Новости

10.02.2021 19:04
Рубрика: Общество

Убить пересмешника

Нужны ли реальные наказания за виртуальные угрозы?
Не уступлю! Не поступлюсь! Я тебя убью! Жесткая радикализация сетевой полемики. Соревнование с минимальным уважением превратилось в эпидемию унижений. В пандемию вирус невероятной виртуальной агрессии вышел из бокса изоляции. Доходит до черты опасных угроз, виртуального убийства другого человека. Должны ли сетевые радикалы нести реальное наказание? - на вопрос отвечают эксперты "РГ".
Когда в соцсетях гремят политические баталии, забываешь, что "Фейсбук" был создан "для котиков". Фото: addricky / istockphoto Когда в соцсетях гремят политические баталии, забываешь, что "Фейсбук" был создан "для котиков". Фото: addricky / istockphoto
Когда в соцсетях гремят политические баталии, забываешь, что "Фейсбук" был создан "для котиков". Фото: addricky / istockphoto

Разруха в головах...аутсайдеров

Жесткую радикализацию полемики и рост агрессии и ненависти в соцсетях многие привыкли объяснять знаменитой фразой профессора Преображенского: "Разруха не в клозетах, разруха в головах". "Разруха в головах", действительно, иногда в полной мере свойственна участникам сетевых дискуссий в стиле "чтоб ты сдох" или "я убью тебя, лодочник!". Однако хорошо бы, указывая на разницу в интеллектах профессора Преображенского и Шарикова, не забывать про разницу и в стартовых условиях для развития интеллекта в семьях "со средствами" и в семьях тех, кто многих благ был лишен, считает координатор Центра безопасного интернета, ведущий аналитик РОЦИТ( региональный общественный центр интернет-технологий) Урван Парфентьев.

И не у всех у нас в предках профессора Преображенские, могут быть и условные Шариковы со Швондерами, как аутсайдеры истории. Мы должны научиться сочувствовать позиции аутсайдеров, если хотим примириться, уверен Урван Парфентьев. Установка замечательная, но кто аутсайдер, например, в ситуации недавней виртуальной драки с политиком, покритиковавшим и власть, и главу оппозиции?Сам критик? Может быть, иногда в политике, и да, но уж точно не в мысли и интеллектуальной логике. Те, кто напали на него, - аутсайдеры? Ну разве что по отставленности от официальных медийных благ, но явно не по скорости ума, пусть даже и такого, от которого всем нам "горе".

Правовые последствия угроз в интернете эксперты "РГ" разбирают в рубрике "Юрконсультация"

Похоже, что соцсети, это, наоборот, место сатисфакции для аутсайдеров. Как для бывших или безосновательно претендующих на это властителей дум. В соцсетях, наоборот, многие как раз выпрыгивают из аутсайдерских позиций. Говоришь резко, хлестко, грязно матерясь или глумясь, и вот у тебя миллионы лайков, и ты уже не аутсайдер. Соцсети - место, где утонувшие, выпавшие, отставшие вдруг оказываются на гребне волны благодаря эпатажу и слому всевозможных моральных и культурных табу. Розовые волосы, густой и непосредственный мат, дурацкие конкурсы с метанием дротиков, и все это ( иногда перемноженное на новую искренность) кончается миллионом лайков и столь же миллионными рекламными доходами.

Ничего себе аутсайдеры...

Реальны ли виртуальные угрозы?

- Статья известного политика об известном оппозиционере во многом действительно справедливая, - говорит писатель Роман Сенчин. - Последний не такой простой человек, как его пытаются воспринять и вообразить некоторые. Он на свой манер диктатор, только оппозиции. Может быть, ситуация его критики и не безупречная... Но в адрес критика в ответ вдруг такое понеслось! Забудешь, что "Фейсбук" был создан "для котиков" ( рассказов девушек о том, какие милые у них котики), котиков все меньше и меньше, зато политические баталии гремят только так.

Шансов перейти в серьезную дискуссию у этих "боев без правил" почти нет. Присутствие в соцсетях словно сплющивает наше восприятие, мешает видеть ситуацию объемно. " Каких-то серьезных статей мы не видим, да и скучно читать статьи в "Фейсбуке", - замечает Роман Сенчин. - Это скорее место для коротких хлестких реплик, и они становятся все хлестче и хлестче. И даже законодательный запрет на матерные ругательства, я думаю, не остановит этот град. К сожалению".

Может быть, эти отвратительные поединки с переборами в оскорблениях все-таки пусть безобразная, но игра? "Когда кто-то кого-то вовсю поливает в интернете, трудно себе представить, что при очной встрече они подерутся, - сомневается Роман Сенчин. - Люди уходят в соцсети и активно ненавидят там друг друга, сидя в разных концах Москвы, а то и в разных городах и странах. Сложно встать и поехать с одного конца города на другой и набить оппоненту морду. И я думаю, что при личном общении и расхотелось бы. Мордобитие творится именно в соцсетях, и оно виртуальное".

