Новости

02.02.2021 17:56
Рубрика: Культура

Киркоров как угроза демократии

В Литве развернулась нешуточная политическая кампания с требованиями предотвратить угрозу национальной безопасности и европейским ценностям, которая исходит от популярных российских исполнителей. Ее участниками оказались весьма серьезные фигуры государственной жизни этой балтийской республики - министры, парламентарии, лидеры общественного мнения. Смысл их высказываний крайне прост - надо запретить въезд в страну всем, кто не разделяет позиции литовской политической элиты и евросоюзовской бюрократии по актуальным политическим и этическим проблемам. Тем предостаточно - от государственной принадлежности Крыма до правового положения трансгендеров.

Во всем, разумеется, виновата пандемия. До нее ездил себе Филипп Киркоров в Вильнюс и другие города соседней страны без всяких ограничений. Но надо было случиться этой вирусной напасти, и два литовских агентства, которые устраивали гастроли русских артистов, обратились к властям за финансовой поддержкой: все выступления были отменены, и организаторы понесли большие убытки. Проблема, с которой столкнулись продюсерские компании, занимающиеся концертной деятельностью во всем мире. Помощь была оказана, и на этом можно было бы поставить точку. Если бы не патриотически настроенные журналисты, которые обрушились на власти, поддерживающие "агентов Кремля". Понятно, что представители властей не могли не проявить еще больший патриотический пыл. И Филипп Киркоров, равно как и М. Шуфутинский со товарищи оказались в гуще политических разбирательств, когда чиновники, ответственные за выделение финансовой поддержки антипатриотам от концертной деятельности, должны были покаяться в грехах и провести публичную работу над ошибками.

Бывшая председатель Литовского совета по культуре, которая недавно стала вице-министром культуры Литвы, Д. Урбанавичене, распорядившаяся выделить эти злосчастные субсидии, оправдывала свои действия тем, что в расчет брали "только экономические и юридические аспекты". Но и ей пришлось заявить, что необходимо отстаивать ценности литовского общества от "пропутинских исполнителей", то есть от Киркорова с Шуфутинским. Дальше больше - в процесс борьбы с "прокремлевской мягкой силой" включились самые весомые фигуры литовской политической жизни.

Я не могу представить себе Киркорова в обличье героя, потрясающего основы литовского общества

Пусть на меня не обижается Ф. Киркоров, к которому я отношусь вполне уважительно, все-таки не могу себе представить его в обличье героя, потрясающего основы литовского общества и европейских ценностей. И, честно говоря, с трудом могу представить себе, какую угрозу для литовской государственности представляют Григорий Лепс и "Хор Турецкого", которые еще раньше не были допущены в Вильнюс и другие города республики. Казалось, кого может волновать, какие политические взгляды у артиста, которого публика любит за исполнение песен "Я поднимаю свой бокал…" или "Зайка моя"? Но, видимо, волнует, так как официальный Вильнюс внес певца в список "нежелательных лиц" сроком на пять лет. Впрочем, после такой высокой оценки политического веса Филиппа Киркорова литовскими властями, он вполне может претендовать на место депутата Государственной Думы РФ.

Совершенно гоголевская история. Ее бы замечательно описал Казис Сая, выдающийся драматург и прозаик, чья "Охота на мамонтов" в постановке Йонаса Юрашаса, одного из самых глубоких режиссеров литовской сцены, в Каунасском драматическом театре в 1968 году обнажала абсурд советской жизни этого незабвенного времени. Помню, как в компании Видмантаса Силюнаса и Лидии Жуковой, уже в ту пору маститых московских критиков, мне довелось участвовать в дискуссии с местными партийными и советскими властями, доказывая, что ни драматург, ни режиссер не предполагают разрушить до основания ни социалистический реализм, ни саму систему советской государственности. И это спасло спектакль. Именно тогда, посмотрев в Каунасе Видмантаса Силюнаса влюбился в Руту Сталилюнайте, выдающуюся литовскую актрису, которая потом сыграла Барбору Радвилайте, Нору, Клеопатру и многие другие роли, прославившие ее за пределами своего Отечества. В начале 70-х открыл для себя Юозаса Мильтиниса и его великий театр в Паневежисе, где собралась труппа выдающихся актеров. Мы вспоминали этого гениального мастера с Донатасом Банионисом, который был одним из самых популярных артистов советского кинематографа, когда делали вместе с Катей Андронниковой телевизионную программу, посвященную этому уголку "обетованной земли" литовской театральной культуры. Никогда не забуду легендарную Монику Миронайте, мы с ней подружились после того, как она сыграла героиню в спектакле "Средство Макропулоса"... Поймал себя на мысли, что вспоминаю только тех, кому уже ничего не угрожает из-за того, что они были знакомы с автором этих строк. Даже К. Сае, которому в следующем году будет 90 лет, чего ему бояться.

Даже если меня внесут в список "нежелательных лиц", не перестану любить поэзию Майрониса

Литовская культура всегда была важной частью моей жизни. Многие писатели, актеры, режиссеры, музыканты были и остались если не друзьями, то хорошо знакомыми людьми. Они внесли огромный вклад в наш общий художественный опыт. Их чтут по сей день читатели и зрители, мало обеспокоенные тем, за какую партию они голосуют у себя дома. У меня не было сомнений, когда я назначал Римаса Туминаса на пост художественного руководителя Театра имени Евг. Вахтангова, он был близок творческой индивидуальности этого коллектива как никто другой. Поэтому позволил себе не интересоваться, как он относится к расширению НАТО на Восток. Понимаю, что после этой заметки меня могут внести в список "нежелательных лиц" для въезда в Литовскую Республику. Но от этого не буду меньше любить поэзию Майрониса или Юргиса Балтрушайтиса.

Культура Культурный обмен Колонка Михаила Швыдкого