковь, ведь Остин тоже католик (Байден-старший - всего лишь второй в истории США президент-католик. - "РГ").

Внутренняя политика: Make America United Again?

Игорь Дунаевский: По инаугурационной речи Байдена и первым заявлениям его команды я не услышал, чтобы у него было понимание, как не на словах, а на деле объединить Америку или хотя бы сблизить две ее половины. Он заявил, что "есть правда, а есть ложь". Байден не упоминал Дональда Трампа, но здесь намекал на него и его сторонников прозрачнее всего, назвав лжецами ту практически половину Америки, которая поддержала республиканца.

Андрей Шитов: Объединение страны является главной задачей Байдена. Совершенно не понимаю, как он собирается это делать, и не только исходя из межпартийных дрязг. Да, у него есть лозунг Build Back Better (в переводе "Отстроим заново лучше прежнего"), но это не название политики. Тот же Обама писал, что у американцев нет даже общего понимания фактов. Нет этакой общей американской правды. Это любопытно и с точки зрения поиска общего знаменателя во внешней политике, когда его еще во внутренней бы найти.

Игорь Дунаевский: Примечательно и то, что на фоне обостряющейся конкуренции внутри Демократической партии между центристами и все более напористым социалистическим крылом Байден пока не назначил ни одной видной фигуры из числа прогрессистов на ключевые должности.

Андрей Шитов: Это очень важный вопрос. С точки зрения внутренней политики, если обобщать, это ключевой вопрос о роли Байдена - куда он вывернет Демократическую партию. Пока идет все, как обычно: на праймериз он ушел на фланг, а потом в центр. Но на фланге недовольны и кричат. Берни Сандерс, Элизабет Уоррен, не говоря уже о всех остальных, остались в стороне.

Внешняя политика: Опять уроки демократии?

Игорь Дунаевский: С одной стороны, после прошлогодних протестов в США и особенно недавних беспорядков у Капитолия довелось прочитать немало вроде бы самообличительных комментариев политиков-демократов и либеральных глашатаев. Они говорили и писали о том, что такие кадры раньше им доводилось видеть только в "горячих точках", а теперь имидж Америки как учителя демократии в мире безнадежно подорван. Читаешь это и возникает надежда: может быть, станут меньше читать лекции другим? Но, с другой - недавние выпады в адрес России в первые же дни правления Байдена ясно дают понять, что это посыпание головы пеплом - оно исключительно для внутренней аудитории.

В обамовской команде были сильны голоса либеральных интервенционистов, начинавших еще при Клинтоне. Учитывая, что часть из них перекочевали на топовые позиции в новую администрацию, сложно не согласиться с прогнозами правых комментаторов, по которым при Байдене эта линия на вмешательство в чужие дела под лозунгами демократизации, немного заглохшая при Трампе, получит новую подпитку.

Андрей Шитов: Во время предвыборной гонки у меня вызвало усмешку, что команда Байдена планирует в первый же год организовать саммит за демократию. Было бы любопытно посмотреть, как американцы будут учить других "не ковырять в носу", когда у них самих BLM (движение Black Lives Matter, под лозунгами которого происходили погромы в США летом 2020 года. - "РГ") и так далее.

Но не сомневаюсь, что они не будут ничего стесняться, в том числе своих пороков. Единственная надежда на то, что вода камень точит, - позорятся они не только на наших глазах, а на глазах всего мира. И годы Трампа даром не прошли. Европейцы и другие союзники США поняли, что можно и самим что-то решать, не только выравниваться в затылок старшему брату. Возможно, где-то постепенно появится ощущение, что шаг влево или вправо - это не обязательно расстрел. В НАТО и прочих структурах полно разных голосов, включая венгров, поляков, турок.