Однако ковидные времена показывают, что все не так просто. Вербальная угроза может стать и на наших глазах становится реальной, считает доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ Сергей Ениколопов. " Я бы взял на себя смелость пересмотра философичности фразы Федора Тютчева: "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется...", - говорит он. - Увы, в связи с ростом виртуальной агрессии в соцсетях могу утверждать - дано". Данные, на которые опирается Сергей Ениколопов, основаны на научных исследованиях. Согласно им, в российском массовом сознании в половине случаев (!) все сливается в один - анонимный, понимаемый как "можно все, никто не узнает" принцип. "Меня, конечно же, поспешат опровергнуть блогеры, настаивая, что сетевые высказывания "чтоб ты сдох" всего лишь "фигура речи", - говорит Сергей Ениколопов. - А ученые подчеркнут, что есть же и другая половина носителей массового сознания, которые проводят четкую грань между реальностью и виртуальностью". Но при этом Сергей Ениколопов уверен, что на вечный вопрос русской литературы "Что делать?" сейчас надо давать предельно не литературный ответ: нужно начинать развенчивать, а то и дискредитировать социальные сети. "На данном этапе только так можно остановить рост ненависти и страхов, которые порождает Сеть", - подчеркивает он. По его мнению, в Сети сейчас происходят совсем не шуточные и не игровые вещи. "Какой-то психически неуравновешенный человек написал в Сети угрозу, сняв тем самым свой комплекс или навязчивый страх, - объясняет эксперт. - Ему стало легче. Другой, испугавшись или поверив, его повторил. Десятый-сотый угрозу растиражировали. Таким образом, из вседозволенности отдельных личностей формируется социальная разнузданность сетевого пространства, что и дает рост агрессии и ненависти в Сети. И тут мы должны учить каждого: "Сказал? Ответь". Только так можно рассчитывать на то, что сетевое мышление осилит вторую часть знаменитого высказывания Тютчева: "...И нам сочувствие дается, как нам дается благодать".

Побывал в Воронеже? Уже виноват

- Когда меня спрашивают, как снизить уровень агрессии в соцетях, я даю три ответа - терпеливо повышать общий уровень культуры, расширять позитивный контент в Сети, но параллельно включать режим санкций, - говорит Урван Парфентьев. - Потому что только тогда носитель виртуального насилия осознает, что его анонимность видима, а Уголовный кодекс РФ - жесткая реальность. И сможет удержать себя от пожеланий типа "чтоб ты сдох" или угроз "я убью тебя, лодочник".

Роману Сенчину агрессия в соцсетях отчасти кажется последствием того, что у нас сейчас почти нет хороших дискуссионных площадок и клубов. " В ток-шоу на ТВ, увы, давно утвердились одни и те же лица и звучат одни и те же ноты, - говорит он. - Поэтому люди уходят в соцсети и активно ненавидят там друг друга".

Один психически неуравновешенный человек, написав в Сети угрозу, вызывает шквал агрессии. Нас спасет принцип: "Сказал? Ответь" 

По его наблюдениям, особая агрессия, когда люди уже перестают стесняться друг друга, обострилась с весны прошлого года. "Сказалось то, что мы живем изолированно, у нас нет разговоров вживую, живого общения, - говорит он. - Сидим на кухнях, у многих есть что поесть - поэтому жуем и заодно раздраженно пишем что-то в соцсети". И похоже, что агрессия в интернете возникает уже по любому поводу. " Я не так давно побывал в Воронеже, где центр города с ажурными балконами, старыми домами и деревьями похож на традиционный Париж. Я и написал: побывал в Воронеже, как съездил в Париж. И тут же выросла куча комментариев: "Столько же нищих? Столько же бомжей?". Вал злости, язвительности, агрессии. А я совсем о другом писал" - улыбается писатель. Поэтому, когда закончится карантин, надо вспомнить нашу жизнь в начале нулевых., считает Роман Сенчин. "Тогда в Москве была масса клубов. Туда приходили, выпивали пиво и спорили между собой. И, в общем, хотя баталии были довольно жесткие, до драк не доходило, - вспоминает писатель. - Такой клуб был на 1-й Брестской, клуб "Жесть", различные литературные "ОГИ", "ПирОГИ", "Билингва". Там - всегда неформально - собиралась молодежь, были ведущие, и споры проходили живо, бодро. А когда нет такого личного общения, то люди либо выбиваются на площади (и мы видим, к чему это все приводит), либо сидят в соцсетях и матерят друг друга. И происходящее в соцсетях разрушает нас. Тут бы найти какую-то созидательную точку для разумной позиции. Но пока все превращается в кучу разрушительных точек.

Общество СМИ и соцсети