Новости

03.02.2021 18:22
Рубрика: Культура

Вендетта на миллион

Лиам Нисон в роли благородного заступника
Лиам Нисон, конечно, - актер выдающийся. Едва заметные перемены во взгляде, промелькнувшая полуулыбка, морщины у глаз многое пережившего человека - все не просто выразительно, но и весьма содержательно. Атлет в молодости, теперь он все больше напоминает Клинта Иствуда и работает в его амплуа одинокого поборника справедливости.
Лиам Нисон в роли борца за справедливость, одинокого и жертвенного. Фото: "Вольга" Лиам Нисон в роли борца за справедливость, одинокого и жертвенного. Фото: "Вольга"
Лиам Нисон в роли борца за справедливость, одинокого и жертвенного. Фото: "Вольга"

В новом фильме "Заступник" эта преемственность подчеркнута: герои в гостиничном номере смотрят по телевизору молодого Иствуда. Да и режиссер картины Роберт Лоренц известен тем, что работал на фильмах Иствуда "Малышка на миллион", "Таинственная река", "Флаги наших отцов", "Непокоренный", и заметно, что многому у мастера учился.

Во всяком случае, первое, что бросается в глаза в "Заступнике", - это и внешнее и внутреннее сходство Джима, героя Лиама Нисона, с классическими персонажами Иствуда. Это сам стиль картины, более характерный для кино второй половины ХХ века, - с его взрывной смесью мужественности и открытого, не стесняющегося себя мелодраматизма, с беспрерывным музыкальным аккомпанементом, поддерживающим атмосферу тревожного ожидания. Режиссер не чурается того, что поверхностный наблюдатель назовет старомодностью, даже купается в ней, играет с ней, откровенно манипулируя эмоциями зрительного зала.

Герой фильма Джим Хэнсон - владелец ранчо в Аризоне на границе с Мексикой. В прошлом морской пехотинец, ветеран войны во Вьетнаме, недавно потерял жену. Теперь с псом Джексоном он объезжает на потрепанном джипе свои небогатые владения, ломая голову, где раздобыть денег, чтобы расплатиться с долгами. На беду, ему попадаются женщина с сынишкой - беженцы из Мексики, которые спасаются от могущественного картеля. В короткой схватке с членами банды погибает брат ее главаря, и назревает крутая драма мести, а подстреленная мама, умирая, вручает Джиму судьбу своего Мигеля и мешок денег неизвестного, но явно нечистого происхождения. Такова завязка. Затем начнутся гонки по просторам Америки: Джим с Мигелем мчат в Чикаго, где живут родственники мальчугана и есть вкусные хотдоги, а банда головорезов их выслеживает. Довольно стандартная схема голливудского вестерна-триллера о вендетте, о смертельной схватке одинокого борца за справедливость и враждебной среды, где опасны не только правящие бал банды, но и сомкнувшиеся с ними представители закона. Мы уже много видели такого рода погонь и знаем, что они сильны не оригинальностью сюжета, а степенью напряженности действия и его непредсказуемости.

В этом смысле фильм не разочаровывает: смотришь со стиснутыми кулаками. В нем есть все внешние признаки большого голливудского стиля: сильный герой, ясная цель, благородная идея, оттаивание ожесточившихся сердец. Есть сверхъестественная жертвенность, когда герой, выполняя мольбу незнакомой женщины, готов потерять все, включая жизнь. Есть смертельная и потому захватывающая "игра в кошки-мышки" - один из самых популярных сюжетов Голливуда от комедийных "Тома и Джерри", породивших на свет наших Волка и Зайца, до леденящей душу "Дуэли" Спилберга. Есть некоторая доза морализующей, не слишком убедительной назидательности - я имею в виду сцену, когда Джим и Мигель, подобно Настасье Филипповне из Достоевского, предают огню пачки неправедно нажитых денег - тех самых, которые могли бы вызволить одного из долговой ямы, другого - из кошмара неизвестности. Впрочем, такие символичные эпизоды - один из опознавательных знаков американского кино, склонного к нежданным всплескам идеализма.

Очень правильные, но нечеловечески прямолинейные, слишком обнажающие менторскую "сверхзадачу" и потому предсказуемые эпизоды разбросаны по всему фильму. Если в багажнике есть ружье - оно выстрелит, если нас влюбляют в симпатичную собаку - ее придется оплакивать, сдерживая скупую мужскую слезу; если малыш Мигель учится стрелять - ему будет принадлежать решающий выстрел. Маленький мексиканец наивен и верит в "тот свет" - видавший виды американец трезво смотрит на жизнь и знает, что "нет никаких небес - их придумали для утешения". Сценаристы-дебютанты Крис Чарльз и Дэнни Кравиц любовно коллекционируют в сюжете наиболее популярные фабульные повороты классических "дорожных триллеров". В роли главаря картеля Маурицио колумбийский актер Хуан Пабло Раба с его "отрицательной харизмой" и взглядом исподлобья - штампованный образ профессионального убийцы. Чисто служебная роль в немноголюдном фильме отведена падчерице Джима, она же агент полицейского патруля, которая появляется только для того, чтобы напомнить о подстерегающих упрямого отчима опасностях (актриса украинского происхождения Екатерина Винник).

Фильм похож на крутой приключенчес­кий сон, несообразности которого заметишь, только когда очнешься 

Саспенс картины, как ему и положено, накапливается постепенно и достигает довольно высокого накала. На пути к развязке авторы лихо накручивают красиво придуманные и неизменно поучительные сюжетные зигзаги; смертные враги, стреляющие подло и на поражение, в последнюю минуту проявят благородство истинных воинов. Финал в меру патетичен, слезоточив и по-своему эффектен, но в нем нарушена логика характеров: его нельзя трактовать иначе как неожиданное предательство Мигеля, до сих пор мальчугана отважного, умного и уже познавшего цену жертвенности. Как и положено фильмам-погоням, картина оставляет ощущение захватывающего приключенческого сна, несообразности которого заметишь только когда очнешься.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и театр с Валерием Кичиным