Игорь Дунаевский: Истеблишмент и пресса откровенно рады команде Байдена, видят в этом возвращение к традиционному подходу и компетентности от не всегда последовательного стиля Трампа.Но надежды про возвращение в "старые добрые времена" если оправдаются, то в лучшем случае отчасти, ведь реалии в мире совсем другие. Более того, местами эта сборная клинтонитов-обамовцев будет продолжать политику Дональда Трампа, а совсем не Обамы.

Например, на важнейшем китайском направлении. С первых дней очевидно, что Байдену не вернуться к линии времен Обамы, потому что более жесткие действия Трампа приобрели двухпартийную поддержку. На одном из первых брифингов пресс-секретарь нового президента Джен Псаки отвечала на вопросы о Китае, и ее заявления были будто по трамповской шпаргалке - те же жесткие акценты и лозунги.

Андрей Шитов: При всех разговорах против Трампа, а чего они хотят менять после него? Да, Байден вернул США в Парижское соглашение и ВОЗ, однако с выходом из ВОЗ это была какая-то совсем одиозная история. Но Трамп заставил членов НАТО платить больше денег. И что, новая администрация откажется? Я уж не говорю про Ближний Восток. Никто же не говорит, что посольство США перенесут обратно из Иерусалима в Тель-Авив.

Дженнифер Псаки - пресс-секретарь Белого дома. Псаки в представлении россиянам не нуждается, в годы администрации Обамы она стала символом взаимонепонимания между Россией и США, особенно по кризису на Украине. Впрочем, как это было и в госдепартаменте, ее новая должность скорее техническая, чем политикоформирующая. Фото: Reuters

Украинский дуэт с повышением

Игорь Дунаевский: Байден и Виктория Нуланд были главными кураторами Украины в администрации Обамы. Оба вернулись во власть, и оба с повышениями (Нуланд станет замгоссекретаря США по политическим делам). Наводит на мысль о том, что Украина снова окажется в фокусе внимания Вашингтона. Сам Байден раньше шутил, что звонил президенту Петру Порошенко чаще, чем своей жене. Но теперь, конечно, в силу занятости вряд ли будет столь часто звонить Владимиру Зеленскому.

Андрей Шитов: Начнем с того, что там и сам Хантер Байден будет. Думаю, на это в Киеве смотрят не без некоторых надежд.

С одной стороны, политические противники нового президента пытаются прижечь его украинской темой и не отвяжутся. Будут ли Байдены давать лишний повод? С другой- противники Байдена подозревают, что там есть коррупционная составляющая, некая выгода для всех заинтересованных сторон. Если так, то будет Байден эту выгоду преследовать, а мы и знать о ней не будем. Но мы можем только догадываться о реальных мотивах, что там за душой у Байдена.

Честно говоря, вообще не верю в их идеализм. Им глубоко наплевать и на нас, и на Украину. Я бы повторил наш московский тезис о том, что Украина сама по себе никому не нужна, но интересна как инструмент нажима на Россию. Этот инструмент они будут держать под рукой постоянно, и чем он будет увесистей, тем для них лучше. Новые инструменты вроде Белоруссии, Грузии, Молдавии тоже будут охотно подбираться и использоваться.

Ключевой вопрос

Какой настрой у команды Байдена к России?

Игорь Дунаевский: Обама начинал правление с "перезагрузки" с Россией. У Трампа ключевым словом было "поладить". Команда Байдена даже особого подхода не озвучивает, что намекает на отсутствие интереса к каким-либо изменениям. Авторитетный американский эксперт Томас Грэм недавно спрогнозировал, что подход Байдена к России будет заключен в формуле "принципиальный прагматизм". Но что за ней скрывается? Если судить по заявлениям новой администрации, то за исключением продления СНВ-3, отдельных мер по предотвращению столкновений друг с другом в зонах конфликтов и обменов данными о террористах никакого конструктива ждать не приходится. Иными словами, прагматизм сведется к тому, "чтобы не было войны".

Первые поручения, которые Байден дал разведсообществу по России, говорят сами за себя: расследовать домыслы о ее вмешательстве в выборы и о связях с боевиками в Афганистане, а также изучить ситуацию вокруг блогера Алексея Навального. Это все не те темы, на которых строится конструктивный диалог.

Андрей Шитов: Байден в силу возраста скорее всего станет президентом одного срока, а потому у него мало времени на формирование наследия. И стабилизация отношений с Москвой, чтобы они не деградировали дальше, может быть преподнесена как значимый внешнеполитический успех. Это вполне достижимо, учитывая, что отправная точка ниже нуля.

Дальше же придумать можно, только дай команду. Я такое тоже наблюдал. При смене настроя это идет само собой: так же, как оно само ухудшалось при нынешнем векторе, точно так же, если дать противоположную команду, оно стараниями того же самого бюрократического подполья будет само наполняться.

Игорь Дунаевский: Определенный оптимизм внушает то, что Байден не будет находиться в антироссийском прицеле и руки в диалоге с Москвой у него будут гораздо свободнее, чем у Трампа. Но мне кажется, что если у Трампа был дефицит возможностей, то у Байдена просматривается дефицит желания. Его назначенцы - Салливан, Блинкен, Нуланд - не из тех, кто запомнился призывами сотрудничать с Россией. Наконец, хорошо знакомая россиянам Джен Псаки - теперь новый пресс-секретарь Белого дома. Это, конечно, фигура техническая, не политикоформирующая. Но тоже в какой-то степени символично, ведь Байден, как говорят, выбрал ее и за внешнеполитический опыт, а опыт этот стал символом взаимонепонимания России и США.

Андрей Шитов: Меня это возвращает к теме доверия и желания. Мы не знаем, насколько искренни в них эти установки. Мы исходим из того, что у них искренняя нелюбовь к России. Но я не считаю этих чиновников автономными, самим себе хозяевами. Над ними стоит президент. Единственный правильный стиль чиновника, это подлаживание под президента. Общий настрой бюрократического аппарата это "Чего изволите?". И чего президент изволит, так и будет. Тем более если у Трампа было враждебное подполье, то здесь все возвращается на свои круги, номенклатура становится хозяйкой.

Игорь Дунаевский: Мне кажется, в Америке с ее индивидуалистским менталитетом у номенклатуры есть своя позиция или по крайней мере предрасположенность к этому. Конечно, последнее слово за президентом. Но каким оно будет, зависит и от его советников.

В отношении России это не всегда умышленный настрой, но и внутренняя инерция. У назначенцев Байдена во внешнеполитический аппарат их предвзятость к России со знаком минус чуть ли не врожденная. Как мне кажется, особенно это проявляется у тех, чьи предки эмигрировали из дореволюционной России, СССР - а это, например, и Блинкен, и Нуланд. Тут как с присказкой о том, что когда из инструментов один молоток, то все инструменты кажутся гвоздями. Какое можно найти позитивное наполнение отношений с Россией, если ты собрал сборную из тех, кто всю карьеру выступал на слушаниях с антироссийскими лозунгами?

Вот, на мой взгляд, еще один потенциальный раздражитель. Начало работы новой администрации в США совпало с незаконными акциями протеста в России 23 января. И люди Байдена сразу обозначили, что в привычной для себя манере от нравоучений по внутренним процессам в России не откажутся.

В сентябре в России выборы в Госдуму и по тому, какой тон с первых дней задает Белый дом, сложно представить, чтобы обошлось без очередных попыток Вашингтона "раскачать лодку", что закономерно вызывает раздражение у Москвы.

Эти сложившиеся взгляды кадрового аппарата являются фильтром и придают оттенок формированию политики, влияют на то, какую фактуру подбирают президенту. От этого зависят уже его решения, ведь он как фигура занятая, за всем не уследит. Как пример - ситуация, которая была с поставками оружия на Украину. Обама так и не принял такого решения, несмотря на давление тех же Байдена и Нуланд. Трампа с точки зрения внешней политики это вообще не интересовало, он даже специально вычеркнул упоминание об этом из платформы Республиканской партии. Но люди из его окружения нашли способ правильно это преподнести с точки зрения его приоритетов: убедили, что за все заплатит Украина, что это рабочие места для американского ВПК. Это были ключевые "пунктики" Трампа, и он сразу же дал "зеленый свет" поставкам противотанковых комплексов "Джавелин" для ВСУ.

Андрей Шитов: Этот довод можно развернуть и в обратную сторону. В итоге-то все эти хитроумные исполнители вынуждены ловчить и добиваться того, чтобы президент наложил нужную резолюцию. Что касается исполнителей, для меня остается неясным, что за мотивация у них действовать против России, кроме предвзятости, в которую я не очень верю. Ради чего внушать что-то своему начальнику, чего он сам не предлагает? Им надо понять, что выгодно начальнику, что выгодно контрагентам, и постараться предложить какой-то выгодный вариант. Нормальный аппаратчик-карьерист будет подстраиваться под желание босса. Он может и сам инициативно предлагать другие варианты, убеждая, что это в интересах начальства. Но должна быть понятна эта выгода, а в чем она?

Игорь Дунаевский: В том, что касается антироссийской линии, таких мотивов может быть несколько. Назначенцы Байдена по политическим меркам еще относительно молоды (Блинкену - 58, Салливану - 44), у многих из них могут быть планы на будущее. И если указания президента вдруг будут противоречить воззрениям истеблишмента, от которого это будущее может зависеть, чиновники могут не спешить выполнять их. Так произошло с попытками Трампа "поладить" с Россией. С Байденом такое выглядит маловероятным в силу единомыслия в его команде. Но как они отреагируют, если президента вдруг понесет не в ту, с их точки зрения, сторону?

Мне кажется, для поворота в лучшую сторону необходимо, чтобы какая-то заметная часть внешнеполитического истеблишмента США была на это настроена, верила, что диалог с Россией может быть выгодным. А сейчас прочный консенсус в Вашингтоне в том, что Россия - это противник. Грядущий директор ЦРУ Уильям Бернс в прошлом году обозначал коридор взаимодействия с Москвой между "острым соперничеством" и "откровенной враждебностью". И с ходу выйти за эти пределы администрации будет сложно, даже если у нее возникнет такое желание.

Что касается насчет "как прикажут", то, как мне думается, такие приказы уже есть - это санкции, заложенная на уровне американских законов мощная антироссийская база. Она буквально принуждает любую администрацию США постоянно "копать" под Россию, раз в несколько месяцев отчитываться о расширении санкционных списков. И тем самым обеспечивает постоянное негативное наполнение отношений.

Уильям Бернс - выдвинут на должность директора ЦРУ. Бернс - кадровый дипломат, в том числе поработавший послом США в России (2005-2008). В 2013 году вышел в отставку и с тех пор возглавлял Фонд Карнеги в США. Фото: Getty Images

Андрей Шитов: Для меня здесь ключевое слово "принуждает". Для них это неприятно. В обамовские времена я знал это как факт. Спрашивал, например, Селест Уолландер (ключевой советник Барака Обамы по России. - "РГ"), когда конгресс вязал руки Белому дому. Это была и их публичная позиция: "Мы против того, чтобы нас обязывали вводить санкции". Это прерогатива исполнительной власти. Мне кажется, это противоположное по мотивационному заряду воздействие. Поэтому не думаю, что такое законодательство будет определяющим с точки зрения настроя новой администрации.

Не беру смелость утверждать, что мои доводы про их мотивы отражают некую реальность. Про реальность никто не знает, все только догадываются, что в голове у этих людей. Но по своему опыту мне кажется, ими прежде всего двигают свои шкурные политические интересы. Я верю в возможность оптимизма.

В мире США Россия и США